Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#3| Groundhog Day
Aliens Vs Predator |#2| And again the factory
Aliens Vs Predator |#1| To freedom!
Aliens Vs Predator |#10| Human company final

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Поэзия, стихи - Андрей Леонкин Весь текст 102.89 Kb

Дайте грешнику гитару

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5  6 7 8 9

А в пятнадцатом мальцом
Два годка себе прибавил
И ушел к солдатской славе,
И не падал в грязь лицом.
Ты  шкатулочку открой,
Перед смертью похвалюся.
Был герой, прости, Иисусе,
Не чета иным, герой.
   Шкатулка с ключиком - работа штучная,
   Продал по случаю соседский гость.
   Там три Георгия - награды гордые
   Да с разных органов осколков горсть.

Врать не буду, первый чин
При Керенском был получен.
Самый юный подпоручик
В силу доблестных причин.
Но пришла другая власть,
И простому человеку
Не понять,не раскумекать,
На какую ставить масть.

За меня решил народ.
Помню митинг в нашей части -
Если против новой власти,
Значит, чуть ли не в расход.
Мне погоны не в вину -
Кавалер, каких немного,-
И наладилась дорога
На гражданскую войну
   Ах, годы бранные, лоскутно-рванные.
   Не только шрамами он помнит вас.
   Конина с мухами,часы от Блюхера
   Да Тани Суховой предсмертный час.

Сколько лет провоевал.
Настрелялся, намахался,
Но серьезно не слоиался,
Потому, что сам ломал.
Старый мир крушил и жег,
Как велел великий Ленин,
Дважды контрой был подстрелен,
А достал меня Ежов.
   Часы от маршала - улика страшная.
   Ну, что допрашивать - вина ясна.
   Барак на Вычегде, салют опричине...
   Забыть бы, вычеркнуть. Ликуй страна!
                            39


В сорок первом был грешок -
Убежал, а так бы помер.
Слава Богу, что из Коми,
Из Сибири б не дошел.
Процедить бы эту муть,
Вот бы пища для соседок.
Ничего, помру к обеду.
Потерпите как-нибудь.

Жил я с именем чужим.
С ним и стал опять солдатом,
Снова голову не прятал,
Воевал, а не служил
То ли радость, то ль беда.
Рядовым я был с талантом.
Самым старым лейтенантом
Стал, наверно, я тогда.
   Могилы братские всегда солдатские.
   Ему вписаться бы под звезды те.
   А он в разведчиках, свинцом не меченный,
   Дополз в Неметчину на животе.

Не судьба, а винегрет.
Журналистов я бы - дустом.
Там один излишне шустрый
Пропечатал мой портрет.
Гром победы - знатный гром.
В кружке спирта - новый орден.
Вдруг приходят и - по морде.
И - вперед,в казенный дом.

За побег, за все, про все,
Срок почти до коммунихма.
Выжил, вышел, но для жизни
Был уже не новосел.
Двадцать лет я здесь прожил,
Нянчил вас и ваших деток,
И, надеюсь, напоследок
Стал не очень-то чужим.

Эх! Сюда бы мне коня!..
...Коммунальная родня...
Бывший красный клмандир
Афанасий Силыч Тишкин,
Словно в тыл врага, неслышно
Уходил в загробный мир.
   Вот мать с иконкою, отец с сестренкою,
   Часы от Блюхера, Танюха Сухова,
   Барак на Вычегде, салют опричине
   Могила штатская, судьба солдатская.


               *   *   *

Был замок построен.
Он так был устроен,
Что в нашем дыхании чуть колебался,
И стражник на башенке нам улыбался,
Был замок построен.
                            40


Был замок построен.
Он так был воздушен,
Что, если стрелял неприятель из пушек,
Чугунные ядра летели сквозь стены летели -
Мы мира хотели.

Был замок построен,
Чтоб ты не скучала.
В нем каждая дверь, словно скрипка, звучала,
А мост под ногами играл клавесином.
Тогда я был сильным.

Был замок построен.
Он был эфемерен,
Но с легкостью счастье ему я доверил.
Так кто же тебе подсказал столь беспечно,
Что сказка не вечна?

Был замок построен.
Но ты постепенно,
За вечным стремясь, перестроила стены.
Гранитные башни, железные крыши,
А скрипок не слышно.

Был замок построен.
Что ж, твой он отныне,
Но счастье в гранитной оправе остынет.
Уже неприятель стреляет поспешно,
И множатся бреши.

Был замок построен...
Мы мира хотели...
Тогда я был сильным...
Но сказка не вечна...
И скрипок не слышно...
И множатся бреши...


               *   *   *

Сиренев стон, и жалоба лилова
И взмах тяжелых губ горяч.
Сорввется стон, потом сорвется слово,
И плач, и плач.

Не отступая, не ища спасенья,
Забыв прощенья мудрые слова,
Как два врага, глядят они осенне
На кружево, что так легко порвать.

Сродни бессилью их гордыня,
И невозможно сделать первый шаг.
Пока обида стынет - сердце стынет,
Но две души не встретятся в потьмах.

Сиренев стон, и жалоба лилова,
Но вспышка ссоры не осветит путь.
Быть может, все еще начнется снова?
Дай, Бог! с другой строки! Когда-нибудь!
                            41


               *   *   *

Звезда Надежды не взошла на небеса,
И колесо Фортуны мимо прокатилось,
И Муза с возмущеньем удалилась,
Застав меня небритым и в трусах.

Припев: 
   Мои закаты сквозь табачный чад,
   Мои рассветы с привкусом рассола...
   Дуэт разлук и встреч звучит, как соло,
   А струны сердца больше не звучат.

Уже не жду, что в жизни повезет,
Я лишь другим дорогу освещаю,
Но одного себе я не прощаю,
Что все друзья ушли за горизонт.

Припев.

Но, все равно, мой дом открыт всегда,
Стакан вина озябшему найдется,
А если вдруг утешить вас придется,
То станет ясно, горе - не беда.

Припев.


               *   *   *

У Весны три мужа было -
Март, Апрель и Май.
Всех троих она любила -
Вот, где бабий рай.

Молодам был Март, да ранним,
Прям и очень резв.
На сосулечном органе
Шпарил полонез.
Лед и солнце - все в нем настежь,
Не успеть за ним.
Пусть неопытен, но страстен,
Но неутомим.

А Апрель - поэт и клоун,
Пересмешник, враль,
То смешным, то нежным словом
Вел свою спираль.
Пел ей томные романсы,
Подносил цветы,
Но впостели, словно в танце,
Был без суеты.

Третий - Май - красив, что надо,
Строен и умен.
Ей последняя отрада,
Все, что хочешь в нем.
Набесилась под завязку,
Но была, как шелк.
Для него любая ласка,
Лишь бы не ушел.
                            42


Девять месяцев в природе -
Всем известный срок.
Родила. Поет и ходит
С первых дней сынок.
Дождик, дождик, чья ты радость?
Чей ты сорванец?
Стройный, резвый, то, что надо,
Обожает клоунаду.
Кто же твой отец?

Круг замкнулся, вновь три мужа,
Снова бабий рай.
Снова трое, каждый нужен -
Март, Апрель и Май.
Ах, любовь - святое бремя,
Сладостный недуг.
Никогда не постареет
Ставший в этот круг.


               *   *   *

Давай поднимем чарочку
За Шуру - санитарочку.
Была совсем девчонка ты, а я совсем пацан.
Зима была холодная.
Война была народная.
Ты к нам пришла, когда войне не виделось конца.

Тебя прислали в первый взвод.
Ах, первый взвод - лихой народ,
Почти одни детдомовцы без жен и без невест.
Шинелька, как с иголочки,
Из под ушанки - челочка,
Сапожки офицерские, на сумке - красный крест

   Ты помнишь, Шура: речка Мста,
   Мальчишки, нет на них креста,
   И крик: "За Родину, вперед!"?
   И шел за Сталиным народ.

Ну что мы в жизни видели,
Без ласки, без родителей?
Мы с малолетства верили, что Сталин - это все.
Нет ничего манерного,
Что выпуск сорок первого
Сурово клялся, что "Умрем, но Родину спасем!"

Война гремела пушками,
И вдруг - лицо с веснушками,
И вдруг приходит женщина - не мать и не сестра.
Ах, первый взвод - лихой народ,
В тебя влюбился первый взвод,
Краснели, мялись, маялись и так стыдились ран
   Ты помнишь,Шура, эти дни?
   Последний вдох, последний смех?
   Ты помнишь, где легли они,
   И сколько было этих вех?
   И сколько было этих вех...
   Последний - взводный, - лучше всех.
                            43


Когда война закончилась,
И жили мы в вагончиках.
Привычка. не отвяжешьсяя, наркомовских сто грамм...
Но вот мальчишку сделали,
И стали ночи белыми.
И вдруг дошло, что жизнь моя с погибшим пополам.

История без вымысла:
Меня ты первым вынесла,
А взводного, Андрюшеньку, вторым не донесла.
Я ни о чем не спрашивал,
Но мы сыночку нашему
Андреич дали отчество, и память нас спасла.
   Ты помнишь, Шура, было так?
   Был бой, венчавший нас судьбой,
   А над окопом ерзал танк,
   А в том окопе мы с тобой.
   А в том окопе мы с тобой,
   Был взводный наш - любимый твой.

Давай поднимем чарочку
За Шуру - санитарочку...

               *   *   *

Все выпадает снег и тает, тает, тает.
Зачем я слово дал деревьям и весне,
Что первая капель меня другим застанет
И что зеленый шум появится во мне?

Холодный ясный час. Горит зари полоска.
Зачем я пил вино и плакал, и шумел?
Я вовсе не хотел такого отголоска,
Такой тоски в себе я вовсе не хотел.

Я сетовал на снег, я проклинал погоду,
Я проклинал слова пустые горячо.
Но как я мог винить любимую природу.
Пока душа болит и совесть жжет еще?

Все во время живет. Ничто не пропадает.
Никто не виноват, а между тем в окне
Все выпадает снег и тает, тает, тает,
Как-будто слово дал деревьям и весне.


               *   *   *

До свидания! Раз'езжаемся.
На прощание махните мне рукой.
Расставания забываются,
Будем встречи ждать другой.
   Радость встречи, новой встречи
   Обещает утренний путь.
   Этот вечер, этот вечер
   Вспомним мы когда-нибудь.
                            44


И не надо слов обещания,
В наших встречах есть все нужные слова,
Лучше спойте мне на прощание,
Спойте, спойте мне, братва.
   Отчего же, отчего же
   Голос твой сегодня дрожит?
   Верю все же, верю все же -
   Пашим песням долго жить.

До свидания. Раз'езжэаемся.
На прощание махните мне рукой.
Расставания забываются,
Будем встречи ждать другой.


               *   *   *

Поехали в Орехово, в Орехово-Борисово,
Друзьям всегда желанные в любые времена.
Там нам нальют по чарочке, возможно, по единственной,
Но теплоты душевной там больше,чем вина.

А можно на Остоженку, в начало Метростроевской
И там всегда желанны мы в любые день и ночь.
Там будем громко песни петь, а если мы расстроимся,
То нас пошлют по матушке, но не прогонят прочь.

Не долго и на Волгина, в общаге тоже весело.
В общаге тоже любят нас, и мы там любим всех.
Там будут танцы с топотом, об'ятия на лестнице.
Там будет все, что хочется, там будет смех и грех.

Бездомные влюбленные, куда бы вы поехали?
Музеи все осмотрены, а фильмов новых нет.
Спосибо, есть Остоженка, спасибо, есть Орехово,
Спасибо, что к друзьям у нас не требуют билет.

Поехали в Орехово, а можно на Остоженку,
Недолго и на Волгина, в любые времена.
Там нам нальют по чарочке, там будем громко песни петь.
Там будет все, что хочется, там будет смех и грех.


               *   *   *

                        Оза, роза и стервоза:
                        Как скудна метаморфозы.
                                  (А. Вознесенский)
                        Любовь и водка - все отрава.
                                  (Народная мудрость)

Уже не кажется забавой
Фатальный и блаженный яд.
Пусть я не прав, но кто же правый?
Моя любимая отрава,
Ты сверху, снизу, слева, справа,
Как в клетке, мечется мой взгляд.
                            45


Ты столь целебна в малых дозах,
Ты и спаситель и палач.
И не скучны метаморфозы,
Я верю им - они без позы.
Укол шипа и запах розы,
И горький смех, и сладкий плач.

Я не искал с тобою встречи
И не ищу теперь разлук.
Чудак, танцующий от печи,
Наивно ждет иной предтечи.
Любовь пока еще не лечит,
Она всегда приходит вдруг.

Ей нет замены равноценной.
В пустой душе лишь сквозняки.
И бритва просится на вены,
И монологи неизменны
Нам всем знакомой мизансцены -
Печали, грусти и тоски.

Уже не кажется забавой
Фатальный и блаженный яд.
Пусть я не прав, но кто же правый?
Моя любимая отрава,
Ты сверху, снизу, слева, справа,
Как в клетке, мечется мой взгляд.


               *   *   *

Арбат сегодня - и застолье,
И галерея, и базар,
И столько лет с привычной ролью
Нам смотрит ласково в глаза.
За рубль шашлык - один кусочек
И полполучки за обед,
А если кушать не захочешь,
Гони червонец за портрет.

Но:
   Наш товар не сунешь в сумку,
   И ни грамма он не весит,
   Но, гуляя в час вечерний,
   Ты, прохожий, не спеши.
   На Арбате продается
   Что угодно,кроме песен,
   И поэтому поется
   На Арбате от души

Арбат не стоит перебранки.
В любой эпохе свой Арбат.
Когда-то здесь летели санки,
А в них счастливый первый бард.
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5  6 7 8 9
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (3)

Реклама