Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Проза - Хмелевска И. Весь текст 443.74 Kb

Мы все под подозрением

Предыдущая страница
1 ... 31 32 33 34 35 36 37  38
самого лучшего мнения... Иранский конкурс был  только  гвоздем,  вбитым  в
крышку гроба.
     - Но почему ты ничего не сказал? - недовольно спросила Алиция.  -  Ты
позволил бы им обвинить Ядвигу?
     Марек посмотрел на нее с явным неудовольствием.
     - У меня не было никакой причины рассказывать об этом, потому  что  я
не знал, что это имеет какое-то отношение к делу. О том, что Столярек  его
шантажировал, я узнал от прокурора только позавчера вечером.
     - Действительно, ты прав...
     - Но, с другой стороны, я им восхищаюсь. Что значит человек,  который
ни перед чем не останавливается ради достижения своей цели! Я  бы  так  не
смог...
     - Кроме того, если судить по всему, что мы знаем о Тадеуше,  убийство
было поистине похвальным делом, - заметила Алиция. - Боюсь, как бы его  не
оправдали.
     - Сомневаюсь, - хмуро сказала я. - Он совершил слишком много  ошибок.
Например, перемудрил с этим платком.
     - Но он же не мог предвидеть,  что  ты  окажешься  свидетелем  этого?
Мысль была прекрасная,  если  бы  не  ты,  Ядвига  бы  влипла  значительно
сильней.
     - Да, но в мужском туалете не забило бы...
     - Кто тебе сказал? Мужской туалет забило бы точно так  же!  По  моему
мнению, идиотизмом было не вытереть  ключ!  Зачем  он,  черт  побери,  его
вообще там прятал?
     - Думаю, что боялся потерять единственный  ключ  от  этой  двери.  Не
знал, что другой лежит в вазоне. Он воткнул его  туда,  видимо,  в  спешке
перед личным обыском, на всякий случай, а потом уже не смог вынуть. Каждый
день до вечера там кто-то сидел,  а  потом  оставляли  на  ночь  дежурного
милиционера в холле. А кроме того, у него забрали ключ от мастерской, и он
не мог вернуться сюда поздно вечером или ночью.
     - А мебель он  знал  наизусть,  потому  что  сам  проектировал  ее  и
наблюдал за изготовлением, - заметила Алиция.
     - Нужно также признать, что его ошибки  заметили  как  раз  те  люди,
которым нельзя не верить. Иоанна запомнила, что он проходил мимо  нее  два
раза, только она способна на что-либо подобное, знаете, я подозреваю,  что
у нее в мозгу находится фотокамера... А то, что  он  последним  пришел  на
обыск, заметили Анджей и Збышек, самые здравомыслящие и правдивые  из  нас
всех...
     - Действительно, если бы это утверждал Влодек, то с  тем  же  успехом
могло оказаться, что Витек был первым, а последним пришел ты, к тому же на
четвереньках.
     - Дырокол он забрал со стола Ядвиги, проходя мимо... Смотрите, первый
раз открылось, кто последний пользовался дыроколом!
     - Я хотел бы узнать только еще одно, - задумчиво сказал Марек. -  Они
узнали обо всем в результате того, что нашли что-то у  Тадеуша.  Но  каким
образом обо всей этой истории  узнал  Тадеуш?  Дорого  бы  я  дал  за  эту
скромную информацию...
     Я выразила про себя надежду, что независимо от того, сколько бы он за
это дал, он не узнает об этом. Думаю, что в надеждах такого рода я была не
оригинальна, почти каждый  из  нашего  персонала  рассчитывал  на  такт  и
сдержанность  следственных  властей  во  время  суда.   Мы   теряли   нашу
мастерскую,  и  для  нас  этого  несчастья  было  достаточно.  Еще  только
недоставало, чтобы по  всему  свету  разошлись  всякие  сведения,  которые
сослуживцы покойника так старательно и с таким трудом скрывали.
     - Жаль мастерской, - вздохнула Алиция, поднимаясь  из-за  столика.  -
Нам так хорошо работалось.
     - И только подумать, что, если бы он задушил его  хотя  бы  на  месяц
позже, возможно, ее удалось  бы  спасти.  Такие  прекрасные  заказы,  -  с
сожалением добавила я.
     - Ничего не поделаешь, мои дорогие, судьба, - сказал Марек. - Я давно
вам говорю, что не имеет смысла бороться с судьбой.



                                  ЭПИЛОГ

     - Ну, знаешь! - сказал Веслав, который закончил первый.
     Я  прижала  палец  к  губам,  указывая  на  остальных,  которые   еще
продолжали читать, и Веслав замолчал, качая головой.
     В доме на  склоне  горы  сидели  остатки  нашего  прежнего  общества,
читающие машинопись криминальной повести, которую  мне,  наконец,  удалось
написать благодаря особенностям характера покойного  Тадеуша  Столярека  и
отчаянному положению  Витека.  Здесь  находилось  бюро,  в  котором  нашла
пристанище часть персонала нашей мастерской, другие пришли просто в гости,
несколько человек вообще отсутствовали.
     Старая  мастерская   распалась.   Заботливо   оборудованное   некогда
помещение перешло во владение другого бюро, мебель  расползлась  по  всему
городу, а все мы  разошлись  по  разным  другим  местам  работы.  Витольд,
Веслав, Януш, Моника и Каспер работали здесь,  Стефан,  Влодек,  Анджей  и
Збышек перешли в другое  бюро,  родственное  тому,  Марек,  Казик  и  Анка
выехали за границу, каждый в другую сторону. Иоанна  вышла  на  пенсию,  а
Ольгерд  контролировал  бюро,  в  котором   работала   я.   Лешек   сделал
ошеломляющую карьеру как художник-импрессионист. Рышард, который  все  еще
не мог осуществить свой выезд, принимал  участие  в  различных  конкурсах.
Алиция, так и не смирившаяся се служебной  дисциплиной,  переключилась  на
выполнение чертежей  по  заказам.  Данка  устроилась  в  каком-то  военном
учреждении, Ядвига лежала в больнице, Столярек  -  на  кладбище,  а  Витек
сидел в тюрьме.
     Со времени совершения преступления прошло около полугода, и  в  любой
момент мы ждали результатов проведенной после  ареста  Витека  ревизии.  Я
собрала возможно большее  количество  бывших  сослуживцев  и  принесла  им
машинопись, рассказывающую об их собственных поступках, надеясь,  что  это
вызовет у них интерес. Я не ошиблась, они сидели и читали, выхватывая друг
у друга прочитанные листы.
     После Веслава закончила Алиция, потом Моника, Влодек, Стефан... Ничто
уже не могло удержать их от высказывания критических замечаний.
     К счастью, они были слишком ошеломлены и одурманены этим  интенсивным
чтением, поэтому не могли реагировать слишком живо.
     - Послушай, - сказала Моника. - Если ты  напечатаешь  все  это  и  не
поместишь в начале заявления, что  все  события  высосаны  из  пальца,  то
обещаю тебе, что твои наследники  смогут  написать  следующую  повесть.  Я
лично тебя прикончу!
     - Я-то нет, - зловеще сказал Стефан, - я человек  привычный,  но  моя
жена, пожалуй, вмешается.
     - Твоя жена?! - вскричала Алиция. - А Збышека?! А Каспера?!
     - А Витек?!
     - Витек сидит!..
     - Но выйдет! Он же не получил пожизненного заключения!
     - Когда он еще выйдет...
     - Он подал на апелляцию. Вот увидите, что его оправдают!
     - Глупости! Каким образом?!
     Все начали спорить, как в добрые старые времена, даже на  душе  стало
приятно. Из читающих остался только один Януш, который пришел позднее,  но
теперь и он догонял общество.
     - Будь любезна сделать тут кое-какие поправки, - сказал  мне  глубоко
оскорбленный Влодек. - Ты представила меня последним идиотом!
     - Честно говоря, мне не потребовалось ничего придумывать! Там нет  ни
слова лжи!
     - Неправда! Мануэла была в самом деле!..
     - Говори, говори, пусть твоя жена узнает!..
     - Тихо!!! - заорала я. - Я  внесу  поправки,  если  ты  одолжишь  мне
полторы тысячи злотых, - злорадно сказала я  Влодеку,  чем  вызвала  дикий
взрыв радости.
     - Эй, послушайте, кто напишет повесть об убийстве Ирены?!
     Януш наконец закончил чтение, поднял голову и вытер со лба пот, глядя
на нас странным взглядом. Видимо,  наши  вопли  до  сих  пор  до  него  не
доходили.
     - Ну и ну, - сказал он потрясенно. - Что Витек  тебя  задушит  сразу,
как только выйдет, это точно. За всех наших жен и мужей тоже  не  ручаюсь,
но это твое дело. Я бы, однако, на твоем  месте  струсил!..  -  и  добавил
через минуту: - Ну хорошо, Тадеуш лежит в земле  сырой,  цветочки  на  нем
растут, но где другой сюжет?
     - Какой другой сюжет? - заинтересовалась я.
     Все остальные замолчали и с огромным интересом смотрели на Януша.
     - Ну с дьяволом! То есть, я хотел сказать,  прокурором!  Что  с  ним?
Полгода прошло, что-то уже прояснилось?
     Что ж, сюжет развивался. Дьявол был прав. Все совпадало. И почему эта
преисподняя так на меня взъелась? Если я много нагрешила, то  меня  должно
было покарать провидение, но при чем тут преисподняя?
     - Дьявол не наврал, - неохотно сказала  я.  -  История  продолжается,
развивается и расцветает. Все в точности совпадает с его предсказаниями. У
меня единственная надежда, что чертова преисподняя  проявит  ко  мне  хоть
немного сострадания и  не  отправит  меня  в  отдел  записей  гражданского
состояния со своим представителем.
     - Ну что ты скажешь! И у него, действительно, нет души?
     -  Души!  -  гневно  фыркнула  я.  -  Ничего  у  него  нет!   Никаких
человеческих черт! У него нет ни души, ни сердца, ни нервов, ни совести, в
этом смысле он совершенство! Знали, кого прислать!
     - И он не отступается от тебя?
     - Даже утверждает, что любит меня. И так, любя,  приканчивает.  Но  я
упрямая, раз преисподняя бросила мне вызов, я вступаю в  борьбу.  Помните,
что говорил дьявол?
     - Что ты должна заставить его волноваться?
     - Вот именно! Пусть я тресну, но доведу его до этого! Или  я  выиграю
этот поединок, или меня хватит удар.
     - Или преисподнюю хватит удар, - в восторге заявил Веслав.
     - Мне бы этого не хотелось - буркнула Моника.
     - Ну, насколько я ее знаю, она справится и с преисподней, -  уверенно
заявил Януш. - Все дьяволы вместе не справятся с ней.
     Я посмотрела на часы и со вздохом поднялась со стула.
     - Ну что ж, детки, оставайтесь и, ради  Бога,  не  совершайте  в  мое
отсутствие никаких преступлений, а то я от жалости  разболеюсь.  Пожелайте
мне всего наилучшего, потому что меня ждут тяжкие минуты...
     Я собрала свои вещи  и  поцеловала  всех  своих  бывших  сослуживцев,
несколько ошеломленных тем, что я увековечила  их  для  потомков  в  своей
книге.
     - Держись! - сказал Януш. - Не позорь нас!
     - Не бойся, приложу все усилия...
     Я вышла из дома, с трудом пробралась по каменистой стежке и  с  таким
же трудом спустилась по полуразрушенным ступеням, оберегая свои  туфли  на
шпильках.
     На проезжей части в такси меня ждал представитель преисподней...
Предыдущая страница
1 ... 31 32 33 34 35 36 37  38
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама