Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#3| Endless factory
Aliens Vs Predator |#2| New opportunities
Aliens Vs Predator |#1| Predator's time!
Aliens Vs Predator |#5| Final fight

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Классика - Булгаков М.А. Весь текст 48.37 Kb

Багровый остров

Предыдущая страница Следующая страница
1 2  3 4 5
томительно долгое время. Карантинным  властям  было  заботливо  предписано
установить  несчастным  беженцам  продовольственное  довольствие  с  таким
расчетом, чтобы они не могли умереть с  голоду.  Но  поскольку  определить
точную норму по такой методике было невозможно (тем более, что  у  каждого
карантинного  работника  были  свои  родные  и  знакомые),  то  стоит   ли
удивляться, что за время пребывания в  карантине  добрая  четверть  мавров
отдала богу свои души.
     Когда,  наконец,  сочли,  что  иммигрантов  уже  в  достаточной  мере
помариновали в карантинном  загоне,  лорд  Гленарван  столь  же  заботливо
занялся их трудоустройством.
     - Даром жрать  наш  хлеб  эта  банда  не  будет,  -  проворчал  он  и
распорядился всех оставшихся в живых после карантина мавров  отправить  на
работу в каменоломни вновь  открытого  гранитного  карьера.  Здесь  они  и
трудились, повышая свою квалификацию под руководством опытных наставников,
снабженных бичами из туго сплетенных буйволовых жил.



                           8. Мертвый остров

     Все  корабли  получили  жесткий  приказ  -  на  пушечный  выстрел  не
приближаться к острову, который был  объявлен  зоной  карантина.  Капитаны
строго придерживались этого запрета. Ночами издали было видно иногда слабо
мерцавшее на острове сияние, а днем порывы  ветра  порой  доносили  оттуда
черный дым и стойкое зловоние. Трупный смрад стлался над голубыми волнами.
     - Да, острову капут, - говорили между собой  матросы,  разглядывая  в
подзорные трубы коварные зеленые берега этого, некогда столь  приветливого
клочка земли.
     Вести о положении на острове доходили и  до  мавров.  Обратившись  на
лордовых харчах в бледные тени, они уже не  ходили,  а  лишь  семенили  по
своей каменоломне. Но теперь каждое новое  известие  о  трагедии  Красного
Острова вселяло в них злорадное оживление.
     - Так им, подлецам, и надо! Чтоб они передохли там, эфиопские  скоты,
все до одного! А когда они там пооколевают, мы снова  возвратимся  туда  и
овладеем своим островом. И  этому  пройдохе  Коку-Коки,  как  поймаем,  то
своими руками повыпускаем кишки одну за другой...
     Лорд  Гленарван   хладнокровно   продолжал   сохранять   невозмутимое
молчание.



                          9. Засмоленная бутылка

     Волны  прибоя  выплеснули  ее  на  европейское   побережье.   Бутылку
тщательно обработали карболкой и, в  присутствии  самого  лорда,  вскрыли.
Внутри  нашли   бумажку,   исписанную   эфиопскими   каракулями.   Опытный
переводчик, разобравшись с трудом в этой грамоте,  вручил  ее  Гленарвану.
Это был отчаянный призыв о помощи.
     "Мы  умираем  от  голода.  Маленькие  дети  погибают.  Чума  все  еще
свирепствует. Разве мы не люди? Пришлите на остров  хлеба!  Ваши,  любящие
вас эфиопы".
     Рики-Тики-Тави, узнав о бутылочной почте с острова, даже позеленел от
злости и с воплем бросился к лорду.
     - Ваша светлость, бога ради! Да пусть они  там  подыхают!  Это  после
того, как они посмели бунтовать, их же еще и снабжать хлебом...
     - Я отнюдь не намерен этого делать, - холодно возразил лорд и вытянул
бывшего командарма хлыстом вдоль хребта, дабы  он  впредь  не  совался  со
своими непрошенными советами.
     - Собственно говоря, это уже свинство, - процедил сквозь зубы  Мишель
Ардан, - можно было бы послать хоть немного маиса...
     - Весьма благодарен вам за ваш совет, мсье, - сухо отрезал Гленарван,
а кто должен платить за это мне? И без того этот мавританский сброд  скоро
сожрет у нас все до крошки. Я  бы  рекомендовал  вам,  мсье,  воздержаться
впредь от подобных глупых советов.
     - Вы так полагаете, сэр? - протянул француз, иронически прищуриваясь.
- В таком случае вы меня чрезвычайно обяжете, если укажете  удобное  время
вам для нашей встречи у барьера. И клянусь вам, мой  дорогой  сэр,  что  с
двадцати шагов я влуплю пулю в ваш благородный лоб с той же точностью, как
в Собор Парижской Богоматери.
     - К моему сожалению, я не могу поздравить вас, мсье, если вы будете в
двадцати шагах от меня, - отвечал лорд, - ибо тогда ваш вес увеличится как
раз на вес той пули, которую я буду вынужден всадить вам в глаз.
     Секундантом лорда на дуэли был сер Филеас Фогг, секундантом Ардана  -
профессор Паганель. В результате вес Ардана остался без изменения. Выстрел
же Ардана был результативней лордовского, только поразил он  не  лорда,  а
одного из мавров. Мавры  засели  в  окружающих  кустах  и  с  любопытством
наблюдали оттуда за ходом поединка двух благородных мужей. Пуля Ардана как
раз и угодила точно между глаз одному из этих любопытных зрителей. Бедняга
испустил дух, не приходя в сознание.
     Мишель  Ардан  и  лорд  Гленарван  обменялись  рукопожатиями  и   оба
джентльмена с достоинством разошлись.
     А жертву дуэли по-быстрому закопали здесь же в кустах.
     Так завершился сей драматический поединок, но история  с  засмоленной
бутылкой имела неожиданное  продолжение.  Оказалось,  что  в  каменоломнях
далеко не все разделяли взгляды Рики-Тики-Тави. Нашлись и  свои  смутьяны,
которые  совсем  по-другому  восприняли  призыв  с  Красного  Острова.   В
ближайшую же ночь пятьдесят мавров совершили  дерзкий  побег  из  карьера,
сели в каноэ и покинули европейские берега, оставив  лорду  исключительное
по своей наглости послание:
     "Благодарим вас всех  за  карболку  и  за  чутких  наставников  с  их
учебными пособиями из буйволовых жил. А ты, буржуй,  проклятый  лорд,  еще
попадешься нам, и тогда мы тебя еще не так поблагодарим. Уж мы  тебе  ноги
из ж... повыдергиваем! А сейчас  мы  возвращаемся  на  наш  остров,  чтобы
помириться и побрататься с эфиопами. Лучше на  родине  от  чумы  протянуть
ноги, чем здесь издыхать от твоей протухшей солонины. С общим  приветом  -
мавры".
     Покидая  европейские  берега,  мавры  прихватили  с  собой  в  дорогу
подзорную трубу, сломанный пулемет, сто  банок  сгущенного  молока,  шесть
блестящих дверных ручек, выломанных заранее,  десять  револьверов  и  двух
белых женщин.
     Лорд Гленарван приказал выпороть  подряд  всех  оставшихся  мавров  и
аккуратно  записал  в  свою  записную  книжку  стоимость  всех  похищенных
беглецами предметов.



                           10. Сенсационная депеша

     Прошло шесть лет. Изолированный карантином от всего мира  остров  был
забыт. Проплывавшие время от времени мимо моряки  видели  в  свои  бинокли
только пышно растущую зелень на пустынном  побережье,  отдельные  скалы  и
развалины пожарищ вдали.
     Семь лет необходимо было выждать для того, чтобы очаг эпидемии  погас
сам собой и остров вновь стал безопасен. К исходу седьмого года на  остров
должна была прибыть экспедиция, которая провела бы разведку и  подготовила
бы условия для  обратного  переселения  мавров,  чтобы  вновь  заселить  и
колонизировать эту землю. Сами же мавры, исхудавшие как скелеты, пока  все
так же томились в каменоломнях лорда Гленарвана.
     Но в самом начале седьмого года цивилизованный мир вдруг был потрясен
совершенно неожиданной сенсационной  радиограммой.  Радиостанции  Америки,
Англии и Франции приняли ночью депешу следующего содержания:
     "Чума прошла. Благодарение богу живы и здоровы, чего и вам желаем.  С
уважением ваши эфиопы".
     На следующее  утро  газеты  Америки  и  Европы  вышли  под  огромными
заглавиями:
     "Остров радирует! Таинственная депеша! Живы ли на самом деле эфиопы?"
     - Клянусь фланелевыми панталонами  моей  бабушки,  -  зарычал  Мишель
Ардан, узнав о содержании таинственной депеши с красного острова,  -  меня
поражает не  то,  что  они  там  выжили,  а  то,  что  они  еще  рассылают
радиограммы. Уж не сам ли сатана соорудил для них радиопередатчик?
     Известие с острова повергло лорда Гленарвана в глубокую задумчивость.
А мавры были совершенно растеряны. Рики-Тики-Тави назойливо умолял лорда:
     - Ваша милость, теперь остается только  одно:  прикажите,  как  можно
скорее, отправить экспедицию, а то что же получается?  Остров  принадлежит
ведь нам. Сколько мы еще будем здесь париться.
     - Будем посмотреть, - отвечал, не спеша, лорд.



                 11. Капитан Гаттерас и таинственный баркас

     В один прекрасный майский день на горизонте перед  Багровым  Островом
возник дымок корабля и  вскоре  на  рейде  бросил  якорь  фрегат.  Капитан
Гаттерас по приказу лорда Гленарвана прибыл сюда на разведку. Ванты и  реи
корабля были усеяны матросами, с любопытством вглядывавшимися в берег.  Их
взорам открылась следующая картина: на спокойных  водах  колыхалась  целая
флотилия с иголочки новеньких, видимо, только что построенных, каноэ.  Над
этой легкой флотилией возвышался  какой-то  неизвестный,  неведомо  откуда
взявшийся, баркас. В то же время разъяснилась  и  загадка  радиограмм.  Из
изумрудной зелени тропического леса вздымалась  вверх  антенна  примитивно
сделанного радиоприемника.
     - Тысяча чертей, - вскричал капитан, - эти  болваны  соорудили  здесь
какую-то кривую мельницу!
     Матросы захохотали и наперебой  стали  отпускать  шуточки  по  поводу
этого нескладного детища эфиопской творческой мысли.
     От  корабля  отвалила  шлюпка  и  доставила  капитана  с  несколькими
матросами на берег.
     Первое, что бросилось в глаза отважным мореплавателям и произвело  на
них сильное впечатление, это то,  что  повсюду  виднелись  огромные  массы
эфиопов. Остров, казалось, кишел ими. При том не  только  взрослые,  но  и
огромные толпы подростков окружали капитана. У самого берега расположились
с удочками  целые  гирлянды  упитанных  эфиопских  малышей,  непринужденно
болтавших в воде своими толстыми ножками.
     - Черт меня побери, - вне себя от изумления воскликнул капитан, -  но
похоже на то, чума капитально пошла им впрок! А эти карапузы выглядят так,
словно их каждый день кормят  геркулесовой  кашей!  Ну  хорошо,  посмотрим
дальше...
     Далее их весьма поразил старый баркас, стоявший  у  берега  в  бухте.
Опытному моряку достаточно было одного  лишь  взгляда  на  это  суденышко,
чтобы убедиться в том, что баркас строился на одной из европейских верфей.
     - Это мне не нравится, - процедил Гаттерас сквозь зубы, - если только
они не украли где-нибудь эту дырявую калошу, то, значит, какая-то  каналья
во время карантина тайно посещала остров и сумела установить связи с этими
обезьянами. Ох, сдается мне, что баркас не  иначе,  как  германский!  -  И
обернувшись к эфиопам, громко спросил: - Эй, вы,  краснокожие  черти!  Где
это вы сперли вон ту посудину?
     Эфиопы ответили лукавыми ухмылками, показывая при  этом  свои  белые,
как жемчуг, зубы. Но беседовать на эту тему они явно не желали.
     - Что, вы не хотите отвечать? - капитан нахмурился. - Ладно, сейчас я
сделаю вас более разговорчивыми.
     С этими  словами  он  решительно  направился  к  баркасу,  но  эфиопы
решительно преградили ему и матросам путь.
     - Прочь с дороги! - прорычал капитан, привычным движением хватаясь за
задний карман, отягощенный увесистым кольтом.
     Но эфиопы и не думали  уступать.  В  мгновение  ока  Гаттерас  и  его
матросы были зажаты в плотной толпе. Шея капитана густо побагровела. И тут
как раз он заметил в толпе одного из тех мавров, что столь дерзко  сбежали
в свое время из каменоломни.
     - Смотрите-ка, старый знакомый! - воскликнул Гаттерас. - Ага,  теперь
знаю, что здесь подстрекатели. А ну, иди-ка сюда, грязная образина!
     Но грязная образина даже не шевельнулась  в  ответ,  а  только  нагло
прокричала:
     - Моя не пойдет!
     Взбешенный капитан Гаттерас  с  проклятиями  озирался  вокруг  и  его
фиолетовая, налившаяся кровью шея составляла красивый  контраст  с  белыми
полями пробкового тропического шлема. В руках  многих  эфиопов  он  увидел
теперь ружья, весьма напоминавшие карабины германского образца, а один  из
мавров был вооружен похищенным у лорда Гленарвана парабеллумом.
     Лица матросов,  обычно  столь  лихих  и  дерзких,  сразу  побледнели.
Предыдущая страница Следующая страница
1 2  3 4 5
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама