Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Зарубежная фантастика - Роберт Шекли Весь текст 27.9 Kb

Человек по Платону

Предыдущая страница Следующая страница
1  2 3
быть не могло, поскольку Максу не разрешалось рассуждать,
опираясь на предыдущий опыт.
   В сознании Макса были запрограммированы определенные
предпосылки. Он исходил из того, что земляне всегда знают
пароль. Он исходил из того, что инопланетяне никогда не
знают пароля, но всегда пытаются проникнуть в лагерь.
Поэтому существо, которое не пытается проникнуть в лагерь,
тем самым должно быть свободно от инопланетянского
навязчивого желания входить в лагерь, а потому его можно
рассматривать как землянина до тех пор, пока не будет
доказано обратное.
   Холлорен решил, что это очень недурное логическое
построение для человека, организм которого уже потерял
несколько процентов жидкости, а потому можно было надеяться,
что и остальная часть его плана окажется не менее удачной.
   - Макс, - сказал он, - во время моих обследований
местности я сделал одно довольно неприятное открытие.
   - А именно, сэр?
   - Я обнаружил, что мы разбили лагерь на краю разлома в
коре этой планеты. Ошибки здесь быть не может.
   - Нехорошо, сэр. А велик ли риск?
   - Еще бы! А чем больше риск, тем больше работы. Нам с
тобой, Макси, придется перенести весь лагерь на две мили к
западу. И немедленно. А потому бери канистры с водой и
следуй за мной.
   - Есть, сэр, - ответил Макс. - Как только вы смените
меня с поста.
   - Ладно, сменяю, - ответил Холлорсн. - Пошевеливайся.
   - Не могу, - сказал робот. - Вы должны сменить меня с
поста, назвав пароль и указав, что он отменяется. Тогда я
перестану охранять данные границы.
   - У нас нет времени на формальности, - сказал Холлорен
сквозь зубы. - Новый пароль - "треска". Пошевеливайся,
Макс. Я чувствую содрогания почвы
   - Я ничего не чувствую.
   - Еще бы ты чувствовал! - огрызнулся Холлорен. - Ты же
всего только ГР-робот, а не землянин со специальной
тренировкой и точно настроенным сенсорным аппаратом. Ах,
черт, снова! Уж на этот-то раз ты его почувствовал?
   - Да, кажется, почувствовал.
   - Ну, так берись за дело.
   - Мистер Холлорен, я не могу. Я физически неспособен
покинуть свой пост, пока вы меня не смените. Прошу вас,
сэр, смените меня.
   - Не волнуйся так, - сказал Холлорен. - Пожалуй, мы не
будем переносить лагерь.
   - Но землетрясение...
   - Я только что произвел новые расчеты. У нас гораздо
больше времени, чем я предполагал сначала. Я схожу погляжу
еще раз.
   Холлорен скрылся за скалами, где робот не мог его видеть.
Сердце его часто билось, а кровь, казалось, еле текла по
жилам. Перед глазами плясали радужные пятна. Он поставил
диагноз - легкий тепловой удар, и заставил себя посидеть
неподвижно в небольшом кружке тени под скалой.
   Медленно тянулись часы бесконечного дня. Бесформенное
белое пятно двойного солнца сползло на дюйм ближе к
горизонту. ГР-0134 бдительно охранял границы лагеря.
   Поднялся ветер. Он достиг почти ураганной силы и начал
швырять песок в немигающие глаза Макса. Робот неутомимо
двигался по окружности. Ветер замер, и среди скал ярдах в
двадцати от Макса появилась какая-то фигура. Кто-то следил
за ним - Холлорен или инопланетянин? Макс не желал
размышлять. Он охранял свою границу.
   Маленький зверь, похожий на койота, опрометью выбежал
из-за скал и зигзагом проскочил почти у самых ног Макса.
Большая птица спикировала прямо на него. Раздался
пронзительный визг, и брызги крови упали на одну из палаток.
Птица тяжело взмыла в воздух, сжимая в когтях бьющееся тело.
   Макс не обратил на это происшествие ни малейшего
внимания. Он наблюдал за человекообразным существом,
которое, пошатываясь, брело к нему со стороны скал.
Существо остановилось.
   - Добрый день, мистер Холлорен, - сразу же сказал Макс.
- Боюсь, мне следует упомянуть, сэр, что у вас заметны явные
признаки обезвоживания. Это состояние ведет к шоку, потере
сознания и смерти, если не будут немедленно приняты
необходимые меры.
   - Заткнись, - сказал Холлорен хриплым голосом.
   - Слушаюсь, мистер Холлорен.
   - И перестань называть меня мистером Холлореном.
   - Но почему, сэр?
   - Потому что я не Холлорен. Я - инопланетянин.
   - Неужели? - сказал робот.
   - Или ты сомневаешься в моей правдивости?
   - Ну, ваше ничем не подтверждаемое заявление...
   - Неважно. Я дам тебе доказательство. Я не знаю пароля.
Слышишь? Каких еще доказательств тебе надо?
   Робот продолжал колебаться и Холлорен добавил:
   - Мистер Холлорен велел мне напомнить тебе твои
собственные основополагающие определения, в соответствии с
которыми ты исполняешь свою работу, а именно: землянин -
это разумное существо, которое знает пароль. Инопланетянин
- это разумное существо, которое не знает пароля.
   - Да, - с неохотой согласился робот. - Для меня все
определяется знанием пароля. И все же я чувствую, что тут
что-то не так. Предположим, вы мне лжете.
   - Если я лгу, то отсюда следует, что я - землянин,
который знает пароль, - объяснил Холлорен, - и опасности для
лагеря нет. Но ты знаешь, что я не лгу, потому что тебе
известно, что никакой землянин не станет лгать, когда речь
идет о пароле.
   - Но могу ли я исходить из такой предпосылки?
   - А как же иначе? Ни один землянин не захочет выдать
себя за инопланетянина, верно?
   - Конечно, нет.
   - А пароль - единственное точное различие между человеком
и инопланетянином?
   - Да.
   - Следовательно, тезис можно считать доказанным.
   - Но все-таки я не уверен, - сказал Макс, и Холлорен
сообразил, что робот считает себя обязанным не доверять
инопланетянину, даже если инопланетянин всего лишь пытается
доказать, что он - инопланетянин.
   Холлорен выждал, и через минуту Макс сказал:
   - Хорошо, я согласен, что вы - инопланетянин. А потому я
отказываюсь допустить вас в лагерь.
   - Я и не прошу, чтобы ты меня туда допускал. Вопрос
заключается в том, что я пленник Холлорена, а ты знаешь, что
это означает.
   Фотоэлектрические глаза робота быстро замигали.
   - Я не знаю, что это означает.
   - Это означает, объявил Холлорен, - что ты должен
выполнять все приказы Холлорена, касающиеся меня. А он
приказывает, чтобы ты задержал меня в пределах лагеря и не
выпускал оттуда, пока он не отдаст другого распоряжения.
   - Но мистер Холлорен знает, что я не могу впустить вас в
лагерь! - вскричал Макс.
   - Конечно. Но Холлорен приказывает, чтобы ты взял меня
под стражу в лагере, а это совсем другое дело.
   - Разве?
   - Конечно. Ты же должен знать, что земляне всегда берут
под стражу инопланетян, которые пытаются ворваться в их
лагерь.
   - Кажется, я что-то такое слышал, - сказал Макс. - Но
все-таки впустить вас в лагерь я не могу. Зато я могу
сторожить вас здесь, прямо перед лагерем.
   - От этого мало толку, - угрюмо сказал Холлорен.
   - Мне очень жаль, но ничего другого я предложить не в
состоянии.
   - Ну ладно, - ответил Холлорен, садясь на песок. -
Следовательно я твой пленник.
   - Да.
   - Тогда дай мне воды напиться.
   - Мне не разрешается...
   - Черт побери, ты, несомненно, знаешь, что с пленными
инопланетянами предписывается обращаться со всей
вежливостью, положенной их рангу, а также снабжать их всем,
что необходимо для жизни, в соответствии с Женевской
конвенцией и прочими международными соглашениями.
   - Да, я об этом слышал, - сказал Макс. - А какой у вас
ранг?
   - Джемисдар старшего разряда. Мой серийный номер -
двенадцать миллионов двести семьдесят восемь тысяч ноль
тридцать один, и мне требуется вода немедленно, потому что я
без нее умру.
   Макс задумался на секунду, а потом сказал:
   - Я дам вам воды, но только после того, как напьется
мистер Холлорен.
   - Но ведь ее, наверное, хватит на нас обоих? - спросил
Холлорен, пытаясь обязательно улыбнуться.
   - Это должен решить мистер Холлорен, - твердо объявил
Макс.
   - Ну ладно, - сказал Холлорен, поднимаясь на ноги.
   - Погодите! Остановитесь! Куда вы идете?
   - Вон за те скалы, - ответил Холлорен. - Настал час моей
полуденной молитвы, которую я должен творить в полном
одиночестве.
   - Но что если вы сбежите?
   - Чего ради? - спросил Холлорен, удаляясь. - Холлорен
просто поймает меня еще раз.
   - Верно, верно, этот человек - гений, - пробормотал
робот.
   Прошло всего несколько минут. Внезапно из-за скал
появился Холлорен.
   - Мистер Холлорен? - спросил Макс.
   - Да, это я, -весело ответил Холлорек. - Мой пленник
прибыл сюда благополучно?
   - Да, сэр. Он вон за теми скалами. Молится.
   - Это ничего, - сказал Холлорен. - Вот что, Макс. Когда
он оттуда выйдет, непременно напои его.
   - С радостью. После того, как вы напьетесь, сэр.
   - Черт, да я совершенно не хочу пить. Последитолько,
чтобы этот бедняга инопланетянин получил свою воду.
   - Я не могу, пока не увижу, что вы напились вдосталь.
Состояние обезвоживания, о котором я упомянул, сэр, заметно
усилилось. В любой момент у вас может наступить коллапс. Я
требую, я умоляю вас, напейтесь.
   - Ну ладно, хватит ворчать. Принеси мне канистру.
   - Ах, сэр!
   - А? Ну что еще?
   - Вы знаете, что я не могу покинуть границу.
   - Да почему же?
   - Это противоречит инструкции. А кроме того за скалами -
инопланетянин.
   - Я посторожу за тебя, Макс, старина. А ты будь умницей
и принеси воды.
   - Вы очень добры, сэр, но я не могу этого допустить.
Ведь я - робот ГР, сконструированный специально для охраны
лагеря. Я не имею права возлагать эту ответственность ни на
кого - даже на землянина или другого робота ГР до тех пор,
пока они не назовут пароль и я не сменюсь с поста.
   - Знаю, знаю, - пробормотал Холлорен. - С какой стороны
ни возьмись, результат один.
   Он с трудом поплелся к скалам.
   - Что случилось? - спросил робот. - Что такого я
сказал?
   Ответа не было.
   - Мистер Холлорен? Джемисдар - инопланетянин?
   Ответа по-прежнему не последовало. Макс продолжал
охранять границы лагеря.
   Холлорен был измучен. Горло саднило от пустых разговоров
с глупым роботом, а все тело болело от бесчисленных ударов
двойного солнца. Это был уже не солнечный ожог - Холлорен
почернел, обгорел, превратился в жареного индюка. Боль,
жажда и утомление вытеснили все остальные чувства, кроме
злости. Он злился на себя за то, что попал в такое нелепое
положение и не сумел предотвратить своей гибели ("Холлорен?
Ах да, бедняга не знал пароля и умер от жажды всего в сотне
шагов от воды и палаток. Печальный, нелепый конец...").
   И теперь его поддерживала только злость. Только она
заставляла его вновь взвешивать положение и искать
возможности проникнуть в лагерь.
   Он уже убедил робота, что он - землянин. Затем он убедил
робота, что он - инопланетянин. Ни то, ни другое не помогло
ему проникнуть в лагерь.
   Что еще он может сделать?
   Холлорен перекатился на спину и уставился в пылающее
белое небо. В нем плавали черные точки. Галлюцинация?
Нет, это кружили птицы. Они забыли про свою обычную добычу
и ждали, чтобы он совсем обессилел - вот тогда они устроят
настоящий пир...
   Он заставил себя сесть. Теперь, сказал он себе, ты
взвесишь все и найдешь зацепку.
   С точки зрения Макса все разумные существа, знающие
пароль - земляне. А все разумные существа, не
знающиедароля, - инопланетяне.
   Это означает...
   На мгновение Холлорену показалось, что он нашел ключ к
разгадке. Но ему было трудно сосредоточиться. Птицы
спускались все ниже. Из-за скалы выскользнул койот и
понюхал его ботинок.
   Забудь все это. Сосредоточься. Превратись в логически
мыслящий автомат.
   В конце концов Макс глуп. Его сконструировали не для
того, чтобы он разоблачал обманщиков, если не считать одной
очень узкой области. Его критерии... архаичны, как в
анекдоте о Платоне, который назвал человека двуногим
существом без перьев, а Диоген ощипал петуха и заявил, что
он точно соответствует этому определению, после чего Платон
внес уточнение, добавив, что человек - это двуногое существо
без перьев и с плоскими ногтями.
   Но какое отношение все это имеет к Максу?
   Холлорен яростно тряхнул головой, пытаясь
Предыдущая страница Следующая страница
1  2 3
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама