Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Зарубежная фантастика - Роберт Шекли Весь текст 22.57 Kb

Что в нас заложено

Следующая страница
 1 2

                     Роберт Шекли

                  Что в нас заложено

                                    Перевод А. Санина


Файл с книжной полки Несененко Алексея http://www.geocities.com/SoHo/Exhibit/4256/
Существуют предписания, регламентирующие поведение экипажа космического корабля при установлении Первого Контакта, инструкции, порожденные безысходностью и выполняемые слепо, без надежды на успех, - в самом деле, какие наставления способны предвосхитить последствия каких бы то ни было действий на сознание инопланетян? Именно об этом мрачно размышлял Ян Маартен, когда корабль вошел в атмосферу Дюрелла IV. Ян Маартен был крупный среднего возраста мужчина с редеющими светло- пепельными волосами и вечно озабоченным выражением на упитанном лице. Уже давно он пришел к заключению, что любое, пусть самое нелепое, предписание - все же лучше, чем ничего. Именно поэтому он придерживался установленных правил, педантично, но с непреходящим чувством сомнения и сознанием человеческого несовершенства. Это были идеальные качества для посланца, устанавливающего Первый Контакт. Он облетел планету на высоте, достаточной для обзора, но не настолько близко к поверхности, чтобы напугать ее обитателей. Налицо были все признаки первобытно- пасторальной цивилизации, и Ян Маартен постарался освежить в памяти инструкции, напечатанные в четвертом томе "Рекомендуемой методики по осуществлению Первого Контакта с так называемыми первобытно-пасторальными мирами", выпущенном Департаментом психологии инопланетян. Он посадил корабль на скалистую, поросшую травой равнину на рекомендуемом расстоянии от типичной небольшой деревушки. При посадке он применил новаторский метод "Тихий Сэм". - Славно сработано! - восхитился его помощник Кросвелл, который был еще слишком молод, чтобы терзаться мучившими капитана сомнениями. Чедка, эборийский лингвист, безмолвствовал. Он, как обычно, спал. Пробурчав в ответ что-то невразумительное, Маартен отправился в хвостовой отсек проводить анализ проб. Кросвелл занял позицию перед смотровым экраном. - Идут! - закричал Кросвелл спустя полчаса. - Их около дюжины, и они явно гуманоиды. Присмотревшись, он отметил, что дюрелляне довольно тщедушны, а их мертвенно- бледные лица застыли, словно маски. Чуть поколебавшись, Кросвелл добавил: - Красавцами я бы их, пожалуй, не назвал. - Что они делают? - спросил Маартен. - Просто разглядывают нас, - отозвался Кросвелл. Это был худощавый молодой человек с необычайно длинными роскошными усами, которые он отпускал на всем долгом пути от Земли. Кросвелл то и дело любовно поглаживал их в полной уверенности, что столь великолепных усов Галактике видеть не доводилось. - Они уже в двадцати ярдах от корабля! - Увлеченный необычным зрелищем, он даже не заметил, что нелепо расплющил нос об односторонний смотровой экран. Экран позволял прекрасно видеть, что происходит вне корабля, но в то же время не давал посмотреть в него снаружи. По указу Департамента психологии инопланетян такие экраны были установлены на всех кораблях после того, как год назад закончилась провалом попытка установить Первый Контакт на планете Карелла II. Карелляне, глазевшие на корабль, разглядели внутри что-то такое, что заставило их в панике бежать, отчего вступить с ними в контакт не удалось. Подобные ошибки нельзя было повторять. - А что теперь? - осведомился Маартен. - Один из них приближается к кораблю. Вероятно, вождь. А может быть, это жертвоприношение? - Как он одет? - На нем... Как бы это сказать... Лучше бы вы посмотрели сами. Маартен уже успел с помощью приборов составить представление о Дюрелле. Планета обладала пригодной для дыхания атмосферой, сносным климатом, даже гравитация оказалась близкой к земной. На Дюрелле имелись богатейшие залежи радиоактивных элементов и редких металлов. Но самое главное - приборы указывали на полное отсутствие вирулентных микроорганизмов и ядовитых испарений, из-за которых пребывание землян на планете могло оборваться трагически. Словом, Дюрелл мог стать бесценным партнером Земли при условии, что дюрелляне будут настроены дружественно, а посланцы с Земли сумеют тонко и тактично провести переговоры. Подойдя к экрану, Маартен начал рассматривать дюреллян. - На них одежды пастельных тонов. Нам следует одеться так же. - Есть! - Они не вооружены. Мы тоже выйдем безоружными. - Так точно! - Они обуты в сандалии. Придется и нам идти в сандалиях. - Слушаюсь! - Но вот на лицах у них отсутствует всякая растительность, - продолжал Маартен. - Прости меня, Эд, но твои усы... - Нет-нет, только не это! Умоляю! - Кросвелл в непритворном ужасе прикрыл ладонью предмет своей гордости. - Боюсь, с этим ничего не поделаешь, - с напускным состраданием вздохнул Маартен. - Я их полгода отращивал! - запротестовал юноша. - Придется с ними расстаться. Они будут бросаться в глаза. - Не вижу для этого причин, - негодующе возразил Кросвелл. - Самое главное - первое впечатление. Если оно окажется неблагоприятным, это сильно затруднит, если вовсе не сделает невозможными дальнейшие контакты. Поскольку мы пока ничего не знаем об обитателях этой планеты, наше лучшее оружие - конформизм. Мы должны стараться походить на них своим внешним обликом; если даже это им не очень понравится, то по крайней мере не будет раздражать. Нам следует перенять и их манеры, словом, надо вести себя в рамках принятых здесь обычаев и традиций... - Хорошо, я согласен, - прервал его Кросвелл. - Надеюсь, хотя бы на обратном пути мне будет позволено обзавестись новыми усами? Они посмотрели друг на друга и расхохотались. Кросвелл уже трижды терял усы в аналогичных ситуациях. Пока юноша брился, Маартен растолкал спавшего лингвиста. Чедка был лемурообразным гуманоидом с Эбории IV, с которой Земля поддерживала дружественные отношения. Эборийцы были прирожденными лингвистами и к тому же обладали необыкновенной словоохотливостью, отличающей иных земных зануд, которые не позволяют собеседнику вставить и слово. Правда, к чести эборийцев следует сказать, что во всяком споре они неизменно оказывались правыми. В свое время они облетели почти всю Галактику и могли бы воцариться в ней, если бы не необходимость спать двадцать часов из двадцати четырех. Сбрив усы, Кросвелл облачился в бледно-зеленый комбинезон и сандалии. Все трое прошли дезинфекционную камеру. Маартен глубоко вздохнул и отрыл люк. По толпе дюреллян пронесся еле слышный шелест. Вождь - или жертва - молчал. Если бы не мертвенная бледность и окаменелость лиц, дюрелляне могли сойти за людей. - Никакой мимики! - предупредил Кросвелла Маартен. Они медленно приближались, пока не оказались в десяти футах от дюреллянина. - Мы пришли с миром, - тихо сказал Маартен. Ответ дюреллянина был настолько тихим, что почти нельзя было разобрать слов. - Вождь сказал: "Добро пожаловать", - перевел Чедка. - Вот и отлично. - Маартен приблизился еще на несколько шагов и начал говорить, делая время от времени паузы для перевода. Искренне и убежденно он произнес Первичную речь ББ-32 (для первобытно-пасторальных, предположительно не агрессивно настроенных инопланетян-гуманоидов). Даже Кросвелл, которого трудно было удивить, вынужден был признать, что это была замечательная речь. Маартен сообщил, что они проделали долгий путь, прилетев из Великой Пустоты, чтобы наладить дружественные отношения с благородными дюреллянами. Он рассказал о далекой зеленой Земле, о прекрасных добрых землянах, которые протягивают руки в дружелюбном приветствии. Он поведал далее о великом духе мира и понимания, исходящем от Земли, о всеобщей дружбе и о многом-многом другом. Наконец он закончил. Воцарилось продолжительное молчание. - Он все понял? - шепотом осведомился Маартен у Чедки. Эбориец кивнул, ожидая ответа вождя. Маартен от напряжения покрылся испариной, а Кросвелл в волнении ощупывал непривычно гладкую кожу над верхней губой. Вождь раскрыл рот, судорожно глотнул, чуть отступил назад и мешком рухнул на траву. Это неприятное происшествие не было предусмотрено предписаниями. Вождь не поднялся на ноги - по-видимому, это не относилось к церемониальным падениям. К тому же и дыхание его казалось затрудненным, как при обмороке. При таких обстоятельствах незадачливым астронавтам оставалось только вернуться на корабль и ждать дальнейшего развития событий. Через полчаса один из дюреллян осторожно приблизился к кораблю, сообщил что-то Чедке и тут же стал пятиться назад, не спуская глаз с землян. - Что он сказал? - взволнованно спросил Кросвелл. - Вождь Морери просит извинить его за обморок, - сказал Чедка. - С его стороны это было непростительно неучтиво. - Вот как! - воскликнул Маартен. - Тогда его обморок даже сыграет нам на руку - заставит его приложить все усилия, чтобы искупить свою неучтивость. Столь благоприятное стечение обстоятельств, независимое от нас... - Нет, - прервал Чедка. - Что "нет"? - Не независимое, - лаконично пояснил эбориец, свернулся калачиком и мгновенно уснул. Маартен энергично затряс маленького лингвиста за плечо. - Что еще сказал вождь? Какое отношение к нам может иметь этот нелепый обморок? Чедка сладко зевнул. - Вождь был очень смущен. Сколько мог, он терпел порывы ветра из вашего рта, но в конце концов чуждый запах... - Какой ветер? - не веря своим ушам, переспросил Маартен. - Мое дыхание? Неужели он грохнулся в обморок из-за... - Страшная догадка осенила его. Чедка кивнул, неуместно хихикнул и снова уснул. Наступил вечер, тусклые длинные сумерки Дюрелла незаметно сменились ночью. Один за другим исчезали пробивавшиеся сквозь окружавший деревушку лес огоньки костров, на которых готовили пищу дюрелляне. На корабле свет горел до самого рассвета. Когда взошло солнце, Чедку отправили в деревню. Кросвелл задумчиво потягивал кофе, а Маартен лихорадочно рылся в аптечке. - Я уверен, что это преодолимое препятствие, - глубокомысленно произнес Кросвелл. - Подобные пустяки неизбежны. Помните, когда мы высадились на Дингофоребе VI... - Из-за таких, как ты говоришь, "пустяков" контакты срываются навсегда, - возразил Маартен. - Но кто мог предположить... - Я должен был предвидеть! - вспыхнул Маартен. - Мало ли что прежде ничего подобного не случалось... А, вот они! Он торжествующе поднял в руке склянку с розовыми таблетками. - С абсолютной гарантией нейтрализуют любое дыхание - даже гиены. Проглоти парочку. Кросвелл с готовностью проглотил таблетки. - Что теперь, шеф? - Подождем возвращения этого сонливого лемура... Ага, вот и он! Что сказал вождь? Чедка проскользнул сквозь люк, протирая уже слипающиеся глаза. - Вождь Морери просит извинить его за обморок. - Это мы уже знаем. Что еще? - Он приглашает вас посетить деревню Ланнит в любое удобное для вас время. Вождь надеется, что этот глупый инцидент не повлияет на развитие дружественных отношений между двумя миролюбивыми благородными народами. Маартен облегченно вздохнул. - Вы поставили его в известность о том, что... эээ... наше дыхание исправится? - Я заверил вождя Морери, что оно будет должным образом скорректировано, - сдержанно подтвердил Чедка. - Меня лично оно никогда не беспокоило. - Прекрасно. Мы немедленно отправляемся в деревню. Может быть, вы тоже примете одну таблетку? - С моим дыханием все в порядке, - зевая, гордо проговорил Чедка. При общении с представителями первобытно-пасторальной цивилизации принято прибегать к простым, но многозначительным жестам, они легче всего воспринимаются туземным населением. Наглядность! Четкие и понятные всем ассоциации! Меньше слов - больше жестов! Таковы были наставления. Приблизившись к деревне, Маартен с удовлетворением
Следующая страница
 1 2
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама