Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Русская фантастика - Стругацкий А. Весь текст 71.3 Kb

С. Ярославцев. Подробности жизни Никиты Воронцова

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3  4 5 6 7
скрепленных могучей канцелярской скрепкой.)
     Вера   Фоминична   Самохина,   в   девичестве   Корнеева,   46   лет,
химик-технолог,   сослуживица   Воронцова    по    номерному    институту,
познакомилась с ним в пятьдесят восьмом году.
     Валентина Мирленовна Самохина, дочь Веры Самохиной, 24 года, работник
Патентной библиотеки, познакомилась с  Воронцовым  в  семьдесят  четвертом
году и стала его любовницей.
     Светлана Федоровна  Паникеева,  в  девичестве  Кривоносова,  47  лет,
домашняя хозяйка, племянница Воронцова.
     Микаэл Грикорович Хачатрян, 54 года, капитан 1-го ранга  в  отставке,
школьный друг Воронцова.
     И  наконец,  Константин  Пантелеевич  Шерстобитов,  55  лет,  рабочий
Мытищинского  машиностроительного  завода,   фронтовой   друг   Воронцова,
познакомился с ним в сорок втором году в запасном полку.
     Ну-с, так вот. Все беседы я вел под магнитофон и после,  конечно,  за
ненадобностью стирал, но записи  бесед  с  этой  пятеркой  сохранил,  даже
сделал извлечения из них, - то, что показалось  мне  наиболее  интересным.
Крутить записи подряд займет  слишком  много  времени,  так  что  давай  я
прочитаю тебе извлечения, а где нужно - прокомментирую. Согласен?
     (Алексей Т. торопливо закивал, показывая, что да, он согласен,  налил
в стопки водку, опрокинул свою и запил остывшим чаем, после чего  произнес
севшим голосом:
     - Давай, читай...)
     - Ладненько, - произнес Варахасий, тоже опрокинул свою и  тоже  запил
остывшим чаем. - Будем читать. Начнем с  Веры  Фоминичны  Самохиной.  Меня
прямо-таки вытолкнула на нее  та  запись  в  дневнике,  помнишь?  "Верочка
Корнеева, она же Воронцова, она же Нэко-тян"... Читаю:
     - "Познакомились мы на какой-то вечеринке. Не помню уже сейчас, то ли
чей-то день рождения  был,  то  ли  праздник  какой-то...  Шутка  сказать,
четверть века прошло! Зато как сейчас помню, что он сидел за столом  почти
напротив и смотрел на меня не отрываясь. Это я краем глаза видела, что  он
смотрит не отрываясь, а  как  на  него  взгляну,  он  уже  и  глаза  успел
опустить... Ну, мне  было  тогда  двадцать  шесть,  что  ли,  мужики  меня
вниманием не обходили, но все  равно  было  лестно...  Потом,  когда  стол
отодвинули и стали танцевать, он меня  пригласил,  и  вот  тут  я  впервые
взглянула ему прямо в глаза. Меня  словно  током  ударило...  Нет-нет,  не
подумайте, ничего такого  женско-мужского.  У  него  глаза  были  какие-то
такие... страшные, мудрые будто и тоскливые, что ли... То есть глаза-то  у
него были обыкновенные, серо-зеленые, но так он глядел... Я сразу  решила:
нет,  это  рыцарь  не  моего  романа.  Вообще-то  он  был  весел,  говорил
интересно, острил довольно удачно, а кое-кто прямо на шею  ему  вешался...
Впрочем, в глаза мы больше друг другу не заглядывали.
     - Ваш муж тоже был на этой вечеринке?
     - Н-нет... Нет-нет, он с Валькой остался, она  тогда  совсем  малышка
была, годика три...  или  четыре...  Так  вот  что  самое  странное  тогда
случилось. Я устала, да и опьянела сильно, и присела отдохнуть на диван. И
сейчас же ко мне подсел Воронцов. Сел рядом, как  сейчас  помню,  руки  на
коленях сложил и негромко говорит мне, на меня глядя: "Вы не беспокойтесь,
Вера Фоминична, с гландами у вас все обойдется благополучно". Я так  глаза
и вытаращила. С гландами у меня действительно с самого детства было  не  в
порядке, последние годы я все собиралась оперироваться, да не решалась, но
ему-то откуда про это знать? Я его спрашиваю: "Откуда вы  знаете  про  мои
гланды?" Вот тут он ко мне наклонился и говорит чуть ли не шепотом:  "Я  о
вас, Вера  Фоминична,  еще  и  не  то  знаю.  Например,  что  есть  у  вас
очаровательная родинка на..." И  называет,  простите,  местечко  на  теле,
которое и родному мужу не часто показываешь. Я обмерла, рот  разинула,  не
знаю, то ли пощечину ему дать, то ли еще что, а он встал  и  ушел.  Совсем
ушел с вечеринки...
     - Но родинка есть?
     - В том-то и дело, что есть... И на том самом месте!
     - И с гландами благополучно обошлось?
     - Прекрасно обошлось. Хотите верьте, хотите нет, но  я  как-то  сразу
бояться перестала и буквально через неделю пошла на операцию. И все  вышло
как по маслу... Скажите, товарищ следователь, вот вы, я вижу, Воронцовым и
после смерти занимаетесь. Вы тоже думаете, что он был вроде как бы  колдун
или ясновидец?
     - А сами вы как думаете, Вера Фоминична? Я ведь его живого в глаза не
видел, а вы с ним худо-бедно почти два десятка  лет  бок  о  бок  в  одном
учреждении, наверняка  общались,  разговаривали.  У  вас  какое  сложилось
впечатление?
     - Не знаю даже,  что  сказать...  Сказать  правду,  мы  больше  и  не
общались никогда. Разве что по работе. А так встретимся в коридоре  или  в
буфете - "здравствуйте", "привет", -  только  и  всего.  Хотя,  конечно...
Действительно, два десятка лет прошло, чего только  не  случилось  за  это
время, многое забылось, а я его на той вечеринке как сейчас вижу.
     - И он с тех пор так ни разу с вами и не заговорил?
     - Ни разу. Наверное, чувствовал...
     - Что?
     - Да ведь боялась я его, товарищ следователь! Как чумы  боялась.  Как
дети буку боятся. Когда Валька рассказала мне, что Сошлась с ним, я неделю
тряслась от горя и  страха.  Сейчас  смешно  вспомнить,  но  рвалась  даже
заявить в партком, в милицию, еще Бог знает куда. Хорошо еще, что муж меня
удержал. Здорово бы это получилось: старый злодей совратил бедную девочку,
а бедной девочке двадцать третий год миновал...
     - Кстати, а как Валя восприняла смерть Воронцова?
     - Вы знаете, удивительно спокойно. Ни слова, ни слезинки... Возможно,
не так уж и любила.
     - Возможно... Скажите, Вера Фоминична, вас никогда не прозывали таким
словечком - Нэко-тян?
     - Нэко-тян? Нет, впервые слышу. Что это такое?
     - Это слово японское. "Кошечка" значит.
     - Кошечка... Меня мама в детстве звала Кошечка..."


     - Вот все по Самохиной, - сказал Варахасий. - Впечатляет?
     - Впечатляет, - проговорил Алексей Т. - Интересно, где это была у нее
родинка?
     - Пошляк, - с отвращением сказал Варахасий.
     - Извини. Я пошутил. Читай дальше.
     Варахасий пошелестел бумагами.
     - А дальше у нас пойдет дочка Самохиной, -  сказал  он.  -  Валентина
Мирленовна. Очаровательная особа, доложу я тебе. Ну-с, с нею я беседовал с
первой, она сама вышла на меня - с просьбой вернуть ее вещи, оставшиеся на
квартире у Воронцова. Тут мы и побеседовали. Читаю:
     - "Как мы с ним познакомились?  Очень  просто  и  вообще-то  довольно
случайно. В октябре... нет, в ноябре прошлого  года  начальство  приказало
мне срочно отрецензировать справочник по австрийской системе патентования.
А я по-немецки ни в зуб ногой, в институте учила английский, но  это  было
первое мне серьезное  задание  на  работе,  да  и  самолюбие  играло.  Ну,
обложилась словарями, поползла по тексту, день корплю, другой,  и  все  на
первой странице... Нет, думаю, ничего у меня так не выйдет. Стала  думать,
что делать. Перебрала всех  друзей  и  знакомых  -  как  назло,  никого  с
немецким. Кто с английским, кто с испанским, один даже с  эсперанто,  а  с
немецким ни одного. Тогда решила я подключить родителей: может быть, у них
есть кто-нибудь. Вышла к ним, а у мамы - помнится, была суббота  -  гости,
две пары из ее института. Так и так, говорю,  товарищи,  помогите  бедному
ребенку, срочно нужен знаток немецкого языка. Да ничего проще,  кричат,  у
нас Воронцов отлично немецкий знает, Никита Сергеевич...  И  тут  же  дядя
Сева достает записную книжку и дает мне его домашний телефон. Мама было на
дыбы, не смей, дескать, беспокоить человека, но  они  ее  заговорили,  что
Воронцов - мужик добрый, что ему ничего не стоит и прочее. Ну,  а  я  -  в
прихожую, к  телефону.  Позвонила,  назвалась,  сказала,  по  какому  делу
вторгаюсь в его домашний покой.  Он  помолчал  несколько  секунд  и  очень
спокойно, негромко так  сказал:  "С  удовольствием  помогу  вам,  Валя.  Я
свободен, можете приехать хоть сейчас..." - и продиктовал адрес. И  я  тут
же к нему поехала.
     - И помог он вам?
     - Не помог - сам все сделал. Когда я два дня спустя  после  работы  к
нему поехала, как мы условились, рецензия была готова - напечатана в  двух
экземплярах, все честь по чести. Я его благодарить, а он головой покачал и
сказал: "Не надо, Валя, это я в своих интересах, чтобы нам с вами  сегодня
не работать, а шампанское пить..." И  глаза  у  него  были  в  тот  момент
необыкновенные - грустные и какие-то сияющие, я таких ни  у  кого  еще  не
видела. Наверное, в тот момент я в него и влюбилась. Что ж,  я  -  человек
решительный. Прямо при нем  сняла  трубку  и  позвонила  домой,  что  буду
ночевать у подруги.
     - Любовь с первого взгляда, так сказать...
     - Это что, ирония?"
     (Варахасий прервал чтение.
     - Я уже доложил тебе,  -  сказал  он,  -  что  эта  девица  оказалась
очаровательной особой. И говорила она со  мной  охотно,  словно  только  и
ждала случая выговориться. А  когда  я  сострил  насчет  любви  с  первого
взгляда, лицо ее исказило бешенство. То есть это я говорю -  исказило,  на
самом деле оно осталось прекрасным.)
     - "Это что - ирония?
     - Какая уж тут ирония, Валентина Мирленовна, избави Бог...
     - Вы его не знали... Да и никто  его  не  знал,  даже  самые  близкие
приятели. Одна только я знала, потому, наверное, что он был первым в  моей
жизни мужчиной. Я его любила без памяти. Хотя с самого того вечера  знала,
чувствовала, что не надолго мне это счастье...
     - Он вам сказал, что скоро умрет?
     - Ерунда! Не мог  он  мне  этого  сказать.  Он  был  здоров,  он  был
совершенно здоров и невыразимо нежен... Мать никогда не была со  мной  так
нежна, как он. Только однажды...
     - Что?
     - Незадолго до... Ну, недели за две до смерти он вдруг сказал мне  ни
с того ни с сего, ночью, я уже задремала...  Громко  и  отчетливо  сказал:
"Скоро нам расставаться", а я спросила  сквозь  дремоту:  "Почему?"  И  он
ответил: "Потому что тебе дальше, а мне обратно, Нэко-тян..."
     - Простите... как он вас назвал?
     - Нэко-тян. Он меня так называл иногда. Когда-то он был в  Маньчжурии
и влюбился там в одну  японочку,  и  она  научила  его  так  ее  называть.
Ласкательное прозвище. Нэко-тян. Мне очень нравилось, когда  он  так  меня
называл..."


     - Теперь у нас пойдет  мужчина,  -  сказал  Варахасий.  -  Константин
Пантелеевич Шерстобитов, бывший однополчанин Воронцова. Рассказал он много
любопытного, и много чего я из его рассказов выписал, но всего  читать  не
стану, а зачитаю только небольшой отрывочек. Слушай.
     - "...Вот там-то,  за  Друтью,  меня  и  накрыло.  Друть  мы  с  ходу
перескочили, а как на обрыв выперлись  -  трах-бах,  и  ничего  не  помню.
Очнулся уже в санбате. Полноги как не бывало, мозжит - сил нет, лью слезы,
а что поделаешь? Ладно. И вот за час, как меня в тыл отправлять,  является
Никитка. Живой-здоровый, весь в пыли, рот до ушей, левая рука на перевязи,
тоже его зацепило, но  легонько,  остался  в  строю.  Как  уж  он  ко  мне
прорвался - не знаю, не скажу. Ну, торопливо перекинулись  о  том  о  сем,
оказывается, комбата у нас опять убило, поцеловались на прощанье, а  затем
сует он мне в руку сложенную бумажку и говорит мне:  ты,  говорит,  как  я
тебе написал здесь, так и сделай, да не забудь, говорит, а то после Победы
сам тебя найду и, несмотря, что ты теперь инвалид, рыло на сторону сворочу
по старой дружбе. И убежал. Ну, развернул я бумажку, читаю. Сейчас уже  не
помню в точности, как там было написано, лет-то много прошло, но смысл был
вот какой. Чтобы осенью в сорок  седьмом  году,  когда  буду  жениться  на
Любаше из Медведкова, чтобы непременно позвал на свадьбу. Во как.
     - И что вы тогда подумали, Константин Пантелеевич?
     - Что подумал... Я тогда ни о какой Любаше ни  из  какого  Медведкова
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3  4 5 6 7
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама