Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Зарубежная фантастика - Гарри Гаррисон Весь текст 45.54 Kb

Ни войны, ни звуков боя

Предыдущая страница Следующая страница
1  2 3 4
всех, что строились до сих пор. Если это так
и если им удастся доставить эту штуку на
поверхность Земли, они смогут прогонять
сквозь него тяжелые бомбардировщики,
стрелять предварительно заведенными
межконтинентальными баллистическими
ракетами, посылать десантные суда - все что
угодно. Если это произойдет, вторжение
увенчается успехом.
  Дом почувствовал, как в красноватом мраке
шевельнулись фигуры в скафандрах.
  - Если это произойдет. - В голосе
начальника штаба появилась властная нотка. -
Для осуществления межпланетного вторжения
эдинбуржцы разработали только одно средство.
Нам следовало найти контрсредство, которое
позволило бы их остановить. Именно вы,
бойцы, и являетесь этим контрсредством. Они
уложили все яйца в одну корзинку - значит,
вам придется разнести эту корзинку на куски.
Вы способны пройти там, где не пройдут ни
штурмовые суда, ни ракеты. Сейчас мы быстро
сближаемся, с минуты на минуту вам предстоит
начать боевые действия, Так что -
выбирайтесь отсюда и делайте ваше дело. От
вас зависит судьба всей Земли.
  Мелодраматические слова, подумал Дом, но
тем не менее верные. Боевые корабли,
сосредоточение огневой мощи - все зависит от
нас, Сигнал к бою прервал его размышления.
Дом вскочил.
  - Отсоединить кислород! Выходите, как
только услышите свое имя, и двигайтесь в
пусковую рубку. Тот...
  Имена произносились быстро, и так же
быстро бойцы покидали арсенал. На входе в
пусковую рубку кто-то в скафандре и с
шаровидным красным фонариком читал имена,
написанные у каждого на груди. сверяя их с
ведомостью. Все шло быстро и гладко, как на
учениях. Собственно, бесконечные учения и
предназначались для того, чтобы подготовить
их к этой минуте. Пусковая рубка, в которой
они ни разу не бывали, казалась знакомой: их
тренажер представлял собой точную ее копию.
Боец, шедший впереди, направился к левому
борту, Дом двинулся к правому. Его
предшественник уже забирался в капсулу. Дом
ждал, пока оружейник поможет ему влезть в
нее и отрегулирует поддерживающие опорные
штанги. Затем настал его черед.
  Дом скользнул в прозрачную пластиковую
скорлупку и, держась за поручни, опустился в
кресло. Оружейник подтянул штанги повыше,
они крепко уперлись в подмышки, и Дом
кивнул: штанги встали как следует. Мгновение
спустя он остался в полумраке один. Неяркий
красный свет отражался в верхнем кольце
капсулы прямо над его головой. Потом капсула
дрогнула, пришла в движение, и Дом покрепче
ухватился за поручни. Капсула постепенно
откидывалась назад, и вскоре Дом оказался
лежащим на спине и смотревшим вверх сквозь
охватывающие его пластиковую оболочку
металлические кольца.
  Капсула поехала вбок, резко затормозила,
затем снова пришла в движение. Теперь он
увидел орудие с полудюжиной капсул, идущих
впереди, и подумал, как всякий раз думал на
учениях: до чего же оно похоже на древнюю
скорострельную пушку - вот только стреляет
людьми. Каждые две секунды нарядный механизм
подхватывал капсулу - поочередно с одного из
двух ленточных транспортеров, которые
доставляли их к тыльной части орудия, - и та
скрывалась в казеннике. За ней другая,
третья. Исчезла капсула, плывшая впереди
Дома. Он напрягся - и тут зарядный механизм
замер.
  Охваченный мгновенным страхом, Дом решил
было, что в сложном орудии возникла
неполадка, но тут же сообразил, что это
просто первую партию бойцов выбросили в
пространство, и компьютер ждет, чтобы
освободился путь для минного расчета. То
есть отныне - его расчета, поскольку он
поведет этих людей.
  Ждать, будучи запертым в черной пасти
казенника, оказалось куда неприятней, чем
двигаться. Компьютер отсчитывал секунды,
одновременно отслеживая цель и поддерживая
корабль на выверенной траектории. Теперь,
когда Дом оказался внутри орудия, магнитное
поле вцепится в облекающие его капсулу
кольца, а линейный ускоритель прогонит его
по всей длине корабля, от кормы до носа.
Поле заставит его нестись все быстрей и
быстрей, пока не выбросит из жерла орудия с
нужной скоростью и на нужную траекторию
перехвата...
  Капнула взлетела по крутой дуге и ринулась
в темноту. Как он ни цеплялся за поручни,
перепад давления оказался чувствительным.
Свирепое ускорение подминало Дома с такой
силой, что он почти перестал дышать.
  Жестокая перегрузка, более жестокая, чем
все когда-либо испытанные во время учений, -
только эта мысль и уцелела в его голове к
моменту, когда он вылетел из орудия.
  Переход от ускорения к невесомости
совершился мгновенно, и Дом еще сильнее
вцепился в ручки кресла, чтобы не выплыть из
капсулы. Он почувствовал, что в ногах
отдаются неслышные взрывы, увидел дымовое
облако. Металлические кольца разнесло
надвое, и верхняя половина караулы, треснув,
отлетела. Теперь он остался один, невесомый,
сжимающий в руках захваты, прикрепленные к
расположенному под его ступнями ракетному
двигателю. Дом огляделся, надеясь увидеть
картину космического сражения, которое, как
он знал, разворачивалось вокруг, но
смотреть, в сущности, было не на что.
  Далеко справа от него что-то горело,
перемигивались сверкающие точки звезд, на
миг заслоненные пролетающим мимо темным
телом. Сражение вели компьютеры и приборы,
разделенные огромными расстояниями.
Невооруженным глазом мало что обнаружишь.
Космические корабли, черные и стремительные,
находились в тысячах милях отсюда. Они вели
огонь самонаводящимися ракетами и сенсорными
снарядами, быстрыми и невидимыми. Дом знал,
что космос вокруг него заполнен
устройствами, создающими помехи, и
генераторами ложных сигналов, но и тех видно
не было. Невидимой оставалась даже цель -
тот самый корабль, к которому он несся. Дом
в космосе один, неподвижный и всеми забытый,
- это все, что воспринимал он собственными
органами чувств.
  Что-то дрогнуло у него под ногами, из
сопла ракетного двигателя вырвалось и тут же
исчезло облако газа. Нет, он не забыт и не
неподвижен. Оперативный компьютер, по-
прежнему отслеживающий цель, зарегистрировал
ее отклонение от расчетной траектории и на
основе новых данных внес небольшие поправки.
Поправки эти должны были одновременно
откорректировать движение всех бойцов,
раскиданных по космосу. Бойцы были малы и
незримы - вдвойне незримы после сброса
металлических колец. Металла в пластиковом и
керамическом оснащении бойца содержалось не
более одной восьмой фунта, да и тот был
распределен по всему телу. При таком обилии
помех никакой радар обнаружить бойцов не
сможет. Они должны были прорваться.
  Снова заработали двигатели, и Дом увидел,
как звезды разворачиваются над его головой.
Скоро посадка. Вмонтированный в ракетный
блок крохотный радар обнаружил впереди
большую массу и отдал двигателю приказ
развернуть Дома ногами к ней. Дом знал, что
вслед за этим оперативный компьютер прервет
с ним связь, передав управление маленькому
посадочному компьютеру, составляющему единое
целое с его радаром. Опять заработал
двигатель; на сей раз выброс был посильнее,
опорные штанги уткнулись в его подмышки.
Дом, глянув под ноги, увидел некий темный
силуэт. Он рос, заслоняя звезды.
  С ревом, в тишине показавшимся громовым,
ожили наушники;
  - Пошел, пошел - проголодался. Пошел,
пошел - проголодался.
  И вновь наступило безмолвие, но Дом больше
не чувствовал себя одиноким. Краткое
сообщение сказало ему о многом. Во-первых,
голос принадлежал сержанту Тоту, ошибиться
на этот счет невозможно. Во-вторых, само
нарушение радиомолчания означало, что они
вступили в схватку с врагом и присутствие их
больше не тайна. Код сообщения был
достаточно прост, но содержание его для
любого, кто не входил в их отряд, могло
показаться бессмысленным. В переводе на
обычный язык сообщение гласило, что
штурмовые отряды держатся. Они захватили
центральный участок корпуса корабля - лучшее
место для встречи, поскольку в такой темноте
носа от хвоста все равно не отличишь, и
удерживают его, ожидая подхода минного
расчета. Мощно и надолго включились
тормозные двигатели, ракетный блок вплотную
подошел к темному корпусу.
  Дом спрыгнул с него и откатился в сторону.
Он увидел нависшую над ним фигуру в
скафандре, ясно очерченную на фоне
солнечного диска, даром что скафандр
покрывала черная, не отражающая света броня,
Верхушка шлема была гладкой. Мгновенно
осознав это, Дом вырвал из кобуры щуп.
Облако газа скрыло от него человеческую
фигуру. Дом удивился, но колебаться не стал.
Пользоваться в отсутствие силы тяжести
огнестрельным оружием значило идти на
изрядный риск. Толком прицелиться из него
было трудно, да и отдача срывала стреляющего
с места. Если же пользоваться оружием без
отдачи, выбрасывавшим газы в стороны, облако
газа лишало стрелка видимости на несколько
жизненно важных мгновений. Но хорошо
обученному бойцу всего лишь доля секунды и
требовалась.
  Щуп вышел из кобуры, и Дом легко надавил
пальцем на кнопку включения двигателей.
Оружие имело форму короткого меча, но на
месте заточенной грани у него была
вибропила, а на противоположной кромке
располагались маленькие реактивные
двигатели. Выхлопы толкали щуп вперед,
увлекая за собой и его владельца.
  Едва оружие коснулось ноги противника, Дом
включил двигатели на полную мощность.
Вибрирующее керамическое лезвие впилось в
тонкую броню. Меньше чем за секунду оно
прорезало ее и вонзилось в ногу человека.
Дом нажал кнопку реверсного двигателя, чтобы
вытянуть щуп назад, воздух струей хлынул
наружу, мгновенно конденсируясь в частички
льда, противник его содрогнулся, схватился
за бедро - и внезапно обмяк.
  Подошвы Дома коснулись корпуса корабля и
прилипли к нему. Он вдруг сообразил, что вся
стычка заняла ровно столько времени, сколько
ему понадобилось, чтобы затормозить вращение
и встать...
  Не думай, действуй. Как на учениях. Едва
прилипнув ногами к корпусу, он резко присел
и огляделся. Мощный реактивный топор
скользнул над самой его головой, волоча за
собой владельца.
  Действуй, не думай. Новый противник
находился слева от него - щупом не достанешь
- и уже разворачивал топор в его сторону.
Человеку даны две руки. Стрекало на левом
бедре. Дом уже держал его в руке, включив и
бур, и реактивное сопло. Твердый, как алмаз,
футовый бур яростно вращался, в
противоположном направлении вращался на
рукоятке противовес, а реактивный выхлоп
бросил оружие вперед.
  Бур вошел эдинбуржцу прямо под дых, едва-
едва замедлил вращение, продирая в броне
дыру, и устремился внутрь скафандра.
Противник сложился вдвое, и Дом включил
реверсный двигатель, чтобы вытянуть
стрекало, Топор, получивший последний
импульс от собственного двигателя, вырвался
из руки умирающего и исчез в пространстве.
  Других врагов в поле зрения не оказалось.
Дом перенес вес на одну ногу и качнулся
вперед, переводя поверхностную пленку на
подошвах из режима прилипания в нейтральный,
затем медленно двинулся в том же
направлении. Подобное хождение требовало
навыка, но навык у него был. Впереди на
корпусе корабля лежало несколько
распростертых фигур, и он, предосторожности
ради, поднял руку и коснулся рожка на шлеме
- ошибки ему ни к чему. Этот условный знак
ввели всего несколько дней назад, тогда же к
шлемам приделали пластиковые рожки. Шлемы
эдинбуржцев были гладкими.
  Дом нырнул вперед и, оказавшись между
разбросанными телами, заскользил лицом вниз.
Чтобы не сорваться с корпуса корабля, он
активировал поверхностную пленку на животе
скафандра, и она остановила скольжение. На
несколько мгновений Дом оказался в
безопасности, окруженный своими, и потому
позволил себе ткнуть пальцем в шлем, чтобы
пройтись по частотам. Большинство частот
заполонила мешанина разнообразных шумов,
своих и вражеских сообщений, искаженных и
ложных, транслируемых в записи, чтобы
замаскировать обмен подлинной информацией.
На частоте минного расчета практически
никаких переговоров не шло, и Дом подождал
немного, пока эфир очистится. Его люди
слышали сообщение Тота, так что место сбора
им было известно. Теперь он мог вызвать их к
Предыдущая страница Следующая страница
1  2 3 4
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама