Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Русская фантастика - Михаил Пухов Весь текст 23 Kb

Терминатор

Следующая страница
 1 2
Михаил Пухов. 

                           Терминатор


 Журнал "ТМ"
 OCR / spellechecking by Wesha the Leopard, wesha@iname.com


1

   Кто будет его компаньоном в космосе, по дороге к  Европе,  Двинский
узнал за три дня до вылета, когда начальник сказал:
   - Скучно тебе не будет. Полетишь с компьютером.
   - С кем? - удивился Двинский.
   - С компьютером. На Европе нужны не только специалисты.  Компьютер,
с которым ты полетишь, необычный. Самая последняя модель.  Заодно  его
собираются  лишний  раз  испытать.  Да  сам  увидишь.  -  Он  явно  не
договаривал.
   Но  оставшиеся  три  дня  Двинский  почти  не  вспоминал  об   этом
разговоре. Он прощался с Настей. Вечером накануне вылета сказал ей:
   - Теперь две недели я буду думать о тебе, и никто мне не помещает.
   - Разве ты летишь один?
   - Не считая компьютера.
   - Бедный. Роботы добрые, но бесчувственные.  Тебе  будет  тоскливо.
Ведь правда?
   - Нет, - не согласился Двинский, - со мной будешь ты.
   Наутро он был на космодроме. Европа - не только  часть  света.  Еще
это спутник Юпитера: там филиал института. Рейсовый караван малой тяги
ходит к Юпитеру раз в год - полгода туда, полгода  обратно.  В  другое
время пользуются экспрессами  -  сжатый  объем,  никакого  комфорта  и
грандиозные энергетические затраты. Но ожидание дороже.
   Астровокзал. Граница  Земли  и  неба.  Две  группы  -  улетающие  и
провожающие.  Насти  не  было,  так   договорились.   Грустно,   когда
провожают. Еще грустнее провожать... даже если на год.
   На орбите  Двинского  ждали.  Не  каждый  день  кто-то  стартует  к
Юпитеру, тем более на  экспрессе.  Проводили  в  ангар.  Экспресс  без
разгонного блока был мал, вроде бескрылого истребителя.
   У открытого люка Двинский попрощался с провожатыми. В  который  раз
выслушал последние инструкции - как вести себя при взлете  и  особенно
при посадке. Потом поднялся по лесенке в кабину и опустился  в  кресло
перед пультом управления.
   Створки сошлись, отгородив Двинского от людей.


2

   - Здравствуйте, - произнес голос. -  Двинский  Владимир  Сергеевич,
ведь правда?
   Голос звучал ровно, бесцветно, как у обычного  автомата.  Но  слова
были  другие.  "Ведь  правда?"  -  Настя  тоже  всегда  так   говорит.
Удивительно: ты прощаешься с женщиной и приходишь к машине,  и  слова,
сказанные  машиной,  те  же,  что  произнесла  женщина  при  прощании.
Философский смысл: прощание с человеком - аналог встречи с машиной.  И
поэтому одинаковые слова? Чушь какая-то!
   - Здравствуйте, - ответил Двинский.
   - Теперь приготовьтесь, - сказал тот же голос. - Скоро старт. Вы не
боитесь одиночества?
   - Нет.
   - Правильно. Есть вещи, которые сначала надо  пережить.  Но  ладно.
Две недели я буду для вас всем - и пилотом и собеседником. Еще буду  о
вас заботиться. Вместо мамы. Или девушки. У  вас  есть  девушка,  ведь
правда?
   - Невеста.
   - Видите, Володя, я умею угадывать. Вы разрешите называть вас  так?
Вам тридцать, я  немного  старше.  Но  мы  почти  ровесники.  Как  вам
нравится предложение?
   - Нормальное предложение, - сказал Двинский. - А в каком смысле  мы
ровесники?
   - Это долгая история, - бесцветно сказал компьютер, - но впереди  у
нас две недели. Вашей невесты здесь нет, и позаботиться о вас  некому.
Кроме меня. Поэтому застегните ремни. Мы отлетаем. Можете курить, хотя
это запрещено. Мне дым не мешает. Если возникнет пожар, мы с вами  его
потушим.
   - Не курю.
   - Вот и чудесно, - произнес компьютер. - Дым мне не вреден,  но  он
плохо пахнет. И тушить пожары мало приятного.
   - Действительно, радость небольшая.
   -  Вы  умный,  Володя.  Вы  все  понимаете.  Но   ладно.   Вы   уже
пристегнулись? Прекрасно. Сейчас отлетаем.


3

   Перегрузки были небольшие и не доставляли  ему  неудобств.  В  этом
прелесть старта с орбиты. Перегрузки слабые, но длительные. При взлете
с Земли - все наоборот.
   Легкий толчок сообщил,  что  разгонный  блок  отделился  и,  сменив
траекторию, идет на приемную базу.
   - Разгонный отошел. Приготовьтесь к невесомости.
   - Готов, - сказал Двинский.
   - Хорошо. Вы как ее переносите?
   - Неплохо.
   - Славно, - сказал компьютер. - Я читал, многие боятся. Сам я  этих
чувств не испытываю. Кстати, как вам  нравится  выражение  "испытатель
чувств"?  Тот,  кто  испытывает   разные   чувства.   Точный   синоним
человека...
   Это произошло. Из-под Двинского выдернули кресло. Он падал на  пол.
Но падение затянулось, и  Двинский  разумом  осознал,  что  кресло  на
месте,  он  все  еще  к  нему  привязан.  Ничто  никуда   не   падало.
Невесомость.
   - Вероятно, это забавно, - сказал компьютер. - Я читал, что  из-под
тебя будто выдергивают  кресло.  Но  это  быстро  кончается,  если  ты
тренирован.
   Это кончилось. В свое время Двинский  тренировался  достаточно.  Он
надавил кнопку на подлокотнике; ремни,  скользнув,  исчезли.  Двинский
придерживал кресло, чтобы оно не уплыло.
   - Никакого комфорта, ведь правда? - сказал компьютер. - Обедать,  к
сожалению, рано. Что будете пить? Есть чай, кофе, разные соки...
   - Я бы предпочел кофе, - сказал Двинский.
   - Правильно. Когда я был человеком, - сказал компьютер,  -  я  тоже
предпочитал кофе.


4

   Шли  вторые  сутки  полета.  Двинский,   разговорившийся   было   с
компьютером, теперь избегал бесед. Последняя фраза  его  обескуражила.
"Когда я был человеком". Шутка конструкторов? Нет. Что-то жуткое  было
в словах компьютера, будто на Двинского  повеяло  холодом  из  чужого,
скрытого прошлого. "Когда я был человеком"...
   Вечером компьютер сказал:
   - Вы зря стесняетесь.  Не  думайте,  что  меня  можно  обидеть.  Не
думайте, что я о чем-то жалею. Все считают,  что  я  потерял.  Потерял
что-то большое, а приобрел  немногое.  Наоборот.  Я  почти  ничего  не
потерял, а приобрел очень много. Мозг,  очищенный  от  эмоций,  чистое
мышление без примеси унижающих  человека  страстей...  Спрашивайте,  я
отвечу на ваши вопросы.
   Он умолк. Двинский тоже молчал. Он уже понял, что это не шутка. Его
спутник  киборг  -  кибернетический  организм,  человек,  сращенный  с
машиной. Такие уже сто лет разгуливали по страницам  романов.  Но  что
они есть в действительности. Двинский не слышал.
   -  Собственно,  я  киборг,  -  продолжал  невидимый  собеседник.  -
Знакомое слово?
   - Да.
   - Но вы  не  знали,  что  оно  произносится  с  ударением  на  "и".
Наверняка ударяли на "борг".
   - Да, - сказал Двинский. Вот она, человеческая трагедия. Теперь ему
важно одно: правильно расставить ударения.
   Впрочем, зачем трагедия? Если человек на это пошел, то добровольно.
Как он сам признает, его положение ему нравится.
   -  С  Европы  меня  высадят  на  Юпитер,  -   продолжал   невидимый
собеседник. - Представляете? Разве это не чудо? Я буду  работать  там,
где побывали только роботы. Под  вечно  бушующей  атмосферой,  на  дне
океана газов. Один во веки веков. Это прекрасно, ведь правда?
   Двинский молчал.
   - Для вас, наверное, все равно, что я,  что  робот,  -  сказал  его
Собеседник. - Вы в чем-то правы. Все правы. Только не думайте,  что  я
об этом мечтал, что добровольно пошел на  это.  У  нас  впереди  много
времени, и вы все узнаете, если захотите слушать.


5

   - Смерть - это одиночество. Вы  ни  разу  не  умирали.  Никогда  не
ощущали, как замедляется и останавливается время. Вечность проходит  в
этом состоянии - больше чем за всю жизнь. Но интересно ли вам это? Или
я зря стараюсь?
   - Наверное, интересно, - помедлив, сказал Двинский. - Ведь этого  и
вправду почти никто не испытывал. Точнее, некому об этом рассказать.
   Разговор происходил, естественно, в той же  кабине,  что  накануне,
там же, если забыть, что экспресс переместился на миллионы километров.
Собственно, Двинский ни о чем не расспрашивал киборга. Как обычно, тот
вел разговор сам.
   - Это коллапс  времени,  -  сказал  киборг.  -  Вы  со  всем  миром
оказываетесь в разных временных рядах. В субъективном  времени  смерти
нет, ибо по  другую  ее  сторону  нет  сознания,  там  ничто.  Мир  же
проскакивает мимо, для него это смерть. Реальна только  чужая  смерть,
собственной для индивидуума не существует.
   - Это удобная теория, - сказал Двинский.  -  Думаю,  многие  с  нею
согласятся, если вы это  всем  расскажете.  Приятно  чувствовать  себя
бессмертным, пусть даже в собственном времени.
   - Ну, бессмертие в застывшем мире не так уж сладостно... Но бояться
смерти не стоит. Вселенная останавливается в сознании умирающего точно
так же, как для вселенной застывает коллапсирующая звезда. Знай я  это
в нужный момент, меня бы тут не было. Но я считал, что смерть возможна
и для субъекта - а за нею ничто. Правда, мой выбор оказался лучше, чем
я полагал.  Теперь,  как  видите,  я  понял   массу   вещей.   Вы   не
представляете, насколько это мощный инструмент - мой теперешний  мозг.
Впрочем, возможности человеческого воображения ограничены.
   - А ваши? - спросил Двинский.
   - Я - другое дело. Ведь я смерти не испытывал. Все было  спокойнее.
Несчастный случай, я без сознания. Потом прямо на столе мне предлагают
выбор: или - или. Не смерть мне предлагали, конечно. Но жизнь, которая
меня всегда пугала. Тогда я решил, что пусть уж лучше вообще ничего не
будет, никакой оболочки. Незадолго до этого я разошелся с  женой.  Под
ее влиянием, наверное, и родилась у меня эта мысль. Ты, говорила  она,
добрый, но бесчувственный. Как робот. Тебе только компьютером быть.


6

   - Жизнь у нас не сложилась, - рассказывал киборг. - Мы были  женаты
пять лет. Я ее любил, но был слишком ревнив. Это сейчас я понимаю, что
слишком. Тогда мне казалось, что это она слишком легкомысленна.
   - Казалось?
   - Да, - сказал киборг. - Она была очень красивая, умница...  Ну,  а
на меня иногда находило. Дикая это штука - ревность. Внутри  возникает
тревога и пустота, а потом эту пустоту  затопляет  что-то  черное,  из
глубины. И ты уже совсем другой человек. И ты совершаешь  поступки,  о
которых потом жалеешь. И как жалеешь!  Но  сам  убиваешь  все...  Даже
себя.
   - Как это? - спросил Двинский.
   - Я ведь уже разошелся с нею, - ответил, помолчав,  киборг.  -  Она
уехала отдыхать. Вдруг вечером включается видеофон. Смотрю  -  весела,
спокойна.  Рассказывает,  как  отдыхает,  на   кого-то   оглядывается.
Кончился разговор, а я места себе не нахожу. Чем она довольна,  почему
весела, с кем была? Жуткие мысли роились в голове, хоть и права на них
не  имел.  Тем  достоверней  они  казались.  Выскочил  из  дому,  взял
электрокабину, набрал код города, в котором она отдыхала.  Сорвал  все
ограничители и ручку скорости отжал  насколько  возможно.  За  городом
кабина сорвалась с полотна и врезалась в лес...
   Ревность - дикая вещь,  -  продолжал  киборг.  -  Теперь  я  многое
понимаю. Если бы в моей власти было вернуть те времена,  все  было  бы
по-другому. Нельзя смотреть на женщину как на собственность. Я сто раз
клялся ей, что это не повторится. И себе клялся. И все повторялось.
   -  Вы  уверены,  что  действительно  любили?  -  помолчав,  спросил
Двинский.
   - Конечно. Уверен,  и  она  любила.  Она  ведь  такой  же  человек.
Наверное, любила. До сих пор, вероятно, любит. По-своему, конечно. Она
об этом почти не говорила, но есть вещи, которые ты знаешь  сам.  Ведь
правда?
   - Пожалуй, есть, - согласился Двинский.


7

   Со старта прошла неделя. Заполненная разговорами  с  киборгом,  она
пролетела  незаметно.  Экспресс   проходил   пояс   астероидов.   Пояс
традиционно  считался  зоной  повышенной   метеорной   опасности.   По
сравнению   с   другими   районами   солнечной   системы   вероятность
столкновения действительно повышается здесь в тысячи раз, но все равно
остается ничтожной.
   - Можно, я сам сварю себе кофе? - спросил Двинский.
   - Вам не нравится мой метод?
   - Нравится. Но я никогда не варил кофе в  невесомости.  Сейчас  мне
кажется, что вы варите его почти так, как кое-кто на Земле.  Возможно,
Следующая страница
 1 2
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама