Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
SCP-457: Burning man
SCP-081: Spontaneous combustion virus
SCP-381: Pyrotechnic polyphony
Почему нет обещанного видео

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Фэнтези - Различные авторы Весь текст 46.54 Kb

Хрустальный мир

Предыдущая страница Следующая страница
1  2 3 4
Двенадцатый на специальной королевской лошади. И - прямо по тыкве...
     Юрий повертел рукой, изображая падение  убитого  шведского  короля  с
несущейся лошади.
     - Самое интересное, - продолжал он,  -  что  человек  чаще  всего  не
догадывается, в чем его миссия, и не узнает того момента, когда  выполняет
действие, ради которого был послан на землю. Скажем, он  считает,  что  он
композитор и его задача - писать музыку, а на самом деле единственная цель
его существования - это попасть под телегу на пути в консерваторию.
     - Это зачем?
     - Ну например затем, чтобы у дамы, едущей  на  извозчике,  от  страха
случился выкидыш и  человечество  избавилось  от  нового  Чингисхана.  Или
затем, чтобы кому-то, стоящему у окна, пришла в голову новая  мысль.  Мало
ли.
     - Ну если так рассуждать, - сказал Николай,  -  то,  конечно,  миссия
есть у каждого. Только узнать о ней положительно невозможно.
     - Да нет, есть способы, - сказал Юрий и замолчал.
     - Какие?
     - Да есть такой доктор Штейнер  в  Швейцарии...  Ну  да  ладно,  Юрий
махнул рукой, и Николай понял, что лучше сейчас не лезть с расспросами.


     Темной и таинственной была  Шпалерная,  темной  и  таинственной,  как
слова Юрия о неведомом немецком  докторе.  Все  закрывал  туман,  хотелось
спать, и Николай начал клевать носом. За промежуток  времени  между  двумя
ударами копыт он  успевал  заснуть  и  пробудиться,  и  каждый  раз  видел
короткий сон. Сначала эти  сны  были  хаотичными  и  бессмысленными  -  из
темноты выплывали незнакомые лица, удивленно косились на него и  исчезали;
потом мелькнули какие-то темные  пагоды  на  заснеженной  вершине  горы  -
Николай вспомнил, что это монастырь, и вроде бы он даже  что-то  про  него
знал, - но видение исчезло. Потом пригрезилось, что они с  Юрием  едут  по
высокому берегу реки и вглядываются в ползущую с запада черную  тучу,  уже
закрывшую полнеба - и даже вроде не они с Юрием, а какие-то  два  воина  -
тут Николай догадался было о чем-то, но сразу же проснулся, и вокруг опять
была Шпалерная.


     В домах горело только пять или шесть окон, и они  походили  на  стены
той самой темной  расщелины,  за  которой,  если  верить  древнему  поэту,
расположен  вход  в  ад.  "До  чего  же  мрачный  город,  думал   Николай,
прислушиваясь к свисту ветра в водосточных трубах, -  и  как  только  люди
рожают здесь детей,  дарят кому-то  цветы,  смеются...  А ведь  и я  здесь
живу..." Отчего-то его поразила эта мысль. Моросить перестало, но улица не
стала уютней. Николай опять задремал в седле -  на  этот  раз  без  всяких
сновидений.
     Разбудила долетевшая откуда-то из темноты музыка, сначала неясная,  а
потом - когда юнкера приблизились к ее источнику (освещенному окну первого
этажа в коричневом трехэтажном доме с дующим в трубу амуром над дверью)  -
оказавшаяся вальсом "На сопках Манчжурии" в обычной духовой расфасовке.
     - Но-о-чь тишина-а-а лишь гаолян шуми-и-т...
     На глухой и негромкий звук граммофона  накладывался  сильный  мужской
голос; четкая тень его обладателя падала на крашенное стекло окна  -  судя
по фуражке, это был офицер. Он держал на весу тарелку  и  махал  вилкой  в
такт музыке  -  на  некоторых  тактах  вилка  расплывалась  и  становилась
огромной нечеткой тенью какого-то сказочного насекомого.
     - Спите друзья-я страна больша-ая память о вас хранит...
     Николай подумал о его друзьях.


     Через десяток шагов музыка стихла, и Николай опять стал размышлять  о
странных речах Юрия.
     - И какие это способы? - спросил он покачивающегося в седле товарища.
     - Ты о чем?
     - Да только что говорили. Как узнать о своей миссии.
     - А, ерунда, - махнул Юрий рукой. Он остановил лошадь, осторожно взял
поводья в зубы и вынул из кармана перламутровую коробочку. Николай проехал
чуть вперед, остановился и выразительно посмотрел на товарища.
     Юрий закрылся руками, шмыгнул носом и  изумленно  глянул  на  Николая
из-под ладони. Николай усмехнулся и закатил глаза. "Неужели опять, подлец,
не предложит?" - подумал он.
     - Не хочешь кокаину? - спросил, наконец, Юрий.
     - Даже не знаю, - лениво ответил Николай, - да у тебя хороший ли?
     - Хороший.
     - У капитана Приходова брал?
     - Не, - сказал Юрий, заправляя вторую ноздрю,  -  это  из  эсеровских
кругов. Такой боевики перед терактом нюхают.
     - О! Любопытно.
     Николай  достал  из-под  шинели  крохотную   серебряную   ложечку   с
монограммой и протянул Юрию; тот  взял  ее  за  чашечку  и  опустил  витой
стерженек ручки в перламутровую кокаинницу.
     "Жмот", - подумал  Николай,  далеко,  словно  для  сабельного  удара,
перегибаясь с лошади и поднося левую ноздрю к чуть  подрагивающим  пальцам
товарища (Юрий держал ложечку двумя пальцами, сильно сжимая, словно у него
в руке был крошечный и смертельно ядовитый гад, которому он сдавил шею.)
     Кокаин привычно обжег носоглотку; Николай  не  почувствовал  никакого
отличия от обычных сортов, но из благодарности  изобразил  на  лице  целую
гамму запредельных ощущений. Он не спешил разгибаться, надеясь,  что  Юрий
подумает и о его правой ноздре, но тот вдруг захлопнул  коробочку,  быстро
спрятал в карман и кивнул в сторону Литейного.
     Николай выпрямился в седле. Со стороны проспекта кто-то шел -  издали
было  неясно,  кто.  Николай  тихо  выругался  по-английски   и   поскакал
навстречу.
     По тротуару медленно и осторожно, словно  каждую  секунду  боясь  обо
что-то споткнуться, шла жирная женщина в шляпе с  густой  вуалью.  Николай
чуть не сбил ее лошадью  -  чудом  успел  повернуть  в  последнюю  минуту.
Женщина испуганно прижалась к стене дома и  издала  тихий  покорный  писк,
отчего Николай вспомнил свою бабушку и испытал мгновенное и острое чувство
вины.
     - Мадам! - заорал он, выхватывая шашку и  салютуя,  -  что  вы  здесь
делаете? В городе идут бои, вам известно об этом?
     - Мне-то? - просипела сорванным голосом женщина. - Еще бы!
     - Так что же вы - с ума сошли?  Вас  ведь  могут  убить,  ограбить...
Попадетесь какому-нибудь Плеханову, так  он  вас  своим  броневиком  сразу
переедет, не задумываясь.
     - Еще кто кого пе'геедет, - с неожиданной злобой пробормотала женщина
и сжала довольно крупные кулаки.
     - Мадам, - успокаиваясь и пряча шашку, заговорил  Николай,  -  бодрое
расположение вашего духа заслуживает  всяческих  похвал,  но  вам  следует
немедленно вернуться домой, к мужу и детям.  Сядьте  у  камина,  перечтите
что-нибудь легкое, выпейте, наконец, вина. Но не выходите на улицу, умоляю
вас.
     - Мне надо туда, - женщина решительно  махнула  ридикюлем  в  сторону
ведущей в ад расщелины, которой к этому времени окончательно стала дальняя
часть Шпалерной улицы.
     - Да зачем вам?
     - Под'гуга ждет. Компаньонка.
     - Ну так встретитесь потом, - подъезжая, сказал Юрий. - Ведь ясно вам
сказали - вперед нельзя. Назад можно, вперед нельзя.
     Женщина повела головой из стороны в сторону -  под  вуалью  черты  ее
лица были совершенно  неразличимы  и  нельзя  было  определить,  куда  она
смотрит.
     - Ступайте, - ласково сказал Николай, - скоро десять часов, потом  на
улицах будет совсем опасно.
     - Donnerwetter! - пробормотала женщина.
     Где-то неподалеку завыла собака - в  ее  вое  было  столько  тоски  и
ненависти, что Николай поежился в седле  и  вдруг  почувствовал,  до  чего
вокруг сыро и мерзко. Женщина как-то странно мялась под  фонарем.  Николай
развернул лошадь и вопросительно поглядел на Юрия.
     - Ну как тебе? - спросил тот.
     - Что-то я ничего не пойму. Не  успел  распробовать,  мало  было.  Но
вроде самый обычный.
     - Да нет, - сказал Юрий, - я об этой женщине. Какая-то она  странная,
не понравилась мне.
     -  Да  и  мне  не  понравилась,  -  ответил   Николай,   оборачиваясь
посмотреть, не слышит ли старуха обидных для нее слов, - но той  уже  след
простыл.
     - И обрати внимание, - задумчиво добавил Юрий, -  оба  они  картавят.
Тот, первый, и эта.
     - Да ну и что. Мало ли народу грассирует. Французы, так все.  И  еще,
кажется, немцы. Правда, чуть по-другому.
     - Штейнер говорит, что когда какое-то событие  повторяется  несколько
раз, это указание высших сил.
     - Какой Штейнер? Который эту книгу о культурах написал?
     - Нет. Книгу написал  Шпенглер.  Он  никакой  не  доктор.  А  доктора
Штейнера я видел  в  Швейцарии.  Ходил  к  нему  на  лекции.  Удивительный
человек. Он то-мне про миссию и рассказал...
     Юрий замолчал и вздохнул.


     Юнкера медленно поехали по Шпалерной в сторону Смольного.  Улица  уже
давно казалась мертвой - но только  в  том  смысле,  что  с  каждой  новой
минутой все сложнее было представить  себе  живого  человека  в  одном  из
черных окон или на склизком тротуаре. В другом, нечеловеческом смысле она,
наоборот, оживала - совершенно неприметные днем  кариатиды  сейчас  только
притворялись  оцепеневшими  -  на  самом   деле   они   провожали   друзей
внимательными закрашенными глазами. Орлы на фронтонах в любой  миг  готовы
были взлететь и обрушиться с высоты на двух всадников,  а  бородатые  лица
воинов в гипсовых  картушах,  наоборот,  виновато  ухмылялись  и  отводили
взгляды. Опять завыло в водосточных трубах - это  при  том,  что  никакого
ветра на самой улице не чувствовалось. Сверху, там, где днем была  широкая
полоса неба, сейчас не видно было ни туч, ни звезд - сырой и холодный мрак
провисал между двух линий крыш, и клубы тумана сползали вниз по стенам. Из
нескольких горевших до  этого  фонарей  два  или  три  почему-то  погасли;
погасло и то окно первого этажа, где совсем недавно офицер пел трагический
и прекрасный вальс.


     - Право, Юра, дай кокаину... - не  выдержал  Николай.  Юрий,  видимо,
чувствовал то же смятение духа - он закивал головой, будто Николай  только
что сказал что-то замечательно верное, и полез в карман.
     На этот раз  он  не  поскупился:  подняв  голову,  Николай  изумленно
заметил, что наваждение исчезло, и вокруг - обычная вечерняя улица,  пусть
темноватая и мрачноватая, пусть затянутая тяжелым туманом, но все же  одна
из тех, где прошло его детство и юность, с обычными скупыми украшениями на
стенах домов и помигивающими тусклыми фонарями.
     Вдали у Литейного грохнул винтовочный  выстрел,  потом  еще  один,  и
сразу же донеслись нарастающий стук копыт и дикие  кавалерийские  вскрики.
Николай потянул из-за плеча карабин - прекрасной показалась ему смерть  на
посту, с оружием в руках и вкусом крови во рту. Но Юрий оставался спокоен.
     - Это наши, - сказал он.
     И точно - всадники, появившиеся из тумана, были одеты в ту же  форму,
что и Юрий с Николаем. Еще секунда, и их лица стали различимы.
     Впереди, на молодой белой кобыле, ехал капитан Приходов -  концы  его
черных  усов  загибались  вверх,  глаза  отважно  блестели,   а   в   руке
замороженной молнией сверкала кавказская шашка. За  ним  сомкнутым  строем
скакали двенадцать юнкеров.
     - Ну как? Нормально?
     - Отлично, господин капитан! - вытягиваясь в седлах,  хором  ответили
Юрий с Николаем.
     - На Литейном - бандиты, - озабоченно сказал капитан, - вот.
     Николаю в ладони шлепнулся  тусклый  металлический  диск  на  длинной
цепочке. Это  были  часы.  Он  ногтем  откинул  крышку  и  увидел  глубоко
врезанную готическую надпись - смысла ее он не понял и передал часы Юрию.
     - "От генерального... от генерального штаба" - перевел тот, с  трудом
разобрав в темноте мелкие буквы.  -  Видно,  трофейные.  Но  что  странно,
господин капитан, цепочка - из стали. На нее дверь можно запирать.
     Он протянул часы Николаю - действительно, хоть цепочка  была  тонкой,
она казалась удивительно прочной; самое удивительное, что  на  звеньях  не
было стыков, будто она была целиком выточена из куска стали.
     - А еще можно людей душить, - сказал  капитан,  -  на  Литейном,  три
Предыдущая страница Следующая страница
1  2 3 4
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама