Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Explanations of the situation why there is no video
StarCraft II: Wings of Liberty |#14| The Moebius Factor
StarCraft II: Wings of Liberty |#13| Breakout
StarCraft II: Wings of Liberty |#12| In Utter Darkness

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Зарубежная фантастика - Артур Кларк Весь текст 354.75 Kb

Свидание с Рамой

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 11 12 13 14 15 16 17  18 19 20 21 22 23 24 ... 31
     Кто-то хихикнул, но тут же прикусил язык и предпочел не называть себя.
     - Знаешь, - сказал капитан, помолчав, - твоя теория достаточно безумна, чтобы оказаться правильной, И я, пожалуй, не хотел бы, чтобы она подтвердилась.., по крайней мере до тех пор, пока мы не переберемся обратно на "большую землю".
     В ширину небесный Нью-Йорк был почти таким же, как остров Манхэттен, но по планировке не имел с ним ничего общего. Прямолинейные артерии встречались редко, их заменяла путаница коротких концентрических дуг, соединенных между собой радиальными спицами. К счастью, заблудиться внутри Рамы было практически нельзя: один взгляд на небо - и направление оси на север - юг определялось с полной непреложностью.
     Чуть ли не на каждом перекрестке они останавливались, чтобы выполнить очередную панорамную съемку. Разложи эти сотни панорам по порядку - и будет несложно, хотя, пожалуй, и скучновато, воссоздать точную модель города в любом масштабе. И что получится? Нортон сильно подозревал, что, над этой головоломкой ученые будут корпеть столетиями.
     Над Нью-Йорком висела тишина, и вынести ее здесь, казалось, еще труднее, чем на равнине. Город-машина обязан был издавать хоть какие-то шумы, и тем не менее - ни намека на гудение электрических проводов, ни шороха, сопровождающего механическое движение. Несколько раз Нортон приникал ухом к мостовой или к стене здания и сосредоточенно вслушивался. Но не мог различить ничего, кроме стука собственного сердца.
     Машины спали - не работали на холостом ходу, а именно спали. Проснутся ли они когда-нибудь - и если да, то зачем? Как и везде, все здесь содержалось в полном порядке, И верилось, что достаточно замкнуть одну-единственную цепь в каком-нибудь потаенном многотерпеливом компьютере, как весь этот лабиринт заново пробудится к жизни. Когда они наконец вышли к дальнейшей границе города, то опять поднялись наверх круговой дамбы и увидели южный пролив. Нортон долго не мог отвести взгляд от пятисотметрового утеса, который отсекал от них почти половину Рамы - и, судя по данным телескопической разведки, более вычурную и разнородную ее половину. Под таким углом утес выглядел зловеще, угрожающе черным - напрашивалось сравнение с тюремной стеной, оцепившей целый континент. И нигде по всей ее окружности не видно было ни лестницы, ни какого-либо иного пути наверх.
     "Ну а как сами рамане, - подумал он, - как они добирались из Нью-Йорка до своего Южного материка?" Допустим, по системе тоннелей подо дном моря, но у них наверняка существовали воздушные суда - в городе немало открытых пространств, которые можно использовать как посадочные площадки. Найти хоть бы один раманский экипаж - это стало бы огромным достижением, особенно если удалось бы научиться управлять им. /Однако мыслимо ли, чтобы мотор заработал после простоя, длившегося сотни тысяч лет?/ Многие сооружения вокруг выглядят как ангары или как гаражи, но все они гладкостенные, без окон, будто облитые непрозрачным пластиком. "Рано или поздно , - добавил Нортон про себя в мрачной решимости, - Рама вынудит нас применить взрывчатку или лазеры..." Но он давно уже знал, что не отдаст такого приказа, пока не исчерпает все другие возможности.
     Упорное нежелание прибегнуть к грубой силе было продиктовано отчасти самолюбием, а отчасти страхом. Нортону никак не хотелось прослыть техническим варваром, который попросту сокрушил то, чего не понял. В конце концов, он пришел в этот мир незваным гостем и должен вести себя соответственно.
     Что же касается страха - выражение, пожалуй, было слишком крепким, слово "осторожность" нравилось капитану гораздо больше. Ведь рамане, кажется, предусмотрели все, и он отнюдь не жаждал выяснить, какие меры они приняли, чтобы оградить свою собственность от посягательств. Но на "большую землю" сегодня придется вернуться с пустыми руками.

Глава 24
"СТРЕКОЗА"

     Лейтенант Джеймс Пэк был самым младшим из всех офицеров "Индевора" и вышел в дальний космический рейс лишь в четвертый раз в жизни. Он был честолюбив и ожидал повышения, в то же время он допустил серьезное нарушение устава. Не удивительно, что ему понадобилось определенное время на то, чтобы собраться с духом.
     Обстоятельства вынуждали Пэка сыграть ва-банк - проигрыш означал для него большие неприятности.
     - Ну, Джимми, выкладывай, что у тебя?
     - У меня идея, командир. Я придумал, как добраться до Южного континента, даже до Южного полюса.
     - Слушаю. Так как же?
     - Мм.., по воздуху.
     И ты мог бы пролететь вдоль оси от Северного до Южного полюса и обратно.
     - Вот именно. Полет в одну сторону занял бы часа три, если без остановки. Но, разумеется, можно и отдыхать, если захочется, - достаточно держаться вблизи оси...
     - Идея великолепная, поздравляю. Жаль, что аэропеды не входят в состав стандартного космического снаряжения.
     Казалось, у Джимми начисто вылетели из головы все слова. Он опять несколько раз подряд открывал рот, но безрезультатно.
     - Ладно уж, Джимми. Прости мне нездоровое любопытство, и не для протокола, - как ты ухитрился протащить эту штуку на борт?
     - Мм, по статье "Грузы для отдыха экипажа".
     - "Стрекоза", Хорошее название. Теперь рассказывай, как применить ее здесь. Тогда мне легче будет решить, представить ли тебя на повышение или отдать под суд. А может, и то и другое.

Глава 25
ПРОБНЫЙ ПОЛЕТ

     "Стрекоза" - название было действительно подходящее. Длинные, суживающиеся к концам крылья оставались почти невидимыми, пока свет не падал на них под строго определенным углом. Словно мыльный пузырь обернули вокруг изящного узора несущих поверхностей - маленький летательный аппарат окружала органическая пленка толщиной лишь в четыре-пять молекул, но достаточно прочная для того, чтобы контролировать и направлять воздушные потоки на скоростях до пятидесяти километров в час.
     Пилот - он же силовая установка - сидел слегка откинувшись.
     Это для того, чтобы уменьшить сопротивление воздуха, на крохотном сиденьице, установленном в центре тяжести аппарата, Управление осуществлялось при помощи одной-единственной ручки, которую можно было двигать вперед и назад, вправо и влево, а единственным "прибором" в распоряжении летчика была тесемка с гирькой, закрепленная на передней кромке крыла и указывающая примерное направление ветра.
     Как только аэропед доставили внутрь Рамы и собрали, Джимми Пэк стал на страже, не позволяя никому прикоснуться к своему детищу. Неуклюжее движение могло бы оборвать любую из тоненьких тяг, связывающих конструкцию воедино, а блистающие крылышки притягивали к себе любопытные пальцы точно магнитом. Слишком трудно было поверить, что они в самом деле вещественны...
     Наблюдая за Джимми, влезающим на сиденьице своей машины, капитан Нортон поневоле усомнился в успехе всего предприятия. Достаточно хотя бы одной проволочной тяге лопнуть, когда "Стрекоза" окажется по ту сторону Цилиндрического моря, и Джимми никогда не вернется назад, даже если сумеет благополучно совершить посадку. Они нарушают едва ли не самый священный завет исследователей космоса: человек отправляется в неизведанный мир в полном одиночестве, и случись что-нибудь, никто не сможет ему помочь. Оставалось лишь искать утешения в том, что Джимми все время будет у них на виду и на двусторонней связи, и, если он попадет в беду, они точно узнают, когда и в какую.
     И тем не менее шанс был слишком драгоценным, чтобы его упустить: верь капитан в бога или в судьбу, он мог бы сказать, что не хочет прогневить их, отказавшись от уникальной возможности достичь дальней стороны Рамы, присмотреться вблизи к тайнам Южного полюса. А Джимми - Джимми знал, на что идет, лучше, чем кто бы то ни было из экипажа. Да, риск существовал, но встречаются обстоятельства, когда не рисковать просто нельзя, таковы уж правила игры.
     - Слушайте меня внимательно, Джимми, - обратилась к пилоту Лаура Эрнст. - Важнее всего для вас не допустить переутомления. Помните, кислорода вблизи оси все еще маловато. Если собьетесь с дыхания, немедленно стоп. И сразу несколько глубоких-глубоких вдохов - и так полминуты, но не дольше...
     Джимми рассеянно кивал, проверяя рули. Смонтированные в едином блоке на конце пятиметровой стрелы позади кабины-недомерка, они послушно шевельнулись на шарнирах; щитки элеронов, врезанных в середину крыльев, задвигались попеременно вверх и вниз.
     - От винта! - воскликнул Джо Колверт, неспособный отрешиться от воспоминаний о военных фильмах двухсотлетней давности. - Зажигание! Контакт!..
     Вероятно, никто, кроме Джимми, даже отдаленно не представлял себе, о чем идет речь, но разрядить напряжение Колверту все же удалось.
     Медленно, очень медленно Джимми принялся жать на педали, Широкие и тонкие, словно папиросная бумага, лопасти винта - как и крылья, блестящая пленка на хрупком каркасе - приподнялись и повернулись. Сделав несколько оборотов, лопасти совершенно исчезли - и "Стрекоза" взлетела.
     Сначала она шла строго по прямой, постепенно перемещаясь вдоль оси Рамы. Отдалившись на двести-триста метров, Джимми бросил педали; странно было видеть аппарат явно аэродинамических форм недвижно висящим в воздухе Такое случилось, пожалуй, впервые за всю историю авиации, разве что в ограниченных масштабах тот же эффект наблюдался на самых крупных космических станциях.
     - Ну и как, слушается? - осведомился Нортон.
     - Маневренность неплохая, устойчивость так себе. Но я догадался, в чем дело, - здесь "Стрекоза" ничего не весит. Лучше спуститься километром ниже...
     - Постой, постой, а не опасно ли это?
     Потеряв высоту, Джимми утратит главное свое преимущество. Пока он держится точно на оси, он - и "Стрекоза" вместе с ним - остаются полностью невесомыми. Он может зависнуть на месте, не затрачивая усилий, может при желании даже поспать. Но едва он сдвинется с оси вращения Рамы, вновь неизбежно проявится действие центробежной силы. И потому, если он не сумеет держаться на заданной высоте, он будет падать - и в то же время набирать вес. Процесс пойдет с нарастающей скоростью и закончится скорее всего катастрофой. Сила тяжести внизу на равнине вдвое выше той, на какую рассчитана "Стрекоза". Можно еще надеяться, что Джимми сумеет благополучно посадить машину, но взлететь он уже не сможет наверняка.
     Однако сам пилот взвесил все обстоятельства и ответил довольно уверенно:
     - С одной десятой я справлюсь без хлопот, Да и вести машину в более плотном воздухе отнюдь не трудней, а легче, "Стрекоза" описала в небе пологую неторопливую спираль и поплыла вниз к равнине, примерно следуя изгибу лестницы Альфа. Если смотреть под углом, крохотный аэропед был почти невидимым, казалось, что Джимми уселся прямо в воздухе и знай себе яростно крутит педали. Время от времени он двигался рывками до тридцати километров в час, потом сбрасывал скорость до полной остановки, проверяя чувство руля, прежде чем разогнаться снова. И внимательно следил за тем, чтобы сохранять безопасную дистанцию от вогнутого торца Рамы.
     Вскоре стало очевидным, что на меньших высотах "Стрекоза" слушается куда лучше: она теперь не крутилась как попало, а шла вполне устойчиво, неся крылья параллельно равнине, что лежала в семи километрах внизу. Джимми заложил несколько широких виражей и начал взбираться обратно. В конце концов он завис метрах в десяти над поджидающими его товарищами - и тут слегка поздновато осознал, что не вполне понимает, как посадить свое сотканное из паутины суденышко.
     - Бросить тебе веревку? - спросил Нортон полушутя, полусерьезно.
     - Не надо, шкипер, я должен как-то выкарабкаться сам. На той стороне мне никто не поможет.
     Минуту он сидел, соображая, затем принялся пододвигать "Стрекозу" к цели короткими сильными рывками. В промежутках между ними аэропед послушно тормозил - сопротивление воздуха тут же гасило инерцию. Когда расстояние сократилось до пяти метров и "Стрекоза" снова двинулась вперед, Джимми неожиданно покинул свой корабль. Он в прыжке дотянулся до ближайшего из страховочных канатов, опоясывающих площадку у оси, ухватился за него и повернулся как раз вовремя, чтобы принять подплывающий аэропед руками. Маневр был выполнен столь безупречно ловко, что вызвал аплодисменты.
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 11 12 13 14 15 16 17  18 19 20 21 22 23 24 ... 31
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама