Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Зарубежная фантастика - Станислав Лем Весь текст 19.68 Kb

ЗДИТ: Путешествие 12

Предыдущая страница
1  2
долго успокаивать ее.
     При  последующем дворцовом перевороте Мастозимаза погибла, а я спасся
бегством  через окно. От нашего брака остался только бело-фиолетовый  цвет
государственных знамен. Убежав, я разыскал в лесу поляну с  ускорителем  и
хотел  выключить  его,  но  потом мне пришло в  голову,  что  лучше  будет
подождать,   пока   микроцефалы  создадут  у  себя  более  демократическую
цивилизацию.
     Некоторое  время  я  прожил в лесу, питаясь лить кореньями  и  только
ночью  приближаясь  к стойбищу, которое быстро превращалось  в  обнесенный
частоколом город.
     Сельские  микроцефалы занимались земледелием, городские  нападали  на
них,  насиловали  их  жен, а их самих убивали и грабили.  Из  всего  этого
быстро  родилась  торговля. В то же время окрепли  религиозные  верования,
ритуал   которых  усложнялся  с  каждым  днем.  К  моей  великой   досаде,
микроцефалы  утащили ракету с поляны в город и поставили  посреди  главной
площади как божество, окружив стенами и стражей. Несколько раз земледельцы
объединялись, нападали на Лиловец (так назывался город) и общими  усилиями
разрушали его до основания, но каждый раз он очень быстро отстраивался.
     Этим   войнам  положил  конец  царь  Сарцепанос:  он  сжег   деревни,
выкорчевал  под корень леса и уничтожил земледельцев, живших под  городом.
Так  как  жить  мне больше было негде, я пришел в Лиловец. Благодаря  моим
знакомствам  (дворцовая  прислуга помнила меня со  времен  Мастозимазы)  я
получил  должность тронного массажиста. Сарцепанос полюбил  меня  и  решил
дать мне чин помощника государственного палача, в ранге старшего мучителя.
В  отчаянии кинулся я на поляну, где работал ускоритель, и поставил его на
максимальное  действие. В ту же ночь Сарцепанос умер от  обжорства,  и  на
трон  вступил  военачальник Тримон Синеватый. Он  ввел  табель  о  рангах,
подати и принудительный рекрутский набор. От военной службы меня спас цвет
кожи:  будучи признан альбиносом, я не имел права приближаться к  царскому
жилищу. Я жил среди невольников, и они называли меня Ийоном Бледным.
     Я  начал  проповедовать всеобщее равенство и разъяснять свою  роль  в
общественном  развитии  микроцефалов. Вскоре вокруг  меня  сгруппировалось
множество сторонников этого учения, которых назвали Машинистами,  начались
волнения   и  бунты,  кроваво  подавленные  гвардией  Тримона  Синеватого.
Машинизм был запрещен под страхом защекотания насмерть.
     Несколько  раз  мне  приходилось убегать  из  города  и  прятаться  в
городских   рыбных   садках,  а  мои  приверженцы  подвергались   жестоким
преследованиям. Потом на мои публичные лекции стало собираться все  больше
и  больше  высокопоставленных  лиц  -  конечно,  инкогнито.  Когда  Тримон
трагически скончался, по рассеянности перестав дышать, царем стал Карбагаз
Рассудительный.  Это  был сторонник моего учения,  возведший  его  в  ранг
государственной религии. Я получил титул Хранителя Машины  и  великолепное
жилище  по  соседству с дворцом. У меня было множество дел,  и  я  сам  не
заметил,  как  подчиненные мне жрецы начали проповедовать о моем  небесном
происхождении. Напрасно старался я этому помешать. В то же время  возникла
секта    Антимашинистов,   утверждавших,   что   микроцефалы   развиваются
естественным  путем  и  что  я  - всего лишь  бывший  невольник,  который,
выбелившись мелом, пытается морочить народ.
     Вождей  секты схватили, и царь пожелал, чтобы я в качестве  Хранителя
Машины осудил их на смерть. Не видя иных возможностей, я убежал через окно
дворца и некоторое время скрывался в рыбных садках. Однажды до меня  дошла
весть, что жрецы проповедуют о вознесении на небо Ийона Бледного, который,
выполнив свою планетную миссию, вернулся к своим божественным родителям. Я
пошел  в  Лиловец,  чтобы это опровергнуть, но толпа, преклонявшая  колени
перед  моими  изображениями, при первых же словах  хотела  забросать  меня
камнями.  Жреческая  стража спасла меня, но лишь затем,  чтобы  бросить  в
темницу  как самозванца и святотатца. В течение трех дней меня  скребли  и
терли, чтобы удалить предполагаемые белила, с помощью которых, как гласило
обвинение,  я  притворялся вознесшимся на небеса Бледным.  Так  как  я  не
голубел,  решено  было  подвергнуть меня пытке. От этой  неприятности  мне
удалось  спастись  благодаря  одному  стражнику,  доставшему  мне  немного
голубой  краски.  Я  живо  кинулся в лес,  где  находился  ускоритель,  и,
порядком  повозившись,  поставил его на еще большее  ускорение  в  надежде
приблизить таким образом наступление порядочной цивилизации, а  затем  две
недели скрывался в рыбных садках.
     Я  вернулся в столицу, когда были провозглашены республика, инфляция,
амнистия  и равенство сословий. На заставах уже требовали документы,  а  у
меня никаких не было, так что меня арестовали за бродяжничество. Выйдя  на
свободу,  я  за  неимением  средств к жизни стал курьером  в  Министерстве
просвещения. Министерские кабинеты сменялись иногда дважды в сутки, а  так
как каждое новое правительство начинало свою деятельность с отмены прежних
декретов  и издания новых, мне все время приходилось бегать с циркулярами.
В  конце концов у меня распухли ноги, и я подал в отставку, впрочем не при
нятую,  так  как в стране было военное положение. Пережив республику,  две
директории,  реставрацию  просвещенной  монархии,  авторитарное  правление
генерала  Розгроза  и его гильотинирование, я потерял  терпение  при  виде
медленного развития цивилизации и еще раз принялся регулировать аппарат; в
результате  в  нем сломался какой-то винтик. Я не обратил на  это  особого
внимания, но дня через два заметил, что творится что-то необычайное.
     Солнце  вставало  на  западе, на кладбище  слышались  какие-то  шумы,
встречались  воскресшие покойники, состояние которых улучшалось  с  каждой
минутой, взрослые люди уменьшались на глазах, а детишки куда-то исчезали.
     Вернулись   правление   генерала  Розгроза,  просвещенная   монархия,
директория  и,  наконец,  республика. Увидев собственными  глазами  идущее
задним  ходом погребальное шествие царя Карбагаза, который через  три  дня
встал с катафалка и был разбальзамирован, я понял, что, вероятно, испортил
аппарат  и время пошло вспять. Хуже всего было то, что я замечал  признаки
помолодения  на  собственной  особе.   Я решил  подождать  воскресения
Карбагаза I; тогда я снова стану Великим Машинистом и, пользуясь тогдашним
своим влиянием, без труда смогу попасть внутрь обожествляемой ракеты.
     Однако хуже всего был ужасающий темп изменений; я не был уверен,  что
дождусь  нужной минуты. Каждый день я становился под деревом  во  дворе  и
отмечал   черточками  свой  рост:  я  уменьшался  с  огромной   скоростью.
Сделавшись  Хранителем  Машины  при  Карбагазе,  я  выглядел   не   старше
девятилетнего, а еще нужно было собрать запасы пищи на дорогу. Я сносил их
в  ракету  по ночам, и это стоило мне немалых трудов, так как я становился
все  слабее. К величайшему моему изумлению, я заметил, что в свободные  от
дворцовых занятий минуты меня охватывает желание поиграть в пятнашки.
     Когда ракета была уже готова к отлету, я на рассвете скрылся в ней  и
хотел  взяться  за стартовый рычаг, но оказалось, что он  слишком  высоко.
Чтобы его передвинуть, пришлось взобраться на стул. Я хотел выругаться  и,
к  своему ужасу, убедился, что могу только пищать, как младенец. В  момент
старта  я  еще  ходил,  но, видимо, приданный мне импульс  действовал  еще
некоторое время, так как уже вдалеке от планеты, когда ее диск превратился
в  светлое  пятнышко, мне с трудом удалось подползти к бутылке с  молоком,
заранее припасенной мною. Таким способом мне пришлось питаться целых шесть
месяцев.
     Полет  на  Амауропию занимает, как я уже сказал, около тридцати  лет,
так  что,  вернувшись  на Землю, я не вызвал своим видом  тревоги  у  моих
друзей. Жаль только, что я не умею фантазировать, иначе мне не пришлось бы
избегать встреч с Тарантогой, и я сумел бы, не обижая его, выдумать какую-
нибудь сказку, чтобы польстить его изобретательским талантам.


Предыдущая страница
1  2
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама