Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
StarCraft II Wings of Liberty |#10| Страшная Правда
StarCraft II: Wings of Liberty |#9| Шепот Судьбы
StarCraft II: Wings of Liberty |#8| Большие раскопки
Minecraft |#3| Сборная солянка и новый мир

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Фэнтези - Нина Зимняя Весь текст 35.25 Kb

Ненависть

Предыдущая страница Следующая страница
1  2 3 4
     - Я думаю, что к обеду не успею. Может, часам к трем.
     - В чем дело? Разве долго сделать распечатку?
     - Ну,  это не так быстро,  нужно найти информацию в архиве,
выбрать нужное, распечатать...
     - Ваша мама  просила меня взять вас в мой отдел. Если бы не
уважение к ней... Мне нужны квалифицированные работники. Если вы
не справляетесь...
     - Я постараюсь, я сделаю, Ольга Васильевна.
     Сколько подобных   унизительных  сцен  она  заставила  меня
перенести. Все-таки мои приступы на нервной почве. Мне кажется,
это она довела меня до третьего.  И это беспокойство, постоянная
неудовлетворенность - ни есть,  ни спать.  Я похудела  почти  до
скелетоподобного   состояния.   Но...   через  три  недели  моей
начальнице крупно не повезло.  Но что со мной творилось эти  три
недели! Известие о ее смерти я восприняла спокойно. У меня тогда
мысль была  -  самой  бы  не  умереть.  Уже  ни  снотворное,  ни
транквилизаторы не помогали.  А Ольга Васильевна - слишком много
пила на банкетах и презентациях.  С ее-то язвой.  Вот и получила
прободение. После ее смерти я пошла на поправку. Это просто злой
рок - каждый год кто-то из моего окружения умирает.
     От мрачных мыслей меня отвлек звонок телефона.
     - Альбина,  здравствуй,  - звонил муж Лизы,  вернее, бывший
муж.
     - Здравствуй, Игорек.
     - Завтра год Лизе.
     - Да, я знаю. Я всегда буду помнить этот день.
     - Ты придешь?
     - Мне не хочется обижать тебя,  но,  наверное, нет. Ты ведь
знаешь,  я  храню  память  о ней,  я любила ее.  Но нужно ли нам
встречаться?  Да  и  ее  родственники,  особенно  мама.  Она  не
переносит   меня.  Да  что  говорить,  тебе  это  все  прекрасно
известно.
     - Я хотел бы увидеть тебя.
     - Нет. Я не хочу этого. Оставим. Кстати, как малыш?
     - Прекрасно. Ходит и говорит уже кое-что.
     - Подумать только! Настоящий человек. На кого похож?
     - На меня. Лучше бы на Лизу.
     - Изменится еще. Живет с бабушкой?
     - Да. Я захожу почти каждый день. Играю с ним.
     - Не собираешься поискать ему мамочку?
     - Альбина,  да  я  тебя забыть не могу!  Иногда засыпаю под
утро. На работе - сонный, все думают - пью.
     Я рассмеялась.
     - А ты сейчас - нет?
     - Нет, что ты.
     - Ну, будем прощаться, Игорек.
     - Значит не придешь:
     - Нет.
     - Ну... прощай?
     - Прощай. Алле, алле, Игорек!
     - Да, Альбина?
     Какая надежда в голосе!
     - Игорь,   принимай  снотворное.  Пропиши  себе  что-нибудь
покруче. Ты же врач.
     Он усмехнулся:
     - Я подумаю.
     - Ну, прощай.
     - Прощай.
     Я думала,  что звонок отвлечет меня от воспоминаний,  а они
нахлынули с новой силой.
     Лиза. Бедняжка,  как она тяжело переносила беременность.  Я
помогала ей во всем , чем и как могла. Игорек как раз тогда пил.
Да и было с чего запить.  Сначала отработает день в поликлинике,
потом  в  ночь  на  дежурство.  Горючее  только  и  помогало  от
усталости. Тем не менее, операции проводил успешно. А дома Лиза,
вечно плачущая, сетующая на свои недомогания, на свое положение,
будто она  единственная  женщина на свете, переносящая подобное.
Игорька она не подпускала к себе с третьего месяца. И он все это
время  не  изменял  ей,  я  знала,  он слишком интеллигентен для
этого.  Помню,  звонит мне Лиза на работу и жалуется,  жалуется.
Рассказывает, как она свое тело ненавидит, раздувшееся и похожее
на тумбу и тому подобное. Она этими  разговорами заполняет  свой
досуг, а я-то на работе. Правда, новый начальник у меня ничего
- милый мужчина,  вежливый,  но все равно,  это  же  "ра-бо-та".
Прервешь ее - обижается,  плачет даже.  Все-то ее бросили, никто
не любит.
     - Альбина,  приди,  умоляю.  Эта свинья  опять  напился.  С
дежурства  пришел и сразу в кабак.  Раковина на кухне забита,  а
ему и дела нет.  Он у меня деньги нашел,  полтинник взял  опять.
Слесарь пришел раковину чинить, а он его с собой забрал: "Пошли,
- говорит, - про жизнь поговорим".
     - Лиза,  я бы с удовольствием,  ты же  знаешь,  я  приезжаю
когда  могу.  Но  сегодня я на таких каблуках весь день,  теперь
мечтаю как дома окажусь, разуюсь. Позвони маме.
     - Они на даче сегодня, заночуют там.
     - Ну хорошо, заеду.
     И я  вечером,  вымотанная  за  день,  тащусь в другой конец
города - прочищать раковину,  мыть посуду,  пол, готовить еду. И
сколько  раз  так  было!  И  погибло  прахом  в  одночасье.  Ах,
Лизавета,  не  думала  я,  что   через   тебя   познаю   людскую
неблагодарность.
     А Игорек,  ну что же,  что он пил.  Это даже  шло  ему.  Он
становился сентиментальным,  мечтательным,  галантным. Прекрасно
держался,  непосвященный и не скажет,  что он опустошил  сегодня
две   белой.   Внешне   он  мне  не  очень  нравился,  хотя  при
определенном освещении, иногда, он был ничего.
     Однажды Лиза разобиделась на мужа и уехала к маме. А я, как
нарочно,  не позвонила ей заранее,  просто была в том  районе  и
решила зайти. Окно в кухне было разбито. Я прибавила шагу. Дверь
была  распахнута  настежь.   Я   прошла   на   кухню   -   грязь
невообразимая,  осколки повсюду,  кровь, следы от грязных туфель
вели в спальню. Игорька я нашла там, на кровати, с окровавленной
рукой,  в  этих  туфлях,  спящего  беспробудным сном.  Я нашла в
аптечке йод,  бинт,  и как смогла перевязала порез.  Он оказался
довольно  глубоким.  Когда  я  приподняла  его  руку,  края раны
разошлись,  и кровь опять закапала  на  постель,  на  Игорька  и
теперь  уже  на  меня.  Надо  зашивать,  но  я не могу звонить в
больницу,  Игорька все там знают,  я и сама не видела его таким.
Не  хватало еще,  чтобы на работе узнали об его подвигах.  Я для
новичка довольно хорошо перебинтовала ему руку,  сняла  туфли  и
пошла звонить маме Лизы. Она оказалась там. Я рассказала подруге
об увиденном и вот что услышала:
     - Я ему ключи не оставила. Вот он окно и разбил.
     Лиза была холодна со мной,  как будто  это  я  виновата  во
всем. Я же наоборот, была возбуждена увиденным. Моя новая юбка с
застиранным кровавым пятном сушилась на окне.  Я все  рассказала,
как было и пожалела об этом.
     - Лиза,  я сейчас юбку досушу, выйду и дверь захлопну. Чего
доброго, обчистят вас.
     - Собирайся,  Альбина,  и уходи оттуда,  дверь не закрывай.
Мне все равно, что там будет.
     - Нет,  я так не смогу.  Во-первых,  юбку я застирала и она
мокрая,  я уйду не раньше, чем через час, за это время я приберу
здесь немного.
     - Альбина,  если  ты  хоть  что-то там сделаешь,  я с тобой
разговаривать не буду.  А за юбку не беспокойся, потом заберешь,
одень что-нибудь мое.
     - Ты же меньше меня  ростом  и  -  полнее,-  сказав  это, я
совершила еще одну глупость.
     - Я все сказала. Пока.
     Я стояла около зеркала,  приводила в порядок растрепавшуюся
прическу.  Сзади  подошел  Игорь.  Он  обнял  меня.  То  ли   от
усталости,  то  ли от неожиданности,  но я не сопротивлялась.  У
меня лишь промелькнула мысль,  что ни Лиза,  ни Антон не  должны
этого знать.  Это было с налетом авантюрности,  запретности и от
этого довольно мило.
     Мама Лизы  пришла  тогда,  когда  я была в ванной.  Открыла
своим ключом и прямиком в спальню. Увидев мою одежду, закричала:
     - Я  так  и  знала!  Лиза-то со своей доверчивостью - мама,
ничего не будет,  он ей не нравится;  да разве такие  разбирают,
нравится - не нравится! Это она в ванной?
     - Не знаю, - глупо ответил Игорек.
     Я притаилась, затаив дыхание, слушала их разговор. Ну, плохо
я поступила.  Да ведь и Игоря понять можно - полгода  без  бабы.
Выходит из спальни, а я в блузке и трусиках.
     - Сейчас я с этой сукой поговорю! - рыкнула мамаша.
     - Нет,  не поговорите.  Это моя квартира. И в ванной у меня
может быть, кого я захочу. Кто угодно. Лиза сама ушла.
     Мне стало  смешно.  Какие  у него аргументы неубедительные!
Почему я  не  оделась  сразу?  Юбка  давно  высохла.  Сейчас  бы
проскользнула  к  двери и - пусть докажут,  что в ванной была я.
Конечно, она ворвалась ко мне, стыдила и ругала, и меня, главным
образом. Игорька, видно, оставила на десерт. Я, едва сдерживаясь,
прошла в спальню,  оделась и на прощание  все  же  вставила  ей.
Мамаша  присела  от  неожиданности.  Пусть радуется,  что только
словами.
     После этого началось.  Лиза звонила мне домой, на работу, я
даже боялась подходить к телефону.  Антону говорила, чтобы он не
звал  меня.  Лиза  ему  все рассказала.  Но я отрицала это,  и,
по-моему,  довольно умело убедила его,  что мамаша все поняла не
так.  Моя  же бывшая подруга дошла до того,  что позвонила моему
начальнику,  рассказала этот случай,  домыслив то, чего не знала
наверняка.  Я  не знала,  что делать,  едва не уволилась.  Антон
убедил меня забыть.  По его словам,  в жизни случаются  подобные
стечения обстоятельств,  при которых всем видится то, чего нет в
реальности.  Он все же душка.  Тем не менее,  я опять  заболела.
Такие  потрясения  не  для  меня.  Я  взяла  недельный  отпуск и
провалялась все дни,  то впадая в это неприятное  состояние,  то
выходя  из  него.  До  этого  случая,  когда  у нас с Лизой были
хорошие отношения,  она делилась со  мной  своими  опасениями  -
беременность длилась долго, почти десять месяцев. Она боялась,
что ребенок будет слишком большим, и она не справится. Я во время
облегчений просила Антона звонить и узнавать,  не родила ли она.
Хотя я и ненавидела Лизу за те гадости,  которые  она  причинила
мне, за то, что она оскорбляла меня по телефону, а я молчала, мне
была небезразлична  ее  судьба.  Однажды,  когда  я  была  одна,
зазвонил телефон.  Я не хотела подходить,  думая, что это Лиза с
новой порцией ругательств.  Но телефон звонил  уже  минуты  три.
Может, это мама? Это оказалась тетка Лизы. Не обращаясь ко мне по
имени и не здороваясь, она сказала:
     - Лиза умерла вчера.
     - Что? Как это? - я была ошарашена этим известием.
     - Она   искусственно   вызвала  роды.  Поздно  позвонила  в
неотложку.
     - Боже  мой!  -  слезы  застилали глаза,  но у меня хватило
сознания задать еще один вопрос. - А ребенок?
     - Жив. Мальчик.
     - Похороны?
     - Завтра,  но ты лучше не приходи.  Я собственно, поэтому и
звоню. А то хватит наглости - придешь.
     - Не приходить?
     - Да не прикидывайся ты. Шлюха бесстыжая.
     И она бросила  трубку.  Я  рыдала,  меня  трясло,  когда  я
вспоминала эпизоды из детства,  школьной жизни, что мы провели с
Лизой.  Наплакавшись вдоволь,  я ощутила такую слабость, что тут
же  заснула,  проспав  почти сутки.  Проснулась я с удивительной
легкостью в голове и теле.  Позже сходила на кладбище,  отыскала
могилу  и  положила  цветы.  Видимо,  слезы  кончились,  так как
плакать уже не хотелось.
     А сейчас я вытерла слезинку, защекотавшую щеку. Прилегла на
диван.  Но что-то не лежалось. Я включила телевизор, ни по одной
из  программ  не  было  ничего,  заинтересовавшего  меня.  Взяла
газету, пробежала глазами заголовки. Все не то. Почитать, что ли?
Подошла к стеллажу с  книгами.  Долго  выбирала,  наткнулась  на
поваренную книгу.  Полистала,  почувствовала голод, вспомнила об
остывшем уже чае.  Забрела на кухню, но неожиданно и это желание
пропало.
     За окном было уже темно.  Антон не звонил. Я никак не могла
заснуть.  Собралась и пошла побродить по ночному побережью. Люди
на улице, приезжие в основном, заполнили все кафе и ресторанчики
под  открытым  небом.  Слышалась   негромкая   музыка,   веселые
разговоры.   От   этого  всеобщего  веселья  мне  сделалось  еще
тоскливей. Я почти бегом возвратилась домой.
     И опять  меня  оглушила тишина,  сковал холод,  от сильного
биения сердца подступила тошнота.  Неужели  это  из-за  ссоры  с
Антоном? Ночь была мучительно долгой. Иногда мне казалось, что я
сплю,  но одновременно слышу шумы,  звуки ночи - тикание  часов,
проезжающие   машины,   какую-то   ночную   птицу.  Очнувшись, я
осознавала,  что именно сейчас я бодрствую.  Я дотрагивалась  до
Предыдущая страница Следующая страница
1  2 3 4
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама