Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
SCP-457: Burning man
SCP-081: Spontaneous combustion virus
SCP-381: Pyrotechnic polyphony
Почему нет обещанного видео

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Научная фантастика - Голованов С. Весь текст 26.97 Kb

Ремоновый зонтик

Следующая страница
 1 2 3
                             Сергей ГОЛОВАНОВ

                             РЕМОНОВЫЙ ЗОНТИК



     Планета вынырнула слева - желтый шар в черной пропасти космоса,  -  и
Коробов вздрогнул. Мозг отказывался что-либо понимать. Интеллект со  всеми
своими "вспомогательными службами" явно  отключился  из  боязни  выйти  из
строя, и Коробов только молча смотрел в  очередной  транспарант-указатель,
проплывающий за бортом в космической пустоте. По бликам на  этих  огромных
плоских дисках  Коробов  понял,  что  они,  видимо,  вращались  с  немалой
скоростью, однако надписи на дисках даже не дрожали. Из-за этого феномена,
вполне понятного человеку  XXI  века  и  объяснимого  хотя  бы  допотопным
телевидением, - разум бы не запсиховал. Дело было совсем в другом. В  этом
уголке Галактики,  в  немыслимых  далях,  надписи  почему-то  читались  на
родном, русском языке...
     "Заправочная  станция"  -  с  аккуратной  стрелкой  влево.  "Разворот
запрещен". И еще - самое поразительное: "Добро пожаловать, Коробов!"
     А потом вдруг и вовсе несусветное  по  фамильярности:  "Роднулька  ты
наша,  Михаил  Алексеич,  во-он  к  той  планете  оглобли  поворачивай,  к
желтенькой. В контакт вступай".
     Михаил Алексеевич Коробов, двадцати двух лет от  роду,  моргал,  тряс
головой и мычал что-то, но указателей слушался - разворачивал  космический
корабль, тормозил, где просили. А что было  делать?  Делать  нечего,  коли
прилетел из этакой дали.  Да  нигде  еще  ни  один  землянин  не  встречал
инопланетный разум! Он, Коробов, будет первым,  кто,  наконец,  вступит  в
контакт.
     Желтая планета наплывала на весь экран - двухметровый по диагонали, -
когда на ее фоне показался еще один диск с надписью: "Лексеич,  счастливой
посадки!"
     - А куда садиться-то? - пробормотал Коробов. - Планета большая...
     Справа выплыл  еще  один  диск,  последний.  На  нем  криво  лепилась
старославянская кириллица: "А все равно куда".
     "Прогресс-215" по пологой траектории врезался в атмосферу планеты.
     Когда осела пыль, взбитая при посадке, экран внешнего обзора пожелтел
- кругом лежала  пустыня.  Песок  -  издали  видно  -  кварцевый,  сеяный,
крупный. До самого голубого горизонта торчали прямо вверх и кренились вбок
толстые  сигары  космических  кораблей,   похожих   на   земные;   лежали,
полузарытые в песок, и махины  "летающих  тарелок",  странной,  непонятной
формы, с запекшейся коркой окислов на поверхности. Все анализаторы  дружно
высвечивали одно и то же - за бортом находилась копия планеты Земля.
     Распахнув люк, он прижмурился от  яркого  солнца.  Дышалось  легко  и
вкусно. Напротив люка торчал деревянный  шест  с  косо  прибитой  фанерной
табличкой-стрелкой: "К  столу  регистрации".  Коробов  потрогал  нагрудный
карман - документы были на месте - и пошел, внимательно  глядя  под  ноги,
регистрироваться.
     Стол был самый обычный, земной - из дуба, с облупившейся  краской  на
ножках. На присыпанном песком  черном  дерматине  трепыхалась  под  ветром
стопка бумаги, придавленная булыжником. Рядом лежала  новенькая  шариковая
ручка. Коробов повертел ее перед глазами. Увидев четкий  Знак  качества  и
клеймо московской фабрики, понюхал зачем-то, а потом черканул  по  ладони.
Линия была фиолетового цвета. Коробов уселся на стул, стоявший  рядом,  и,
зажмурясь, ухватился за голову. Голова кружилась. Захотелось домой. И  тут
за спиной раздалось неторопливое похрустывание песка. Коробов  вскочил  со
стула и, обернувшись, замер. К нему  подходил  тигр  -  лобастый,  усатый,
зеленоглазый. Тугие  шары  мышц  лениво  перекатывались  под  атласной,  в
оранжево-черных полосках, шерстью. Подойдя почти вплотную, тигр  покосился
на  левую  руку   Коробова,   которая   судорожно   пыталась   расстегнуть
несуществующую кобуру. Затем сел и, вывесив набок  красный  толстый  язык,
сказал равнодушно:
     - Здорово, Коробов. И протянул правую лапу.
     - Здорово, - просипел Коробов, пятясь назад.  Но  позади  него  стоял
стол. Пришлось жать протянутую лапищу. Лапа была, как и положено, мохнатой
и тяжелой. Рука Коробова немножко тряслась. Зевнув, тигр сказал сонно:
     - За мной будешь.
     - Чего? - не понял Коробов.
     - За мной, говорю, будешь. В очереди -  я  крайний.  А  теперь  -  ты
крайний.
     - Ну и что? - тупо спросил Коробов.
     - Ничего,  -  сказал  тигр.  -  Дежурь.  Как  только  кто-нибудь  еще
прилетит, пойдешь и скажешь, чтобы без очереди  не  лезли.  Все  равно  не
пустят. Тут иные по году сидят.
     - Где сидят? - ошарашенно спросил Коробов. Тигр, внимательно поглядев
ему в лицо, произнес бесцветным голосом: - Эй,  проснись.  Твой  номер  на
регистрацию - 332. Жди, - и поплелся прочь, на гребень бархана.
     - А чего ждать-то? -  растерянно  крикнул  ему  вслед  Коробов.  Тигр
оборотил лобастую голову и раздраженно рыкнул:
     - Чего-чего! Да тунеядцев этих! -  И  повалился  на  песок.  Коробов,
шатаясь,  побрел  в  противоположную  сторону.  В  низинке  лежал  толстый
стальной диск величиной с двухэтажный дом. Из круглого оконца  свешивалось
вниз нечто вроде удава толщиной  с  бревно.  Глаза  на  массивной  зеленой
голове прикрыты. Под правым глазом - лиловый крупный синяк. Когда  Коробов
огибал диск, косясь сторожко на  эту  зеленую  голову,  левый  глаз  вдруг
приоткрылся - круглый, желтый, с черным узким зрачком.
     - Привет, - хрипло буркнул Коробов.
     - Привет, - буркнул удав.
     Когда Коробов, пыхтя, выбирался из низинки, вслед донеслось:
     - Лексеич,  если  тебе  регистраторов  надо,  иди  направо.  Они  там
прячутся.
     Коробов свернул направо и, пройдя с полсотни метров, замер. Он увидел
людей. Родных  до  слез,  земных,  привычных.  Двое  парней  в  плавках  и
пышноволосая девушка в голубом купальнике напоминали  компанию  на  пляже.
Опершись на локти, они  полулежали  вокруг  массивного  на  вид  стального
ящика, походившего на древний  сейф,  в  каких  раньше  хранили  деньги  и
документы. До слуха донесся звонкий девичий  смех.  Слабо  пахнуло  свежим
кофе. Коробов направился к ним.
     - Э-э-э...
     Его нерешительное покашливание перебил недовольный голосок:
     - У нас обед. Не видите, что ли?
     И впрямь, на бечевке, висевшей вкруговую на ветру, болтались жестяные
таблички с лаконичной надписью: "Обеденный перерыв". Стройная блондинка  в
купальнике хмурила брови. В ее руке дымилась чашечка кофе. При взгляде  ее
зеленых глаз у Коробова перехватило дыхание.
     - Я ничего... - пробормотал  он  ошарашенно.  Блондинка  отвернулась.
Коробов посмотрел на ее  загорелые  коленки  и,  словно  ожегшись,  дернул
головой. Потом опустился на  песок  и  закрыл  глаза.  Трое  регистраторов
возобновили неторопливую беседу. Сначала Коробов ничего не  понимал,  хотя
слова доносились все русские. Однако потом стал вникать в смысл разговора.
     -...эмпирические  факты,  конечно,  убеждают  каждый  раз,  что   дух
первичен, -  снисходительно  говорил  высокий  и  тонкий  юноша  в  черных
плавках.  Полулежа  спиной  к  Коробову,  он  протянул  вперед  ладонь,  и
немедленно  в  этой  ладони  появилась  аппетитная  котлета.  Она   словно
выпрыгнула из воздуха, из пустоты.
     - Мне захотелось котлету, - продолжал молодой человек, куснув ее, - и
вот мое желание материализовалось.
     - Это на первый взгляд, - возразил русоволосый крепыш. Он лежал лицом
к Коробову. - Может быть, именно котлета вызвала твое желание  котлеты  за
неуловимый миг до твоего желания? Почему  ты  захотел  котлету?  Откуда  в
твоей голове появилась идея котлеты? - продолжал  он.  -  Не  просто  идея
именно этой, конкретной котлеты, а  самой  первой  в  мире?  Откуда  разум
вообще мог узнать, что в мире существуют котлеты? - Он выдержал  эффектную
паузу, а затем сам ответил:
     - Только из самой котлеты. А это  значит,  что  котлета  существовала
прежде, существует сейчас и будет существовать вечно.  И  после  этого  ты
утверждаешь,  что  твое  желание  первично,  что  именно  твое  желание  и
материализовалось в котлете? Смешно! Скорее, котлета  в  своем  стремлении
материализоваться, проявиться из мирового духа, нашла в твоем лице  способ
реализации  своего  желания  стать  котлетой  посредством  твоего  желания
получить котлету. - И он вопросительно взглянул на девушку.
     - Твои рассуждения всегда  страдают  надуманностью,  -  сказала  она,
доставая из воздуха спелую грушу с зеленым листиком на  черенке.  Надкусив
ее, она продолжала:  -  Все  наши  споры  сводятся,  по  сути,  к  одному,
основному вопросу, а именно: "Что первично -  желание  или  предмет  этого
желания, в данном случае котлета?"
     Коробов открыл рот, он не мог молчать.
     - М-мя-материя первична, - промямлил он. Все трое уставились на него.
     - Вообще-то, оригинальное заявление, - задумчиво оценил тонкий юноша.
     - Абсурд, - заявил русоволосый.
     - Да, - весело согласилась блондинка,  -  но  в  этом,  так  сказать,
"парадоксе Коробова" мне чудится нечто многообещающее.
     -  Это  только  чудится,  -  сказал   пренебрежительно   русоволосый,
протягивая вперед раскрытую ладонь. - Смотри внимательно, Лексеич.  Пусто!
Материи нет. Есть только  дух,  есть  только  образ  в  моей  голове,  мое
желание. А вот... - На ладони появилась горячая влажная сарделька, -  ...и
материя.  Как  порождение  духа.  Вопросы  есть?  -  И  он,   жмурясь   от
удовольствия, стал жевать сардельку.
     - Миша, неужели ты уступишь? - лукаво  спросила  блондинка,  капризно
надувая и без того пухлые губки. Коробов ощутил прилив сил.
     - Да, материя первична,  -  повторил  он  увереннее.  Его  интеллект,
ощутив твердую почву, встал во весь рост. - И поэтому ваше желание  ничего
не может создать. Даже котлет.
     Русоволосый вместо ответа достал из воздуха вторую сардельку и, гадко
усмехаясь, снова зачавкал.
     - Откуда же берутся котлеты? - снисходительно спросил второй юноша.
     Коробов расправил плечи. Домой больше не хотелось.
     - Я не знаю, кто делает котлеты, но что их кто-то делает - это я знаю
точно. Может быть, где-то внутри планеты существует завод, а ваши  желания
- всего лишь сигнал туда, что-то вроде  телефонного  звонка,  по  которому
немедленно высылается заказ. Русоволосый поперхнулся сарделькой и  выпучил
глаза.
     - Потрясающе! - прошептал он, когда обрел способность говорить.
     - Слишком сложно, - поморщился тонкий.
     - И скучно, - скривилась блондинка. Позади  раздался  шорох.  Коробов
оглянулся. В десятке шагов от него лежал  тигр  -  голова  на  лапах,  усы
брезгливо опущены.
     - А ты голова, Лексеич, - одобрительно сказал тигр. - Кстати, извини,
что я тебе сразу все не объяснил, все чудеса эти. Я не думал,  что  ты  из
низкоразвитой цивилизации. Представляю, что у тебя за каша в  мозгах.  Вы,
поди, в атомной физике только до кварков и докопались?
     - Добрались, - сказал Коробов.
     - И как? Эти вредные кварки не вылетают из ядра? - Тигр говорил  тихо
- только для Коробова.
     - Нет.
     - И никогда не вылетят, - усмехнулся тигр. - Так вот, Лексеич,  когда
вы заберетесь очень  глубоко  в  эти  самые  кварки,  то  встретите  очень
интересные частицы - ремоны. По-видимому, в  них  смыкаются  пространство,
время и материя. Если найти способ воздействия на  ремоны,  то  они  могут
делать чудеса - пространство превращать в материю, время - в пространство,
и наоборот - в самых разных сочетаниях. И невозможное станет  возможным  -
луч света на твоих  глазах  рассыплется  гранитными  валунами.  На  пустом
месте, в чистейшем пространстве,  в  вакууме  может  вспыхнуть  гигантское
Солнце, а гравитационное поле запросто прольется теплым  дождем.  Впрочем,
капли дождя повиснут на месте, раз уж гравитация исчезнет. Ведь из ремонов
состоит все - вакуум, гранит, твои мысли, радиоволны. На них стоит мир. На
чем стоят сами ремоны - пока неясно. Моя цивилизация только  добралась  до
них. И потому воздействовать на ремоны мы можем только теоретически. А вот
Следующая страница
 1 2 3
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (1)

Реклама