Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Русская фантастика - Илья Варшавский Весь текст 35.17 Kb

Курсант Плошкин

Следующая страница
 1 2 3 4
                           Илья ВАРШАВСКИЙ

                           КУРСАНТ ПЛОШКИН



    Капитан Чигин взглянул на старинный морской хронометр, висевший на
стене рядом с электронными часами. Кажется, пора!
    Он подошел к двери и повернул на два оборота ключ. Так  спокойней.
Затем из левого ящика стола были извлечены  спиртовка,  два  маленьких
серебряных чайника и две коробочки, украшенные изображениями драконов.
    Конечно, открытый огонь на космолете - нарушение правил, но чай  -
это чай, и ни один истинный ценитель не  будет  пользоваться  для  его
приготовления какими-то дурацкими плитками на медленных нейтронах. Что
ж, капитан Чигин может позволить себе  эту  вольность.  Пятьдесят  лет
службы в  космосе  тоже  дают  какие-то  права.  Космический  устав  -
прекрасная вещь, на космолете должна быть железная  дисциплина,  иначе
это будет не корабль, а кабак, но нельзя же подходить с одной меркой к
желторотому курсанту и  старому  космическому  волку  Чигину.  Сначала
прослужите столько, сколько капитан Чигин, а потом и права  вам  дадут
особые. Вот так-с.
    Чай тоже нужно уметь готовить.  Это  вам  не  какая-нибудь  бурда,
которой потчуют на космодромах,  а  напиток  высшего  класса,  эликсир
бодрости.
    Сначала нужно ополоснуть чайник водой и поставить  его  на  огонь.
Когда из носика пойдет легкий парок,  засыпать  первую  порцию  чая  и
поставить чайник на батарею. Пусть постоит минут десять. Тем  временем
вскипит вода во втором чайнике. Только не забудьте положить в холодную
воду немного зеленого листа. Что, никогда не слышали? Ну  это  оттого,
что вы, батенька, не знаете, что такое настоящий чай.  Именно  зеленый
лист. От него все качества.  Попробуйте,  и  ничего  другого  пить  не
захотите. Теперь вылейте зеленый навар в первый чайник и  снова  -  на
огонь. Только сейчас уж следите, чтобы не закипел, а то  все  пропало.
Отлично! Можно снимать и покрыть колпаком. Минут пять - и  чай  готов.
Пить его нужно из маленькой фарфоровой чашки. Сахар? Ну  кто  же  пьет
настоящий чай с сахаром?! В крайнем случае - чуть-чуть соли.
    Капитан  вдохнул  волшебный  аромат,  отпил  маленький  глоток   и
медленно проглотил, блаженно зажмурясь.
    Отставив чашку, он достал из стола кожаную папку, послюнил похожий
на сосиску палец и бережно перелистал  сшитые  вместе  пожелтевшие  от
времени страницы.
    Ага, вот!

    "Я,  капитан  парохода  "Жулан",  вследствие  скудного  питания  и
неполного штата кочегаров вынужден прекратить рейс, распустить команду
и передать пароход местным властям.
    В настоящее время  нахожусь  в  городе  Коломбо,  что  на  острове
Цейлон,  и  с  первым  пароходом  нашей  компании  вернусь  в  пределы
Российской империи, что явствует из изложенного".

    Капитан  слегка  откинулся  назад  в  кресле,  чтобы  полюбоваться
ровными строчками рондо.
    - "Что явствует из изложенного"! - со смаком повторил он,  поднося
чашку ко рту. - Стиль-то какой! "Явствует из изложенного"!
    Рука капитана потянулась  к  чайнику,  но  в  этот  момент  кто-то
осторожно  постучал  в  дверь.  Капитан  поморщился,  сунул  спиртовку
обратно в ящик, подошел к двери и повернул ключ.
    - Можно к вам, мастер? - В дверях стоял старший помощник.
    Чигин довольно  ухмыльнулся.  Обращение  "мастер",  как  и  звание
"капитан", было заимствовано им из старинных книг и отлично прижилось.
Попробуйте найдите хоть еще одного космонавта, к  которому  обращаются
подобным образом! Капитан - это для посторонних. Ближайшим  помощникам
разрешается  маленькая  фамильярность.  "Мастер"...   право,   неплохо
звучит!
    - Входите, чиф. Может быть, чашечку чаю?
    Старпом вздохнул. Он терпеть не мог любимый напиток  капитана,  но
отказаться - значило смертельно обидеть старика.
    - Спасибо, с удовольствием!
    Чигин достал из шкафчика вторую чашку.
    - Какие новости?
    - Радиограмма с подкидыша. Идет к  нам  с  курсантами.  Двенадцать
человек.
    - Какой курс?
    - Все первокурсники. Двенадцать козерогов.
    - Примите к правому борту.
    - Есть!
    - Что еще?
    - На подкидыше - доктор. Радирует, что все в порядке,  медикаменты
получены.
    - Так.
    Капитан задумался. Опять первый курс. Щенки. На перегрузках  будут
лежать трупами, потом, в невесомости, заблюют  весь  корабль.  Пробный
рейс, так называемое "окосмичивание кадров". Капитан  терпеть  не  мог
этого  выражения.  Окосмичивание!  Чушь  это,  а   не   окосмичивание!
Подумаешь, старт с постоянной орбиты, удлиненный эллипс вокруг Марса и
возвращение на орбиту. Дать бы им настоящий взлет и еще  посадочку  на
Венере, вот тогда бы узнали, что такое  "окосмичивание".  Половина  бы
подала заявление об отчислении из  училища.  Но  что  поделаешь,  если
планетолет "Альдебаран" уже давно переведен  в  класс  4-Е  без  права
посадки на планеты. Еще года два его  будут  использовать  в  качестве
учебной базы, а затем...
    - Спасибо, мастер, чай у вас действительно великолепный.
    - Подождите.
    Старший помощник снова сел.
    - Вот что, - капитан расстегнул воротник кителя, - вы уж займитесь
сами с курсантами. Главное, чтобы они сразу включились в работу. Ничто
так не разлагает молодежь, как безделье. Никаких  поблажек  на  всякие
там недомогания и прочее. Железная дисциплина и работа излечивают  все
хворобы.
    - Будем разбивать на вахты?
    - Обязательно.  По  четыре  человека.  Из  каждой  вахты  двоих  -
боцману. Пусть с ними не миндальничает.
    - А остальных?
    - В штурманской рубке и в машине. По  очереди,  каждые  сутки.  Во
вторую половину рейса произведете перемену без выходных.
    - Чепуха все это, - сказал старший помощник, - все равно курорт.
    - Вот вы и позаботьтесь, чтобы  не  было  курорта,  погоняйте  как
следует.
    - Автоматика, тут особенно не погоняешь, времена не те.
    - Не те, - согласился капитан. - Вот спросите  у  этих  козерогов,
чего их понесло в училище, и они вам непременно наплетут про романтику
космоса, а какая теперь романтика? Вот раньше...
    - В наше время, - кивнул старший помощник.
    Капитан хлопнул рукой по столу.
    - Да я не о  том!  Вот,  скажем,  мой  прадед,  он  был  капитаном
парохода.
    - Чего?
    - Парохода. Плавал по морям.
    - Зачем? - лицо помощника выражало полное недоумение.
    - Ну, перевозили разные грузы.
    - Странно. Кому могло прийти в голову таскать грузы  морем,  среди
всех этих нефтяных вышек?
    Капитан пожал плечами.
    - Вероятно, их тогда было меньше.
    - Все равно анахронизм.
    - Романтика, - задумчиво сказал капитан. - Тогда люди были другие.
Вот послушайте.
    Он открыл папку.

    "Названный  Сергей  Малков,  списанный  мною,  капитаном  парохода
"Жулан", в  Кардиффский  морской  госпиталь,  направляется  в  пределы
Российской империи,  удовлетворенный  денежным  довольствием  по  день
прибытия,  что  подтверждается  подлинной   подписью   моей   руки   и
приложением   Большой   Гербовой   Печати   Российского   Генерального
Консульства в городе Лондоне".

    - Н-да, - сказал помощник.
    - Это мой прадед, капитан парохода "Жулан", - самодовольно  сказал
Чигин. - Папка и хронометр - наши семейные реликвии.
    - Плавал  по  морю!  -  хмыкнул  помощник.  -  Что  ни   говорите,
анахронизм!
    Капитан нахмурился.
    - Ничего вы не смыслите, чиф. Это вам не  космолетом  командовать.
Тут кое-что еще требовалось.  Отвага,  мастерство.  А  парусный  флот?
Какие люди там были?! "Травить  правый  бом-брам-брас!"  Как  это  вам
нравится?!
    - А что это значит?
    - Ну, команда такая, - неуверенно сказал капитан.
    - Не понимаю я этого, - развел руками помощник, -  не  понимаю,  и
все тут! Что за бом-брам?
    - Я теперь тоже многого не понимаю. Раньше вот  так  все  знал,  -
выставил капитан растопыренную  пятерню,  -  а  теперь,  извините,  не
понимаю. В позапрошлом году направили на  двухмесячные  курсы  изучать
эти новые звездолеты. Лекции читал такой, лопоухий. Прослушал я первую
и спрашиваю: "А почему он у вас все-таки летит?" - "Вот же, - говорит,
- формула". А и я говорю: "На формулах,  молодой  человек,  летать  не
привык.  На  всем,  -  говорю,  -  летал:  и   на   ионолетах   и   на
аннигиляционных, а вот на формулах не приходилось".
    - Так он не летит, -  ухмыльнулся  помощник,  -  это  пространство
свертывается.
    Красная  шея  капитана  приобрела  малиновый  оттенок  -  признак,
предвещавший начало шторма.
    - Глупости! - сказал он, вставая с кресла. -  Пространство  -  это
миф, пустота, и сложить его невозможно.  Это  все  равно  что  сожрать
дырку от бублика, а бублик оставить. Нет уж, вы  мне  подавайте  такой
корабль, чтобы и старт и посадки - все  было,  а  от  формул  увольте,
благодарю покорно!
    - Разрешите идти? - благоразумно спросил помощник.
    - Идите, а я отдохну немного.
    Капитан сполоснул под краном оба чайника, убрал коробочки  с  чаем
и, взглянув на хронометр, откинул полог койки.


                                * * *


    Баркентина под всеми парусами шла  бакштаг,  ловко  лавируя  среди
нефтяных вышек.
    Соленые  брызги   обдавали   загорелое   лицо   капитана   Чигина,
наблюдавшего в подзорную трубу приближающийся берег.
    Ветер крепчал.
    - Убрать фок-марсель и грот-стаксель! - скомандовал капитан.
    - Есть убрать фок-марсель и грот-стаксель!  -  проворные  курсанты
рассыпались по реям.
    - Прямо к носу - коралловый риф! - крикнул впередсмотрящий.
    Капитан взглянул  вперед.  Белые  валы  прибоя  яростно  бились  о
предательский риф, до которого оставалось не более  двух  кабельтовых.
Решение нужно было принимать немедленно.
    - Свистать всех наверх!
    - Есть свистать всех наверх! - козырнул боцман.
    - Рубить ванты, рубить топинанты, мачты за борт!
    Подвахтенные с топорами кинулись к такелажу.
    - Капитан,  тонем!  -  крикнул  молодой   курсант,   указывая   на
приближающийся вал, покрытый белой пеной.
    - Черт  побери,  поздно!  -  капитан  окинул  последним   взглядом
баркентину. Отличное судно, но  разве  может  оно  противостоять  мощи
прибоя?! - Прощайте, братцы! Благодарю за отличную службу!
    Удар! Треск  ломающейся  обшивки,  крики  тонущих  курсантов,  рев
прибоя.
    Огромный  вал  захлестывает  с  головой,  переворачивает,  слепит,
душит. Больше нет сил!
    Капитан опускается на  дно.  Но  что  это?  Звуки  фанфар,  грохот
барабанов, дикие крики. К нему плывет толпа голых зеленых людей.
    - Ага, попался индюк! - орет плывущий  впереди  старик  с  длинной
зеленой бородой.
    "Откуда они знают мое прозвище?" - думает Чигин.
    - Попался,  попался!  -  орут  зеленомордые.  -   Напиши   формулу
свернутого пространства и станешь у нас вождем. Не напишешь - смерть!
    - Смерть индюку!


                                * * *


    - Фу, дьявол! - капитан поднял голову с подушки. - Ведь  приснится
же такое!
    Он перевернулся на спину, пытаясь понять, откуда идет этот шум.
    Внезапная догадка заставила его вскочить с койки.
    "Курсантский  кубрик!  Ну  ладно,   голубчики,   сейчас   получите
космическое крещение!"
    Капитан спустился в курсантский отсек и застыл в дверях.
    Великий Ти-Ка-Ту,  что  там  творилось!  Пиршество  было  в  самом
разгаре. Весь запас продовольствия,  выданный  сердобольными  мамашами
бедным  деткам  на  долгий  космический  рейс,   уничтожался   ими   с
непостижимой скоростью. Завтра  эти  детки  будут  лежать  на  койках,
держась за животики и ни один не выйдет на вахту. А сейчас -  горящие,
возбужденные   лица,   рты,   перемазанные   вареньем,   орущие    под
аккомпанемент  электронной  гармошки  разухабистую  песню,  ту   самую
идиотскую песню о бравых  парнях  в  космосе,  которую  так  ненавидел
капитан Чигин.
    Капитанские ноздри подозрительно втянули  воздух.  Нет,  до  этого
еще, кажется, не дошло, но все же...

              Так закончим этот рейс мы,
Следующая страница
 1 2 3 4
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама