Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Фэнтези - Алексе Зензинов Весь текст 117.24 Kb

Поезд 666, или число зверя

Следующая страница
 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11
   Алексей Зензинов, В.Забалуев.
   Поезд 666, или число зверя


  © Copyright Алексей Зензинов
  Email: volodja@fep.ru
  Date: 2 Dec 1999


               Пьеса-миллениум
                                                         В Москву! В Москву!
                                                                Антон Чехов.
                                                                "Три сестры"

Действующие лица:

     Писатель - он же Бородач в 1993 году.
     Дрюндель - он же Кракс в 1993 году.
     Вовчик - он же Левый в 1993 году.
     а также:
     Юля, - молодая мать
     Проводница
     Интеллигент
     Женщина
     Старуха
     Младенец
     - персонажи, безразличные ко времени действия.
     Сашка - шофер. герой 1993 года.

        Действие происходит в одном и том же поезде в августе 1991 и
                              октябре 1993 г.

 * ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ *

Перегон первый. Калинов-Касымово

     Ночь с 20 на 21 августа. Закрытый занавес. Гудок к отправлению
     поезда. Невнятный голос диспетчерши с сильным окающим выговором
     объявляет по громкоговорителю: "Скорый поезд Калинов-Москва
     отправляется с первого пути". Стук колес, становящийся все чаще.
     Занавес открывается.

     Перед зрителями коридор пассажирского вагона: купе проводницы,
     двери пассажирских купе, санитарный отсек в хвосте поезда. Поезд
     движется, и это сразу можно определить по грохоту колес на стыках,
     по покачиванию вагона, по отсветам огней, внезапно озаряющих
     полутемный коридор.

     Из шестого купе выходит интеллигентного вида мужчина, идет в
     голову вагона и начинает вертеть ручку двери, ведущей в туалет. На
     звук выходит проводница.

     Проводница. Напрасно дергаетесь. Пока не проедем санитарную зону,
     туалеты не открою.

     Интеллигент продолжает вертеть ручку. Из второго купе выходит
     женщина и движется к проводнице.

     Женщина. Скажите, мы во сколько приедем в Москву?

     Проводница. Вот расписание, там все написано. (Помолчав для
     порядка.) В четыре утра приезжаем. Самые первые. Будете еще два
     часа сидеть на вокзале будете, ждать открытия метро и конца
     комендантского часа. (Интеллигенту.) Вы глухой или что, гражданин?
     Сказано, туалеты открою через десять минут. С виду интеллигентный,
     можешь, наверное, потерпеть. Представь, что сидишь на концерте и
     слушаешь музыку. Небось, высидишь до конца.

     Интеллигент. Во-первых, я не глухой, да? Во-вторых, я, к примеру,
     руки хотел вымыть (Продолжает крутить ручку.)

     Женщина (интеллигенту) . Ох, сломаете! (Проводнице.) У меня мать в
     первом купе, старенькая, так вы на нее время не тратьте, билеты
     сразу у меня спрашивайте.

     Проводница. Не сомневайтесь, спросим. (Интеллигенту.) Гражданин,
     мне милицию вызвать? Русским языком ему сказала: туалет закрыт.
     Лучше пойди в купе, приготовь билет и деньги за белье. Никакого
     порядка не стало. Ничего, наши к власти придут, они вам кислую
     шерсть выщиплют

     Интеллигент, понурив голову, бредет в хвост вагона.

     Я вот, по молодости, бывало пускала таких, которым не терпится.
     Потом, конечно, за голову хваталась, а что толку?

     Женщина. Я возьму одеяло? (Берет шерстяное клетчатое одеяло и
     заглядывает в первое купе) . Ну, что, мама, укрыть тебя? Больше
     ничего не нужно?

     Голос старухи. Ты только, дочка, дверь не закрывай, а там, даст
     Бог, доедем, куда прикажут, хоть к черту на кочергу.

     Женщина. Ну, мама, скажешь, на ночь глядя.

     Оставив дверь полуоткрытой, уходит. Проводница, забежав к в
     служебное купе, прихватывает сумочку для билетов и связку ключей
     и, щелкнув рукояткой на пульте, включает на полную мощность
     верхний свет.

     Проводница. Готовим билеты и деньги за белье.

     Как только она заходит во второе купе, интеллигент бежит обратно к
     туалету и возобновляет борьбу с замком. В этот момент дверь
     тамбура с грохотом распахивается, и в коридор вваливаются
     запыхавшиеся Дрюндель, Вовчик и Писатель. Все трое - заметно
     навеселе, на головах у них - солдатские дембельские фуражки,
     только у Вовчика она повернута козырьком назад. Писатель одет в
     джинсовый костюм, служивший в конце восьмидесятых - начале
     девяностых годов символом материального благополучия и
     идеологического фрондерства, и держится с независимостью и еле
     уловимым снобизмом, отличавшими москвича от жителей провинции.
     Дрюндель и Вовчик - представители молодой, образованной провинции.
     На них выглаженные, чуть мешковатые костюмы отечественного
     покроя.. Дрюндель экспансивен и говорлив, но при этом покладист,,
     настороженно ожидает реакции собеседника и говорит с подростковой,
     чуть смущенной ухмылочкой. Вовчик наименее разговорчивый из всей
     троицы, а если говорит, то отрывисто и сверхлаконично, в
     телеграфном стиле, заставляя собеседника всякий раз напряженно
     вдумываться в смысл очередного устного послания.

     Дрюндель. Ого, здесь уже двери ломают! "Сезам, откройся!"
     (Интеллигенту.) Между прочим, в соседнем вагоне все удобства. -
     нараспашку. Рекомендую.

     Интеллигент торопливо выходит из вагона, захлопнув за собой дверь
     в тамбур.

     (Вовчику) . Последний раз инструктирую, Вовчик! До купе идешь
     самостоятельно. Подчеркиваю - самостоятельно, то есть абсолютно
     без нашей с Писателем помощи. Усвоил?

     Вовчик. Й-й-йес! Пройду, как по нитке. Без вас. А куда идти?

     Писатель. Совсем не врубается!.. Пройдешь по этой ковровой дорожке
     до купе, где дверь открыта.

     Вовчик. Моя койка верхняя? Опухли, сынки? Дедушку в хрен не
     ставите? Рота, строиться! С матрацами в руках! На подоконнике!

     Дрюндель. Вовчик, давай проморгайся и жми быстрей на полку. Ты уже
     год, как дембиль, гражданский человек, и мы с тобой зачем-то едем
     в Москву в фирменном поезде (смотрит на расписание) номер 666.

     Вовчик. Я в курсе. А обратный маршрут? Номер, пожалуйста!

     Дрюндель. Номер 999.

     Проводница (выходя из купе) . 665-й. Расписание читайте, если еще
     не до конца мозги пропили.

     Писатель. Хозяюшка! Что за вульгарные намеки? Лучше скажите, на
     какой путь Ярославского вокзала прибывает наш комфортабельный
     адский состав?

     Проводница. На нулевой, чтоб вы знали.

     Вовчик. На нулевой? Мужики! Я сильно пьян.

     Писатель (проводнице) . Такое бывает?

     Проводница. Не сомневайтесь, бывает. Первый путь ремонтируют, так
     нас перевели на запасной, а он пока что без нумерации.

     Дрюндель. Зеро, братцы, как на рулетке. Ставки сделаны, жребий
     брошен.

     Проводница. Не знаю, что у вас там сделано, а своего алкоголика
     бросайте на следующей станции, если хотите ехать дальше без лишних
     проблем.

     Писатель. Сударыня, я вижу, у вас проницательный взгляд.
     Проводница в поезде с таким номером не может не быть в душе хотя
     бы отчасти Блаватской. Вы слышали когда-нибудь фразу: "В астрале
     нет друзей?"

     Проводница. Не знаю, кто там и что астрал, а блеваться можете на
     вокзале, а не у меня в вагоне. Ты вот что: купил билет - предъяви,
     а потом займи свое место и жди, когда чай будут разносить. Тут до
     тебя один чеченец тоже каким-то Астралом-Асланом пугал, а у самого
     паспорта не оказалось. Смекнул?

     Вовчик. Схватил на лету! И лечу! (Падает лицом вниз.)

     Дрюндель (подхватывая Вовчика в последний момент) . Слушай, мать,
     все будет как на картине моего любимого художника - великого
     русского живописца Левитана, то есть - "Вечный покой". Мы сейчас
     упакуемся в купе, и до Москвы вы о нас не вспомните.

     Проводница. Не надейтесь, вспомним. Мне хоть дембеля, хоть
     генералы, а как сели в вагон - живите по правилам Министерства
     путей сообщения.

     В коридор выходит женщина.

     Женщина. Вот деньги за белье - за меня и за маму.

     Голос старухи. Ой, да что ж такое? Обманула меня дочка. Завела и
     бросила в темный погреб. За что же, люди добрые?

     Женщина. (машет рукой) . Не обращайте внимания. При дневном свете
     - нормальная, а как останется одна в темноте -как дитя малое,
     всякую ерунду молотит.

     Вовчик (внезапно оживляясь) . Рота, отбой! Пять минут побриться,
     подшиться!

     Дрюндель. Тиха, зема, тихо! Высадят!

     Подхватывает Вовчика и вместе с Писателем тащит друга в пятое
     купе. На шум из третьего купе выходит Ю л я. Писатель с ходу
     налетает на нее, и оба замирают друг напротив друга.

     Дрюндель. Виноват, девушка! Мы, кажется, попутчики. Вы до Москвы?
     (Кивает на Вовчика.) Не судите строго: встреча однополчан, три
     товарища, три кореша. Один не рассчитал сил...

     Вовчик . Мятежный парус сорван бурей! Не выношу поездов! Качает!
     Так куда едем? В Ригу?

     Дрюндель. Ни в коем случае, Вовчик!.. Писатель, ты нас втравил в
     эту поездку, будь добр объяснить дружбанам, куда и зачем едем. С
     застенчивой ухмылкой.) Да не смотри ты в упор на человека, как
     снайпер на мишень! Видишь, девушка смущается... (Юле.) Эти москвичи
     вечно затащат в поезд , ничего толком не сказав... Сейчас мы Вовчика
     загрузим, и все будем тип-топ... Писатель, очнись! Э-э!..

     Махнув рукой, один затаскивает Вовчика в купе, оттуда слышно
     неразборчивое мычание, властные окрики, и еще множество звуков,
     которые производят люди, оказавшиеся в узком пространстве.

     Короткий гудок, мигание огней и теней, оглушительный грохот -
     проходит встречный поезд. Юля и Писатель молча смотрят друг на
     друга. Писатель, поколебавшись, шагает вслед за Дрюнделем.
     Мелькание и грохот прекращаются, снова сменившись ровным светом и
     мерным постукиванием колес.

     В коридор выскакивает Дрюндель.

     Дрюндель (с ухмылочкой) . Тело уложено, хотя и не обмыто.

     Женщина. А что это вы обмывали до посадки в поезд?

     Дрюндель. Праздник армейской корочки. Объясняю в двух словах.
     Послали нас после учебки комаров кормить в Забайкальский военный
     округ, и двадцатого же августа, только позапрошлого года, мы
     тянули кабель на учениях. Про нас в штабе на пару дней натуральным
     образом забыли. До полевой кухни - километров двадцать, тушенку
     съели накануне, так что оставалось грызть сухари, да друг другу
     рассказывать, чем нас кормили на гражданке соответственно бывшая
     жена, тетушка и маманя. Тогда-то мы и решили, провались все на
     фиг, но двадцатое августа - это свято, это один раз и на всю
     жизнь, вроде аппендицита, и потому каждый год мы этот день обмоем,
     как положено. И вот, подгадали, - страну путчит, а у нас праздник...

     Женщина. А для чего же вы в Москву наладились? Защищать Белый дом
     от идиотов?

     Дрюндель. Не знаю. В Москве живет ротный, который Писателя посадил
     на губу за три дня до дембеля. Вам, дамам, не понять, но друган
     наш по такому поводу чуть не повесился на солдатском ремне -
     дежурный забыл отобрать. Вовчика тогда в другую часть направили,
     так спасибо, я в окно заглянул и увидел, как Писатель в петлю
     пристраивается. Я и думаю: может, Писатель, отыскал ротного? Если
     так - я с радостью займусь воспитанием старшего по званию.

     Женщина. И для этого надо было втроем собираться!

     Дрюндель. Обязательно! В армии у нас у всех что-то отбили: у
     Вовчика - ум, у Дрюнделя - честь, у меня - совесть. Все мы калеки
     несостоявшейся третьей мировой, но когда собираемся вместе, снова
     в полном комплекте.

     Уходит.

     Проводница (Юле) . Ваши билеты! И деньги за белье, если будете
     брать.

     Юля. Сейчас. У меня там сын спит, подождите секунду. (Заходит в
     купе и возвращается с билетом.)
Следующая страница
 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама