Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Юмор - Иван Великий

Антиамерика

              ИВАН ВЕЛИКИЙ


                 АНТИ-
                АМЕРИКА
Последнее приключение джеймса бонда в Росии
                        или
  Особо важное задание Штирлица в америке




ОТ АВТОРА:

В 20 веке, в Сединенных Штатах Америки было снято много 
фильмо про Россию. Причем абсолютное большинство из них 
представляло Нас, Русских в очень негативном свете. За 
примерами таких фильмов далеко ходить не надо, их названия и 
так всем известны: киносериал про Джеймса Бонда, Враг у 
ворот, Армагедон, К-19, ну и наверное самый ужасный из всех – 
Рэмбо2.
Лично мне не понравилось то, как американцы показывают 
моих соотечественников (а следовательно и меня) на телеэкране, 
и в ответ на все эти фильмы, я решил написать книгу, чтобы как-
то восстановить справедливость.

АНТИАМЕРИКА это не злободневная пародия на американцев, 
а полноценный ответ им за их поганые фильмы о нас. Моя книга 
выступает как-бы таким вот фильмом, только наоборот. 
Главные герои здесь мы, а главные злодеи, собравшие в себе все 
негативные образы, которые только есть – американцы. Я 
думаю, что сложившееся положение дел в американском 
кинематографе не устраивает не только меня, но и вас! И вы, 
так-же как и я, хотите восстановить справедливость, и ответить 
им ударом на удар.
Конечно, прочитав первые главы книги, вы можете спросить – 
“А не слишком-ли сильно я перегнул палку, издеваясь над 
американцами?”.
Да нет, не перегнул! Во всяком случае их фильмов много, а 
АНТИАМЕРИКА одна. Поэтому если не получается брать 
количеством, надо брать качеством!

Кстати, если кому интересно, зовут меня Охапкин Иван 
Александрович, компьютерный псевдоним – Иван Великий.
Родился я в 1983 году в Великом Новгороде.
Связвться со мной можно по телефону – (8-816-2)-67-93-15
И по мылу – ivan_velikii@mail.ru 















ГЛАВА 1. План.

Кабинет был грязный, ото всюду свисала паутина. Потолок 
черный, с осыпавшейся штукатуркой, лампы ночного света 
свисающие с потолка, были изгажены крысиными фикалиями, 
как они там оказались было для всех секретом. Стены 
исполосованые огромными щелями, поросли вековой грязью, 
их не мыли со дня ввода в экспулатацию этого кабинета. Пол, 
бетонный, тоже изгажен различного рода фикалиями, в том 
числе и человечьими. Мусора на этом полу скопилось немало, 
тут и бычки, и бутылки от водки, и шприци с наркотиком. 
Дополняли весь этот хлам ноги американского агента джеймса 
бонда, которые любопытно разглядывала его голова.
-Мистер бонд. -Окликнул его чей то голос.
-Мистер бонд.
Повторное повторение его фамилии заставило его оторватся от 
столь любопытного занятия и поднять голову вверх.
-Мистер бонд, сколько можно повторять, вы находитесь на 
брифинге.
-Бонд, джеймс бонд. -Доложил тот.
-Мистер бонд, вы дурак.
-Вы не правы сэр. Я уже год как вылечился.
-Мне некогда с вами спорить, поэтому перейдем прямо к делу.
Начальник ц р у нажал на специальную кнопку на стене, и стал 
ждать. Через несколько секунд железные ставни на стене стали 
медленно, со скрипом открываться. Минут через пять, когда 
этот весьма увлекательный процесс закончился, бонд и его босс 
уставились в появившийся оттуда экран, на котором появилась 
карта России. Компанию в просмотре бриффинга им составил 
русский видео жучок, спрятанный в вентилиационной решетке. 
Собственно говоря это был единственный видео жучок в этом 
здании, все остальные жучки были сугубо аудио. Их находили 
десьтками в день, и выбрасывали в мусорнре ведро, а на 
следующий день они появлялись там вновь. Говорили, что эти 
жучки им специально подкладывают, чтобы их находили, и что 
у России были новые невидимые жучки. Хотя на самом деле 
никаких невидимых жучьков у России не было. Просто эти 
жучки распологались в другом измерении, и были недоступны 
тупому американскому пониманию.
-Агент 0,07 вам предстоит очередное задание в России.
-Нет, где угодно только не в России.-Испуганным голосом 
заорал бонд.
-Чего вы так боитесь агент 0,07?
-Я боюсь русских.
-Мне плевать чего вы там боитесь, у меня план.
И действительно у директора ц р у был план. Он был завернут в 
бумагу и лежал в кармане.
-Итак вы должны пробраться в Россию и выкрасть из мавзолея 
тело Ленина.
-Но зачем?
-Откуда мне знать. Приказ сверху.
-А все - таки зачем?
-Да не знаю я. Понимаешь, не знаю.
От слова "понимаешь" бонду стало плохо. Он вспомнил 
бывшего русского президента, благодаря которому он провалил 
операцию по его - же убийству. И был вынужден с позором 
вернутся на родину. А при воспоминании о нынешнем 
президенте его охватил дикий ужас. Бонд уже встречался с ним 
раньше, когда тот еще служил в разведке. После встречи с ним 
бонд чудом остался в живих. Его допрашивали в Ф С Б. При 
одном только виде веского русского аргумента - резиновой 
милицейской дубинки, агент 0,07 наложил в штаны. Он 
рассказал русским все, что знал, ничего не забыл. Потом его 
обменяли на чертежи противо ракетной обороны. И вот теперь 
ему опять предстояло вернутся в Россию и похитить тело 
Ленина прямо перед носом у русского президента. Бонд 
запаниковал.
-Не паникуйте так, мистер бонд. Для вас у меня есть 
специалтный супер план.
Директор ц р у вытащил план из кармана и протянул бонду. И 
бонду действительно стало легче. Бонд с детства любил 
хороший план, так как его происхождение было весьма не 
благородным. Отец наркоман, пожелавший остаться 
неизвесным. Мать проститутка. Ну в ощем типичная 
американская история. И к слову говоря, до этого он работал в 
британской разведке ми-6. Правда, один раз, прямо во время 
своего задания в Санкт-Петербурге, напился как свинья, угнал 
откуда-то военный танк, и с помощью него разрушил много 
местных памятников архитектуры. После того, как о 
случившемся узнали русские спецслужбы, и в штаб квартиру ми-
6 пришел счет, за причиненные бондом разрушения, британцы 
схватились за голову. Чтобы компенсировать моральный и 
физический ущерб, причиненный их сотрудником России, им 
пришлось отдать русским вестминистерское аббатство с биг 
беном в придачу. Конечно, народ великобритании был против, 
но что уж тут поделаешь? С русскими лучше не спорить. 
Вобщем, стали потом копать что да как, искать виновных, и 
вычислили, что у виновника сего торжества, оказывается 
американские корни. Его мать, уже будучи беременной, 
прилетела в великобританию, и отказалась от своего ребенка 
прямо в род доме. Так бонд и попал в ми-6. А потом, через 
много лет, он получил шанс вернуться туда, где были его 
истинные корни. И теперь, как опытный шпион, он работал в 
цру.
-Ну а теперь вы согласны лететь в Россию.
-А это где?

За этим довольно веселым брифингом, с интересом, наблюдал 
агент Ф С Б Максим Исаев.
-Максим тебе понятны коварные планы американцев? -Спросил 
директор Ф С Б.
-От части.
Кабинет Ф С Б сильно отличался от кабинета ц р у. Пол 
паркетный, потолок чистый, белый. Стены обиты дорогим 
материалом. Мебель из красного дерева. В углу стоит огромный 
широко экранный телевизор, на котором видна забавная картина 
типичного американского бриффинга, за которым с интересом 
наблюдал русский разведчик Максим.
-Эту запись я получил час назад. -Сказал директор Ф С Б.
-Да запись действительно очень любопытная.
-Так вот, просмотрев ее мы решили не только помешать их 
коварному бессмысленному плану, но и устроить контр 
операцию на американской территории. Нам надоело терпеть их 
грязные выходки, подобные этой. Они постоянно гнут пальци 
перед всем миром, а мы им их обломаем. И так, вот твое задание 
агент Исаев. Ты должен пробратся в их страну и уничтожить 
центр их системы, уничтожить их правительство и президента. 
Тем более что нашего они пытались убить неоднократно. И еще 
мы получили сведения о том, что ряд других стран тоже хочет 
уничтожить америку. Мы должны их опередить.
-А какие именно страны собираются сделать тоже, что и мы.
-Ну, понимаешь, Максим, мне легче сказать какие не 
собираются, потому что их меньше. Просто америку не любят 
все страны, потому что каждый хочет быть первым. А 
следовательно тот, кто первый всегда терпит зависть, и желание 
других занять его место. Будь на месте америки другая страна, 
было - бы тоже самое. А мы с тобой просто должны играть свою 
роль. Раз уж мы родились в России, то должны бороться за свою 
страну. Это закон жизни. Он не плохой и не хороший, он просто 
есть. Так что Максим ты должен постараться.
-У меня есть идея, товарищ директор.
-Говори Максим.
-Я думаю, что лететь в америку под любым русским именем не 
стоит. Я предлагаю полететь туда в качестве немецкого туриста, 
путешествующего по миру. Ради такого случая я хочу полететь 
туда под тем именем, под каким много лет назад работал в 
германии мой легендарний дед. Под именем Штирлиц. 
Американци не смотрели сериал "Семнадцать мгновений весны" 
и ничего не знают про моего легендарного деда. За русскими 
пребывающими в их стране они обычно пристально следят. А к 
немецкому туристу внимания будет гораздо меньше. И 
следовательно мне будет легче работать.
-Это ты хорошо придумал Максим. Так держать. На сегодня 
можешь быть свободен, а завтра, когда вернешся все документы 
уже будут готовы.

После того, как бонд, наконец, отошел от действия плана, он и 
его босс направились к лифту, который служил единственным 
выходом из комнаты бриффинга. Но вызвать этот лифт 
оказалось не так то просто. Дело было в том, что кто – то 
неизвестный зачем – то “одолжил” кнопку вызова, и на ее месте 
красовалась огромная дыра.
-Мистер бонд, кто – же такое мог сделать? –Обратился к бонду, 
его непосредстаенный начальник.
-Скорее всего это дело рук Усамы бен Ладена, сэр. –Ответил 
тот.
-Может быть и так, но как нам от сюда выбраться?
-Я думаю, сэр, что нам нужен план.
-Так то оно так, но ведь весь план у нас кончился. Надо 
придумать что – то другое.
-Вы как всегда правы, сэр.
-Мистер бонд, я думаю, что в дырке, из под кнопки, где – то 
должен быть контакт. Его нужно только замкнуть.
-Но как это сделать, сэр.
-Туда нужно засунуть палец.
-Понял, сэр.
С минуту, проковырявшись пальцем в дырке, бонд доложил:
-Видимо контакт очень глубоко, и до него так просто не 
добраться.
-Тогда попробыйте засунуть туда какую нибудь палку.
С минуту, побродив по комнате, бонд доложил:
-Здесь нет никаких палок, сэр.
-Это еще хуже, чем я думал. Но не все потеряно. Остался еще 
один вариант.
-Какой, сэр.
-Мистер бонд, попробуйте засунуть туда свой член.
-Засунуть туда что?
-Свой член. Тот, что у вас между ног.
-Но сэр, он у меня меньше, чем любой из моих пальцев. Может 
быть вы сами попробуете.
-Я бы с радостью, да вот только у меня та – же самая 
проблемма.
-Но как – же нам теперь быть, сэр.
-Очень просто, где – то в этой комнате, должен лежать 
вакуумный удленнитель пениса. Найдите его.
С минуту, поискав, бонд доложил:
-Нашел, сэр.
-Прекрасно. Теперь вставляйте туда свой пенис.
-Вставил, сэр.
-А теперь качайте.
-Но сэр, поршень слишком туго ходит, мне с ним не справится.
-Хорошо, я вам в этом немного помогу.
И непосредственный начальник джеймса бонда стал качать.
По прошествии полу часа, бонд произнес:
-Сэр, я думаю, что может быть хватит качать, а то я не уверен, 
что его потом можно будет вытащить обратно.
Посмотрев, на результат своего труда, директор ц р у, ответил:
-Вы не правы мистер бонд. Похоже его нельзя вытащить от туда 
уже сей час.
-Но как же быть, сэр.
-Очень просто. Держитесь крепче за стену, мистер бонд, а я буду 
тянутть за увеличитель пениса. Может быть так у нас чего 
нибудь и получится.
Минут через пять, долгих мучений, увеличитель пениса, все таки 
удалось снять.
-Вот теперь у вас нормальный член, мистер бонд. Теперь можно 
попробовать соединить контакт.
-Но теперь он не пролезает в дырку, сэр.
-Об этом можете не беспокоится, мистер бонд. Об таком члене, 
как у вас теперь, мечтает любая дырка. Вы главное делайте свое 
дело, а дырка, сама все устроит.
И действительно, джеймсу бонду удалось засунуть свой член в 
дырку, которая была в диаметре, раза в три меньше его члена.
С минуту поковырявшись членом в дырке, бонд сообщил:
-Все готово, сэр.
-Отлично мистер бонд. Теперь нам остается только дождаться 
лифта.
И они его действительно дождались, правда только часа через 
два.
Первым на долгожданное появление лифта отреагировал 
директор ц р у.
-На конец – то, мы от сюда уедем. Да и еще забыл вам сказать. 
Билет в Россию, и поддельные документы будут готовы только 
завтра, а по этому сейчас вы можете идти домой и собирать 
вещи, мистер бонд.
-Хорошо, сэр.
-Да не называйте вы меня “сэр”.
-Хорошо, сэр.



        ГЛАВА2. Из афганистана с приветом.

Медленными, но очень длинными шагами, бонд подошел к 
своему дому. Ему опять повезло. Никаких молодежных 
преступных группировок и маньяков, ставших столь 
популярными в сша последнее время, ему на дороге не попалось.
Перед тем, как войти бонд, еще раз посмотрел на свой огромный 
особняк поросший грязью и вековой плесенью. У него было 
такое чувство, что он смотрит на свой дом в последний раз.
Бонду лень было лезть за ключами, и он решил позвонить в 
звонок. Но звонок почему – то не работал, и бонд решил 
постучатся. Минут через десять, он наконец услышал 
спускающиеся вниз по лестнице шаги. Прекратив барабанить в 
дверь, как сумасшедший, он услышал доносящийся из – за двери 
голос – “Уже иду, дорогой”
Дверь открылась, и из нее вышел чернокожий мальчик, лет 
тринадцати.
-Дорогой, можно мне пойти прогулятся по магазинам.
-Конечно можно. Да и еще, я опять уезжаю на особое задание, 
поэтому увидимся мы не скоро.
Бонд ласково шлепнул по попе убегающего гулять подростка, и 
пошел в дом, собирать вещи.

Зайдя в дом, он увидел что на старой трухлявой лестнице 
ведущей на второй этаж, отсутствуют не только ступеньки, но 
теперь еще и перила.
-Как же мне быть- Подумал бонд.
-Ага придумал!!! Надо взлететь на верх. Но вот только как? Ведь 
люди не летают.
-Так мне нужно что нибудь, чтобы улететь.
Минут через пятнадцать раздумий, лицо агента 0,07 озарилось 
улыбкой.
-Ага придумал.
И силой удерживая в голове последнюю мысль, чтобы та не 
ушла, направился в чулан. Когда он открыл дубовую дверь, то 
чуть сам не дал дуба. Вековая пыль, от резкого перепада 
давления, со свистом полетела из чулана в холл, и бонд чуть не 
задохнулся. Затем придя а себя, он зашел в чулан, где его взору 
предстало множество ненужных вещей, с реди которых он 
выделил для себя одну, нужную ему в данный момент.
Он чуть не надорвался вытаскивая тяжеленный ранцевый 
ракетный двигатель в холл.
-Вот теперь я полечу- Сказал бонд, вытаскивая из сопла ракеты, 
заныканный там пакетик с кокаином.
Чтобы уж наверняка взлететь, джеймс бонд, внюхнул все десять 
доз, одним разом. Минуты две с ним ничего не происходило. Но 
потом он вдруг почувствовал, как пол под ногами начинает 
проваливаться.
-Нехочу!!!- Закричал бонд, но было уже поздно.
Пол его дома стремительно удалялся от него, а сознание 
постепенно мутнело, пока наконец совсем не погасло.

Серетный агент пришел в себя в своей кровати. Как он там 
оказался, он конечно-же не помнил.
-Что я здесь делаю?
-Ах да, я же собираю вещи.
И он стал их собирать.
Он взял с собой кучу старых порножурналов, коробок с травкой 
и ящик пива.
-Так вроде ничего не забыл, - подумал бонд, и пошел вниз на 
выход.
Про то, что лестници уже больше нет, он конечно-же забыл. За 
что и поплатился. Пролетев два метра и приземлившись на лоб, 
бонд потерял сознание.
Через сколько времени он очнулся, он конечно-же не помнил. 
Затем он вышел, к уже ждавшей его машине у входа.
-Мистер бонд, из-за вас пришлось задержать самолет, на четыре 
часа. Что вы там так долго собирались?
-Я не помню. – Ответил бонд, и сел в машину на заднее сиденье.

А в это время в России, специальный агент ФСБ Максим Исаев, 
подьезжал на своем новеньком автомобиле, к своему 
небольшому но очень чистому и аккуратному дому.
Как только он захлопнул за собой дверцу машины, он увидел, 
как дверь его дома медленно открылась, и к нему на встречу 
выбежала красавица жена.
Она бросилась к нему на шею, сказав – “Привет дорогой” и 
нежно поцеловала.
Из двери, выбежали двое детей с криками – “ Папа приехал” и 
бросились обнимать отца.
-Я рад, что вы меня так встречаете, но я опять должен буду 
уехать на особое задание.
-Но ты-же завтра уходишь в отпуск, разве нет? – Спросила его 
жена.
-К сожалению, отпуск пришлось отменить, в связи с тем, что 
враг наш не спит, и готовит очередной дьявольский заговор 
против России. И поэтому я завтра утром, отправляюсь к нему в 
тыл, для принятия контр мер.
-Ну что-ж, дорогой, кому-то все таки надо защищать Родину. 
Пошли домой. Ужин уже на столе, и постель, для нас я уже 
приготовила.

А тем временем в америке, шпион с кодовым номером 007 уже 
подьезжал к аэропорту.
-Вы не забыли ваше задание, мистер бонд. – Обратился к нему 
водитель.
-Какое именно задание?
-Да то которое в России, идиот!
-Ах это. Да вроде бы нет. Вроде бы.
Машина заехала на территорию аэропорта, и остановилась в вип 
зоне. Надо сказать, что так называемая вип зона, была больше 
похожа на заброшеную лет пятьдесят назад автостоянку, но в 
сравнении с остальными частями аэропорта, смотрелась 
действительно как вип.
Бонд попрощался со своим водителем, и взвалив на плечи 
тежеленный чемодан, набитый приимущественно пивом и 
прочей алкогольной продукцией, пошел ко входу. Главное 
здание главного американского аэропорта, представляло собой 
деревянное сооружение неизвестной конструкции, хотя русские 
туристы обозначили тип этой конструкции, как сарай 
обыкновенный. Охранник стоявший у входа, громким и полным 
гордости голосом, уведомил бонда:
-Американские аэропорты, самый надежные аэропорты в мире. – 
После чего пропустил бонда внутрь. Внутри здание аэропорта, 
выглядело еще хуже, чем снаружи:
деревянный прогнивший пол, проваливался под ногами, а с 
потолка свисала вековая, ни кем и никогда не убираемая 
паутина.
Бонд подошел к пропускному пункту, и представился:
-Бонд, джеймс бонд. Лечу в Россию для выполнения особо 
важного задания.
На что ему ответили:
-Ваши документы мистер бонд.
И тут агент 007 наконец-таки вспомнил, что-же он все-таки 
забыл с собой взять.
-Я их дома забыл.
-А голову ты дома не забыл?
Потрогав свою голову, бонд доложил:
-Нет, вроде бы не забыл. Вроде бы.
-Без документов не пропущу!!! – Громко заорал таможенник.
-Хотя нет, один документ у меня с собой есть. – Сказал бонд, 
доставая из кармана сто долларовую купюру.
-Извините мистер бонд, но вы предоставили недостаточно 
документов. У вас еще есть?
-Но это мой годовой доход! – Возмутился бонд.
-Я повторяю. Вы предоставили слишком мало документов, для 
того чтобы вас пропустить.
-Но у меня больше нету! А без меня этот самолет никуда не 
улетит, приказ правительства соединенных штатов.
Но тут в аэропорту поднялясь паника. Пассажиры, ждавшие 
своего рейса несколько часов, начали сильно возмущатся. Но 
все кончилось тем, что все скинулись по сотне баксов, и бонда 
пропустили на борт.

По шатающемуся в разные стороны трапу, секретный агент и все 
остальные, благополучно поднялись на борт авиалайнера.
Бонду досталось место у самого прохода, а рядом с ним 
разместилась какая – то старушка.
-Вы куда летите? – Обратилась она к нему.
-В Россию. А вы разве нет?
-А кто его знает куда мы летим. Может в Россию, а может быть 
и в белый дом.
Самолет, пропахав шасси пятьдесят метров грязи, после 
взлетной полосы, все-таки каким-то чудом смог взлететь.
-Страшно небось? – Обратилась старушка к бонду.
-Конечно страшно, очень, очень страшно!!! Выпустите меня. 
Нехочу!!!
-Да не паникуйте вы так. Вот возьмите лучше таблеток. 
Помогают.
Джеймс бонд всыпал гость таблеток себе в рот.
-Дейтсвительно лучше. А у вас еще есть?
-Конечно есть. Да вы берите, берите, не стесняйтесь.
И бонд сьел все остальные таблетки.
Глаза его как-то странно покраснели, а выражение лица стало 
каким-то непонятным. Он решил поблагодарить старушку:
-Спасибо тебе за... Э... Э... Му... Ббб...
-Приятно поговорить с образованным молодым человеком.
Тут бонд резко вскочил с кресла, напялив пиджак на голову, и 
закричал:
-Ты мне угрожаешь, я корнхолио. Мне нужна бумажка.
С сиденья, что распологалось за ним, донеслось злобное 
хихиканье, и раздался характерный голос:
-Слышь, баклан. А помнишь ты вот так-же  таблеток нажрался?
-Слышь, батхед. Ты гонишь, небыло ничего такого.
-Заткнись бивис.
А тем временем бонд, уже открыл дверь в кабину самолета.
-Я великий корнхолио. Вы мне угроржаете?
Пилоты самолета переглянулись.
-Да уберите же кто-нибудь этого психа из кабины!
И повернувшись обратно, продолжили заниматся тем, чем 
занимались, а именно ведением самолета. 
-Слышь, я тут на прошлой неделе, встретил такую девушку, ноги 
от ушей. – Обратился второй пилот к первому.
-Что правда такая симпатичная?
-Да ты что. Я-же сказал, ноги от ушей. Мутант она.
Но тут их опять отвлекли.
-Самолет захвачен, всем слушаться меня.
На что помошник пилота, со злостью в голосе, ответил:
-Слышь ты дурак, заткнись!!! Достал уже.
Но тут-же получил прикладом по голове.
-Вам привет из Афганистана. Выполняйте все, что я вам скажу.
Бонд повенувшись к террористам, закричал:
-Ты мне угроржаешь. Я великий...
Но от сльной боли в солнечном сплетении, фразу он так и не 
договорил. Зато показал террористам фак. За что опять получил 
прикладом в солнечное сплетение.
-Заприте кто нибудь этого дурачка в туаллете. - Скомандовал 
главный террорист.
Бонда под конвоем повели в хвост самолета, а главный 
террорист обратился к пассажирам:
-Кто из присутствующих имеет что-то против Усамы бен 
ладена?
Один солидный джентельмен поднял руку.
-Я имею.
Раздалась автоматная очередь, и солидный джентельмен, 
окровавленный, упал на пол, свалившись с кресла.
-Еще кто нибудь, имеет что нибудь против Усамы Бен Ладена?
В салоне царило молчание.
-Что-ж, теперь вы все являетесь заложноками. Вы имеете право 
хранить молчание. Вы имеете право не вставать со своего места. 
Вы имеете право не задавать никаких вопросов. Больше никаких 
прав вы не имеете.

Бонд отошел от действия таблеток, и тут-же впал в панику.
-Выпустите меня. – Закричал он барабаня по двери туаллета.
-А почему собственно мы должны тебя выпускать? – Раздался 
голос за дверью.
-Потому что я знаменитый секретный агент 0,07, джеймс бонд. – 
Ответил он.
-Так так.
Дверь туаллета открылась, и бонда поволокли в кабину 
самолета.
-Господин, это человек утверждает, что он джеймс бонд.
-Это правда? – Спросил у бонда главный террорист.
-А вы что мне не верите?
-Что вы, что вы. Конечно-же верим. У нас есть ваша 
фотография, так как вы один из главных врагов нашей страны. 
И по законам шариата, вас ждет страшная смерть, с 
предварительными пытками.
-Нет я пошутил. Я не джеймс бонд. Это я так соврал, от нечего 
делать.
-Да неужели. – Сказал главный террорист, доставая из кармана 
его фотографию.
-Вы самый, что ни на есть, настоящий джеймс бонд. 
Приготовтесь к страшным пыткам.
-А может не надо? – Взмоллился тот.
-Надо, мистер бонд, надо.
-Простите меня пожалуйста, я больше не буду. – Со слезами не 
глазах взмолился бонд.
-По законам шариата, раскаиваясь, вы обязаны искупить свою 
вину.
-Я искуплю. Только не убивайте меня!!!
-Хорошо, но вам придется предать вашу страну. Вы 
действительно хотите раскаятся?
-Да хрен с ней с этой моей страной. Я сделаю все, что угодно. 
Только не убивайте меня.
-Хорошо. Тогда держите микрофон, и публично раскайтесь. Вот 
вам листочек, где пропущено вставте свое имя.
Бонд взял в руки микрофон. Из динамика раздался голос:
-Диспетчер аэропорта слушает.
-Я джеймс бонд, нахожусь сейчас на борту захваченного 
террористами самолета. Это очень добрые и хорошие люди, а 
мы, американские свиньи – последние ублюдки. Я очень 
сожалею, что я то – же американская свинья, и раскаиваюсь в 
этом. Я виновен в том, что я американец, и все американци 
виновны в том, что они американци. И поэтому они все 
погибнут от праведного гнева аллаха.

-Молодец, мистер бонд. Я вас за это даже отпущу. Эй, выдайте 
ему парашют. 
Перед бондом открылась дверь самолета.
-Но я-же боюсь высоты.
-Ничего, я то-же боюсь. – Сказал террорист и дал бонду такого 
пинка, что тот, со свистом, вылетел из самолета.
После чего, один из террористов обратился к главному:
-А правильно ли мы поступили, отпустив нашего врага?
-Конечно правильно, теперь за такой базар, его свои – же и 
убьют.
-Вы правы, собаке – собачья смерть!
Главный террорист посмотрел в эллюминатор.
-О. Уже подлетаем.
Из окна кабины самолета отчетливо было видно, как башни 
всемирного торгового центра постепенно увеличиваются в 
размерах и приближаются.
-Но господин, мы-же вроде хотели лететь в белый дом.
-Еще успеем. Тем более, что туда нам возможно просто не дадут 
долететь. К тому-же Усаме Бен Ладену, пока необходима только 
паника среди американского населения. А это сильно подорвет 
их дух – они ведь уверены, что молния не бьет в одно место 
дважды.

Чистильщик окон занимался тем, чем он привык заниматься, 
чистил окна на одной из башен всемирного торгового центра. 
Какой-то гул заставил его оторваться от ставшего уже 
привычным занятия, и поднять голову. Его взору предстал 
летящий на бешенной скорости самолет. И самолет этот летел 
прямо на него!!! На лице рабочего застыл ужас, перемешанный с 
недоумением.
-Как, второй раз! Ведь торговый центр только что отстроили.
Он хотел еще что-то добавить, но неуспел. Авиалайнер на 
огромной скорости врезался прямо в середину башни, где он и 
висел в своей люльке.
Самолет протаранил собой все стены и перегородки 
многочисленных офисов и павильенов торгового центра, 
разбрасывая в разные стороны офисную мебель, камни и 
американцев. После чего застрял на середине здания, и после 
секундной паузы взорвался.
На нижних этажах, пострадавших меньше всего, началась 
паника. Все, кто находились там, побежали к выходу. Некоторые 
даже успели выйти, но от смерти им уйти так и не удалось. 
Здание в считанные секунды осыпалось, и засыпало всех, кто 
находился рядом.
-Хоть на этот раз вторая башня осталась. – Сказал американский 
журналист, снимающий все это дело в прямом эфире, на крыше 
здания, которое находилось в нескольких кварталах от 
торгового центра. Но только он это произнес, как вторая башня, 
не выдержав вибрации, рухнула вслед за первой, убивая 
последнюю надежду на спасение, тех кто находился в ней. 
Поднялась огромнейшая волна пыли, которая дошла до статуи 
свободы, на которой повис, зацепившись парашютом прямо за 
факел, джеймс бонд.

К статуе свободы причалил катер, и забрал бонда на борт.
-Мистер бонд, вы в своем уме. Вы такого наговорили, что вас 
уже хотят судить за предетельство. – Обратился к бонду 
человек, сидевший в катере.
-Я невиноват. Эти нелюди меня заставили соврать, они пытали 
меня и угрожали, что убьют мою жену и детей!
-Но мистер бонд, у вас-же нет и никогда не было ни жены, ни 
детей.
-Но если-бы были, то они бы их обязательно убили!
-Мистер бонд вы трус! Вы позор нации!
-А если бы вас пытали, вы бы поступили не так?
-А пытки были страшные?
-Очень.
-Тогда пожалуй вы правы. Я сейчас позвоню кому следует, и 
скажу, что-бы с вас сняли все обвинения.

Джеймс бонд опять благополучно ехал в аэропорт на 
автомобиле, с тем-же самым водителем.
-Мистер бонд, вот ваши документы, вы их забыли дома.
-Ах да, точно.

А в это время в России Максим Исаев благополучно встречал 
рассвет в постели со своей женой.
-Дорогая, мне уже пора идти. Враг и так опережает нас на один 
день.
Неожиданно раздался телефонный звонок. Максим взял трубку.
-Все впорядке, уже не опережает, сказал Максим, повесив 
трубку, своей жене. Но мне все равно пора.
Максим вышел во двор, где у входа его уже ждала служебная 
машина. Он открыл дверь, и сел на заднее сиденье.
-Вы готовы? – Обратился к Максиму водитель машины.
-Всегда готов!
-Вот ваша экипировка:
Ну пуленепробываемый, и одновременно термостойкий костюм, 
я вижу уже на вас. А вот и все остальное-
Пистолет ТТ, с разрывными пулями, и двумя запасными 
обоймами. Спец. часы. Работают, как обычные часы, но если вы 
повернете головку влево, то минутная стрелка, будет работать 
как компас, а если вправо, то часовая стрелка, будет работать, 
как радар. Маяк находится в отсеке, для батареек, и 
замаскирован под батарейку. Герб Российской Федерации. 
Нацепите на грудь – это средство связи со штабом, но 
используйте, только в исключительных случаях. По легенде, 
хоть вы и немец, но проездом из России, поэтому на герб никто 
не обратит особого внимания. Они –же тупые!!! На тот случай, 
если вам вдруг понадобится больше физической силы и 
ловкости, чем у вас есть, вот вам наша новая разработка. 
Суперводка, выглядит как бутылка столичной, но если вы ее 
отведаете, то некоторое время, способны будете крушить стены 
голыми руками. Самое главное, документы гражданина ГДР. И 
последнее, дипломат с двойным дном, в который вы все это 
добро и спрячите.

Бонд, подьехал к тому-же самому аэропорту.
-Опять лететь? А можно, я лучше в этот раз поеду поездом?
-Нет!!!
Бонд опять зашел в полуразваливающееся деревянное здание, но 
на этот раз прошел контроль без особых проблемм, т.к. на этот 
раз документы у него с собой были.

В это-же самое время Максим Исаев, прошел на территорию, 
чистого и просторного аэропорта “Шереметьево 2” Контроль он 
прошел, по хорошо подделаным документам гражданина ГДР.

Джеймс бонд, опять поднялся, по шатающемуся трапу, на борт 
самолета.
И Максим тоже поднялся, но только по нормальному трапу.
Джеймсу бонду опять досталось место в проходе.
А Максим сел у окна.

Оба самолета взлетели одновременно. И даже встретились друг с 
другом на середине пути. Российский самолет, пролетел прямо 
над американским. И поэтому ни Максиму ни бонду не удалось 
увидеть друг друга в эллюминаторы. Они вообще не знали, что 
их самолеты пролетели один над другим. Заходить на посадку 
самолеты то-же стали одновременно. Русский самолет на 
американскую посадочную полосу, а американский на русскую.




Глава 3 – Никогда не говори ничего.

Штирлиц смотрел в эллюминатор. Он конечно был очень 
наслышан об американских аэропортах, но то что увидел, 
оказалось еще ужаснее того, что он себе представлял. 
Посадочная полоса была покрыта не бетоном а асфальтом, 
вдоль и поперек которого, от края до края, тянулись огромные 
трещины. Ктому-же уложен он был просто отвратительно – 
таких колдобин Штирлиц не видел больше нигде.
Внезапно, из динамиков, что были встроены в потолок салона, 
раздался голос первого пилота.
-Граждане, пристягните ремни безопасности и пригните головы 
к коленям. Беспокоится особенно нечего. Обычно сесть всегда 
удается.
Но Максима почему-то это не успокоило.
После нескольких секунд томительного ожидания, шасси 
самолета коснулись вражеской посадочной полосы. При этом 
самолет тряхнуло так, как если бы он попал в воздушную яму. 
Пассажиры начали тихонько поднимать головы, но тут самолет 
тряхнуло еще раз, а потом еще и еще. Пилоты, старались 
маневрировать, избегая наиболее широких трещин. Но шасси 
самолета, постоянно то подпрыгивали на небольших горочках, 
то падали в разломы. Самолет трясло и колбасило, но опытные 
пилоты делали свое дело очень профессионально. Они уже не 
раз садились на американских аэропортах и успели привыкнуть 
ко всему. Но то что произошло дальше, ввело их, на некоторое 
время в замешательство.
Внезапно, прямо посреди посадочной полосы, с грохотом, 
взорвался асфальт, и столб воды, со свистом, вырвался на 
поверхность, разбрасывая в разные стороны клочья грязи.
Пилоты, увидев, как буквально в тридцати метрах от самолета, 
неожиданно вырвался из-под земли огромный гейзер, 
диаметром около двух метров, рефлектлорно свернули в лево. 
Но самолет шел слишком быстро, и радиус их поворота, 
оказался не таким, как хотелось бы. Правое крыло самолета, 
пронеслось как раз над исскуственным гейзером, и его напором 
подняло вверх. Левое крыло, соответственно опустилось вниз, 
издав страшный скрежет, и создав кучу искр, от 
соприкосновения с асфальтом. Самолет, при этом потерял 
управление, и его развернуло на 360 градусов. Но радиус 
поворота оказался неожиданно широким, и самолет проехал на 
достаточном расстоянии, справа от гейзера.
А дело было в том, что один из центральных узлов 
американской канализации распологался прямо под посадочной 
полосой, и так случилось, что его прорвало именно в этот 
момент. 
Самолет успешно миновал грязевой столб, но тут возникло 
новое препядствие, контрольная вышка, расстояние до которой 
было всего несколько метров, и ничего изменить было уже 
нельзя. Ее срезело под корень, правым крылом самолета, 
которое при этом ни чуть не пострадало. И вышка упала набок, 
полностью рассыпавшись от удара. Но и на этом все не 
закончилось. Впереди самолета возникло глвное здание 
аэропорта, то самое, похожее на сарай. И пилоты дали по 
тормозам. Запахло жженой резиной, и по посадочной полосе, 
потянулся черный шлейф от шасси. Из под них полетели искры, 
создавая красивое зрелище. Пилоты, крепкой хваткой, 
вцепились в штурвалы. В салоне поднялось сильное 
напряжение. Из кабины, было видно быстро приближающуюся 
стену, от чего пилоты даже вспотели. Казалось, что 
столкновение неизбежно, но самолет остановился в миллиметре 
от стены аэропорта.

А в это время, в России, американский самолет плюхнулся на 
посадочную полосу Шереметьево2. Переднее шасси не 
выдержав удара, рассыпалось в пыль. Самолет пропахал носом 
около пятидесяти метров, рассыпая в разные стороны искры, 
после чего остановился. К нему быстро подьехали машины 
скорой помощи, и пожарных. Но оказать помощь они так и не 
смогли, уж слишком хрупкой и ненадежной оказалась 
конструкция американского авиалайнера. Самолет просто 
развалился на части. Но под обломками все еще оставались 
живые люди, и медики приступили извлечению из под обломков 
капиталистов подонков.
Дуракам всегда везет, и поэтому бонда обнаружили живым, 
правда не совсем здоровым, особенно на голову. Он хоть и был 
слегка контужен, но от помощи отказался. И проходить 
посадочную регистрацию пошел сам.
Врага удивила, доселе невиданная красота, а главное – чистота, 
шереметьевского аэропорта. В своей америке, он такаго не 
видел. И озираясь по сторонам, бонд вошел внутрь. Российской 
аэропорт сильно отличался от американского:
Гладкий каменный пол, чистые оттделанные стены, новейшее 
оборудование. Бонд подумал, что попал в будующее. Он 
осмотрелся по сторонам, и направился к регистрационному 
пункту.
Таможенник за стойкой, его спросил:
-Ваше имя и фамилия?
-Бонд, джеймс бонд.
Таможенник подумал, что американский турист шутит, и как ни 
в чем ни бывало, продолжил.
-Цель ващего визита в Россию?
-Похищение тела Ленина из мавзолея. –Гордо ответил бонд.
Таможенник, слегка насупился, но почесав в затылке, решил 
подколоть заграничного идиота.
-А у вас все в порядке с головой.
-Нет. Вот справка.
Таможенник слегка смутился, но прочитав справку, решил что 
беспокоится нечего.
-Ваши документы, мистер как вас там.
-Бонд, джеймс бонд. Вот они.
Однако, когда таможенник раскрыл пасспорт, он чуть не упал со 
стула. Этот сумасшедший действительно оказался джеймсом 
бондом. И таможенник, выполняя свой служебный долг, быстро 
позвонил куда следует:
-Пропустить?
-Но он же?
-Так надо?
-Ааа, теперь понятно.
Повесив трубку, он снова обратился к бонду:
-Мистер бонд, вы можете идти. Только сдайте оружие мне.
-Но у меня нет с собой никакого оружия.
-Что правда что-ли? Нет, я вам не верю. Вам придется проити 
обыск. А то еще убьете кого нибудь.
Было видно, что таможенник относится к шпиону “не очень 
тепло”.
-Но у меня лицензия на убийство. –Попытался возразить бонд.
-Мистер бонд, ваша лицензия на территории Российской 
федерации не действительна!!! Поэтому засуньте ее себе знаете 
куда.
-Как скажите.
И бонд начал снимать штаны.
-Ээ, погодите, я-же не в прямом смымсле. Да постесняйтесь вы 
хоть людей что-ли.
Таможенник схватил трубку телефона, и приказал:
-Да уберите вы этого извращенца от сюда. На него уже весь 
аэропорт глазеет.
Появились двое охранников, и бонда со спущенными штанами 
выволокли из здания аэропорта.
-Мистер бонд, я не знаю как у вас в этой вашей америке, а у нас в 
России, подобные извращения не приняты. –Сказал бонду один 
из охранников. После чего выпроводил его с территории 
аэропорта, хорошим пинком.

А в это время в далекой америке, русский разведчик Максим 
Исаев, проходил регистрацию во вражеском аэропорту.
-Как вас зовут? – Обратился к Максиму американский 
таможенник.
-Мое имя Штирлиц. Я немец. В америку лечу проездом из 
России.
-Какова цель вашего визита в сша.
-Это, конференция по новым комьпьютерным технологиям.
-Гер Штирлиц, добро пожаловать в соединенные штаты 
америки.
“Надо – же, даже документы не проверили” – Подумал 
Штирлиц, и немного отойдя добавил:
-Вот уроды!!!

Бонд, немного отлежавшись, минут этак 120, встал. Встав, он 
увидел перед собой прекрасную русскую девушку: сторойную 
брюнетку, с широкими бедрами, и обалденным бюстом. В нем, 
как никогда, заиграли гормоны, возвещая о скором поднятии 
его кончика. Бонд подошел к девушке:
-Девушка, а вы не подскажите, как пройти к библиотеке? –Задал 
он вполне традиционный вопрос.
-Какая библиотека? Мы же за городом.
-Ну тогда, как пройти к загородной библиотеке?
-Ты что с луны свалился? –Мило улыбаясь, сказала девушка.
-Нет, с неба, на самолете. –Ответил бонд, мысленно обдумывая, 
как можно было бы свалится с луны, и не разбится.
-Слушай, псих, отстань от меня! –Решила послать, куда 
подальше,  американского идиота русская красавица.
-Я не псих.
-Да, а кто тогда?
-Я агент соединенных штатов америки, под кодовым номером – 
0,07, меня зовут бонд, джеймс бонд.
-Дак ты американский шпион?
В голове красавицы всплыл фотопортрет, который показывали 
практически по всем телеканалам. И она сразу поняла, кто стоит 
перед ней.
-Да. Я прилетел в Россию с особым заданием...
Но рассказать о своем задании русской красавице, бонд не успел, 
т.к. получил сильный удар в область паха.
-Получи, грязный капиталлист. –Гневно произнесла девушка.
Но джеймс, корчась на асфальте простонал:
-Да, давай детка. Сделай мне больно.
И получил еще один удар по яйцам, сильнее прежнего.
-Моя госпожа, сделай мне еще больно!
И бонд получил еще пару ударов. Потом девушка, с 
отвращением, произнесла:
-Слушай извращенец. Вообще-то я – не любительница этих дел. 
Но вот одна моя подружка...
-Дай, дай мне ее телефон! – Взмолился бонд.
-Вот держи. – Ответила красавица. И когда бонд поднялся, дала 
ему по яйцам еще раз. Затем развернулась, и ушла.
А бонд побрел по догоге до Москвы.

Шел он довольно долго, а Москва все непоказывалась. Наконец 
он решил остановить какую-нибудь попутку. Встав на обочине 
джеймс стал махать в разные стороны руками, но никто не 
остановился. Примерно через час, агенту 0,07 это порядком 
надоело, и он встал прямо посредине дороги. После 
непродолжительного ожидания из-за поворота, что находился 
метрах в двухстах от бонда, показался автомобиль марки 
“Газель”. Водитель гнал свое транспортное средство на всей 
скорости, и когда из-за поворота неожиданно показался страный 
человек, стоящий посреди дороги, он машинально свернул 
вправо, что-бы обьехать этого ненормального. Но странный 
человек, только ехидно улыбнулся, и то-же сделал шаг в 
соответствующую сторону. И получилось так, что он опять 
стоит на дороге у водителя. Водитель, уже ничего не понимая, 
инстинктивно, дал по тормозам. Заскрипели тормозные колодки, 
и малолитражный грузовик остановился в нескольких метрах от 
бонда. Водитель, с гневной гримассой на лице, вышел из 
машины и заорал:
-Мужик, ты что дурак что-ли? Тебе что жить надоело!!!
-Да вобщем-то не надоело. А вы собственно про что? –
Поинтересовался агент 0,07, с добродушной и ничего 
непонимающей улыбкой, у водителя.
Водитель, видя эту, крайне нездоровую реакцию, немного 
смутился:
-Дак зачем ты, придурок, на дорогу вышел, я спрашиваю?
-Как зачем? В Москву я еду, у меня там важное задание.
-Нет, тебе не в Москву а в больницу неверное надо. –Заявил 
водитель.
-А где находится ближайшая больница?
-В Москве!
-Господин водитель, а вы меня правда подвезете? –Дебильно 
улыбаясь, спросил бонд.
-Куда?
-В Москву!
-Зачем?
-Ну вы-же сказали, что там больница, и что мне в нее надо.
Водитель был добрым человеком, и пожалел несчастного 
душевнобольного.
-Ладно садись. Так уж и быть, подвезу.
И они, на полной скорости, помчались к столице России.
-А до Москвы еще долго осталось? –Поинтересовался джеймс у 
водителя.
-Да минут пять. А как тебя звать-то?
-Бонд, джеймс бонд, можно просто джеймс, или просто бонд.
Тут водитель понял, что он имеет дело с законченым идиотом. 
Но он был очень деликатным человеком, и решил подыграть 
сумасшедшему:
-Дак вы говорите, что вас зовут джеймс бонд. Тот самый, 
который 0,07?
-Ага.
-Так значит вы американский агент?
-Да.
-А что вы делаете в Росии?
-У меня задание, похитить тело Ленина из мавзолея.
-А зачем вам тело Владимира Ильича? –Спросил водитель, 
стороя из себя психиатора.
Тут бонд понял, что он понятия не имеет, зачем собственно ему 
нужно это тело. Но чтобы не показаться незнающим, он решил 
хоть что-нибудь ответить.
-Я его сначала похищу из мавзолея, а затем уж как нибудь 
использую! –Гордо заявил он.
-Так ты что извращенец?
Бонд не знал значение слова – “Извращенец”, но он много раз 
слышал, как его чернокожий друг подросток, постоянно 
говорил ему, ласковым голосом – “Ах ты извращенец”. Бонд 
подумал, что это что-то вроде своеобразного комплимента.
-Да, я извращенец.
-Некрофил?
-Да некрофил!
-Пидор?
-Да!
Водитель был наслышан о чудачествах больных людей, но это 
показалось ему как-то слишком. 
-Бонд, вы не могли-бы от меня отодвинутся?
-Зачем?
-Потому что...
Водитель остановился на полуслове, так-как вспомнил, что грех 
кричать на больных людей. И он решил не задавать больше 
никаких вопросов.
А тем временем, они уже вьехали в столицу.
-Это москва? –Спросил бонд.
-Да это Москва. А вот и ваша больница. –Ответил водитель, 
остановившись возле психиатрической клиники.
Бонд вышел из машины, и направился ко входу в больницу, а 
водитель тем временем поехал дальше, по своим делам.
Агент 0,07 подошел к дверям, и прочитал надпись – 
“Психиатрическая лечебница”.
-Но это-же психиатрическая лечебница, это не больница!!! Меня 
обманули!!! –С недоумением произнес бонд, и направился в 
противоположную от больницы сторону, сам не зная куда он 
идет.
Пройдя некоторое расстояние, бонд наткнулся на небольшую 
компанию молодых людей, которые представляли собой 
типичных российских металлистов, на что указавали одетые на 
них майки и банданы, с логототипом группы – “Ария”, а так-же 
кожаные косухи, на некоторых из них.
Бонд решил подойти к этой компании:
-Здравствуйте ребята, а как мне пройти к мавзолею?
-Дядя, а зачем это тебе туда надо? –Поинтересовались 
металлисты.
-Потому что я американский шпион бонд, джеймс бонд.
-?!?!?!
-И у меня особое задание...
Тут один из металлистов перебил его:
-Блин, дак ведь это-ж настоящий джеймс бонд. Я его рожу 
недавно по ящику видел. Это он!!!
-Меня везде узнают, везде любят. –Голосом, полным 
удовольствия и гордости заявил агент 0,07.
Но вот только в России бонда не любили. О чем он сразу понял, 
получив сильнейший удар в живот.
-Ребята, бей врага!!! –Крикнул кто-то из неформалов.
И металлисты, побрасав банки с пивом, бросились на бонда, с 
криками – “За Россию”.
Бонд тут-же оказался на замле, а толпа неформалов, приналась 
лупасить по нему ногами.
Это дело узрел один мужик, и побежал к ним, с криками – “Не 
бейте лежачего, не бейте лежачего...”.
Но неформалы, оторвавшись от избивания врага нации, как-то 
странно посмотрели на него.
Мужик, подбежал к ним, и задыхаясь, произнес:
-Не бейте лежачего, а не привиди господи поднимется!!!
И отошел в сторону, от греха подальше.
А металлисты, опять вернулись к своему увлекательному 
занятию.
Но как всегда обычно и бывает в таких ситуациях, откуда ни 
возьмись, появилась бабка, которая, как всегда, стала сувать нос 
не в свое дело. Она подбежала к неформалам, и закричала:
-Что-ж вы сволочи делаете, человека-ж бьете.
На что один из неформалов, спокойно возразил:
-Это, бабушка, не человек. Это джеймс бонд, американский 
шпион, враг нашей родины.
Бонд,услышав, как произносат его имя, немного пришел в себя.
-Я бонд, джеймс бонд, я прилетел в Россию, чтобы выполнить 
особое задание...
Но договорить он так и не успел, так как получил сыльнейший 
удар по голове бабкиной сумкой.
-Получи нехристь. –Закричала бабка, приобщаясь к общему 
делу.

А в это время, в америке, Штрлиц, медленными уверенными 
шагами шел к выходу из здания аэропорта, который представлял 
собой полусгнившую деревянную дверь. И когда он ее за собой 
захлопнул, то услышал треск гнилой древесины, и крики людей. 
А когда он обернулся, то не увидел здания аэропорта. Оно 
рассыпалось, в пух и прах, не выдержав той силы, с которой 
русские захлопывают двери. Немного посмотрев на это 
печальное зрелище, Штирлиц направился к автостоянке, где его 
должен был ждать автомобиль.
Придя на стоянку, он увидел, стоявший в указанном месте 
новенький шестисотый мерседес. Он подошел к нему, и открыв 
дверь, сел на заднее сиденье.
-Добрый вечер! – Поприветствовал он  водителя.
-Оставим любезности, и перейдем прямо к делу. – Ответил 
водитель повернувшись. Он оказался девушкой с весьма 
привлекательной внешностью
-Меня зовут Катя, но работаю я под именем Кэт, можешь так 
меня и называть. Я работаю на радиоузле, поэтому всю 
информацию ты будешь получать через меня.
-Слушай Кэт, а ты всегда такая серьезная? –Полушутя спросил 
Максим.
-Ой, извини. Просто когда живешь в стране сексуально 
озабоченных личностей, приходится создавать такой имидж. А 
то тут каждый идиот стремится затащить в постель, или 
шлепнуть по заднице. Знаешь, америка это очень страшная 
страна. Когда-то давным давно она была преуспевающей, и в 
нее сьезжались люди со всего света. Их прельщала свобода. 
Свобода которую можно купить, были бы только деньги. 
Поначалу в этом не было ничего плохого. Все были счастливы. 
Но постепенно жадность и алчность брала верх над людьми. 
Ради денег они были готовы на все. Конечно такие люди были 
всегда, и не только в америке. Но здесь это еще и публично 
поощрялось. И постепенно похоть и низкие материальные 
желания полностью поглотили американцев, и они превратились 
в рабов своей собственной тени, которой нужно было только, 
удовлетворение своих потребностей, и удовлетворение этих 
потребностей всегда было связано с болью и обреченностью 
всех прочих.
-Стой, стой, Кэт! Ты эту главу из учебника истории наизусть 
вызубрила что-ли, а то говоришь прямо, как там написано. К 
тому-же я все это уже знаю. Да, и совет тебе мой на будующее: 
если найдешь все-таки благодарного слушателя, рассказывай все 
своими словами. А то из твоих уст, подобная речь звучит как-то 
неестественно.
-Спасибо за совет. –На этот раз с улыбкой ответила Кэт.
-Всегда пожалуйста. Да кстати, в Москве мне не сообщили всех 
подробностей операции, сказали что я все узнаю от своего 
человека, как я теперь понимаю от тебя.
-Ты не ошибся, я и есть твой осведомитель. –Сказала Кэт.
-Ну дак какие будут указания, что я должен делать? –
Полюбопытствовался Штирлиц.
-Какой ты любопытный! Ну так и быть скажу: операция, 
которую задумало наше правительство, заключается в нанесении 
привинтивного удара по американской территррии, и носит 
название – “Антиамерика”. Твое первое задание заключается в 
том, что ты должен избавить мир от одного американского 
магната, очень могущественного и опасного человека, который 
пустил свои щупальца по всему миру. Но перед этим у нас с 
тобой будет еще одно не менее важное задание.
-И какое-же?
-А ты разве не догадался? Ведь ночь же на дворе. Надо-бы 
добраться поскорее до гостиницы, и переночевать.
-Действительно очень важное задание.
-А как-же. У нас, других и не бывает.




Глава 4 – Садамаза, мазафака.

Бонд не помнил, сколько времени он провалялся на асфальте. 
Тело его везде болело, в голове все жужжало, перед глазами 
стояли красные круги. Он лежал на тротуаре, недалеко от 
психиатрической лечебницы, их разделяла только дорога, по 
которой туда-сюда сновали различные автомобили 
преимущественно российского производства. Бонд с трудом 
попытался вспомнить, что с ним произошло, вроде его кто-то 
бил, вроде ногами. Но ничего существенного он вспомнить не 
смог. Он попытался встать, но упал. Тогда он решил ползти, 
правда не знал куда, но решил твердо. И пополз. Полз он не 
разбирая дороги, и не всилах поднять головы, собирая своим 
костюмом всякую грязь с тротуара. Несколько раз он куда-то 
повернулл, несколько раз обогнул какие-то столбы, и стоявшие 
автомашины. Прополз он, наверное, метров двести, как уткнулся 
носом в метлу старой дворничихи.
-Ну куда ползешь-то, алкаш? –Сурово спросила его бабулька.
-Не знаю. –Честно ответил агент 0,07. А надо заметить, что 
чесность не была его обычной чертой, так как существом он 
был вредным и коварным, как и все американцы.
-Милиции на вас нету. Расползались, понимаешь, тут. –
Заворчала бабка, и стала тыкать в него метлой.
Но бонд, расплостался по земле, не в силах ползти дальше.
-Ану ползи прочь! Ползи, ползи, я сказала, а то сейчас вон тех 
ребят позову. –Решила прогнать незванного гостя дворничиха.
Бонд, с большим трудом, поднял голову и огляделся:
он заполз в какой-то двор, который подметала старая 
дворничиха, а под навесом на детской площадке, пили пиво уже 
знакомые ему металлисты.
Неформалам-же, тогда на тротуаре, просто надоело пинать 
ногами бонда, и они решили просто оставить его впокое. Тем 
более, что пинали они его минут наверное пятнадцать. Но за эти 
пятнадцать минут, к ним никто не подошел, и никто не 
вступился, потому что пинали за дело. Нечего шпионить было!
-Дак ты уползешь отсюда, или нет! –Замахнулась метлой бабка.
Металлисты обернулись. Они сильно удивились, увидев своего 
старого знакомого, которого пинали еще утром. А сейчас был 
уже вечер.
-Посмотрите, кто это к нам явился?
-Да это же сам мистер бонд!
-Ну что, покажем капиталисту подонку гда зимует кузькина 
мать?
-А потом догоним, и еще раз покажем!
И российские неформалы поставили пиво на столик, и стали 
медленно подниматься.
У бонда в эту-же секунду все прошло, и он тут-же вскочил на 
ноги, словно у него ничего и не болело, и его как ветром сдуло. 
Металлисты были народ ленивый, и не стали догонять бонда, 
тем более что всыпать ему за Россию, они успели еще утром.
Но бонд этого не знал.
Он бежал и бежал, пока наконец не налетел с разбегу на 
телефонную будку.
-Понаставили всякого прямо на дорогах. –Подумал бонд, 
потирая ушибленный лоб.
Но тут он неожиданно что-то вспомнил. У него в кармане лежал 
телефон одной любительници не очень обычных развлечений, 
если садомазахизм вообще можно назвать развлечением, 
который он взял у девушки в аэропорту. Бонд достал из кармана 
свернутую кое-как бумажку, и вошел в телефонную будку. 
Дрожащей рукой он стал набирать телефонный номер. Он был 
весь в предвкушении того, что ему предстояло. 0,07 поднес 
палец к автомату и нажал поочереди следующие цифры - 666-
06-1666.
Некоторое время ничего не происходило.
-Может так надо. –Подумал джеймс.
Он подождал еще чуть-чуть, и для большей верности набрал 
номер еще раз.
Опять ничего не происходило.
-Наверное телефон неисправен. –Пораскинул извилинами, решил 
бонд.
Он, со злостью, ударил в телефон кулаком, но опять ничего не 
происходило. Бонд уже покраснел от злобы. Но и это никак не 
повлияло на ситуацию.
-А может быть в России телефоны как-нибудь по другому 
работают. –Догадался бонд. –Надо-бы у кого нибудь спросить, 
как правильно ими пользоваться.
И с этими мыслями бонд вышел из будки, чтобы подождать 
первого встречного, и унего уже все разузнать. Ждать ему долго 
не пришлось, так как не прошло и минуты, как из-за поворота 
вышел ничего не подозревающий мужичок.
-А вы не подскажете, как пользоваться телефоном. –Спросил 
бонд, перегораживая мужику дорогу.
Мужик конечно всякое видал, сам он был из деревни, но 
почему-то всегда знал как пользоваться телефоном, хотя 
пятнадцать лет своей деревенской жизни воочию их никогда не 
видел.
-Может этот человек тоже из какой-нибудь дальней деревни. –
Подумал мужичек.
-Дак тут дело не хитрое, просто перед тем, как звонить, нужно 
опустить монетку, вот и все. –Подсказал он.
-Вот оно что. –Подумал бонд.
И поблагодорив мужика, опять закрылся в телефонной будке. 
Он нашел в верхней части телефона узенькую щелочку, и бросил 
туда монетку. Затем набрал номер. Но попрежнему ничего не 
происходило.
-Может у них для иностранцев другие тарифы. –Подумал бонд.
И опустил поочередно две монетки. Затем опять набрал номер. 
Но опять ничего не происходило. Он решил выйти из будки, и 
разузнать тарифы на телефонную связь у местного населения.
И опять ему не пришлось долго ждать, так как из-за угла 
показалась полная дама, в весьма почтенном возрасте.
-А вы мне не подскажите тарифы на телефонную связь. –
Обратился к ней бонд.
-Какие еще тарифы? –Недоумевающе спросила женщина.
-На телефонную связь!
-На какую еще телефонную связь?
-Вот на эту. –Показал пальцем в сторону телефонной будки 
агент 0,07.
-Нет там никаких тарифов. Бросаешь монетку и звонишь.
-Ну я бросил туда 25 центов, а он, все равно, не работает.
-Какие еще центы? Ты откуда такой приехал?
-Из америки!
-Оно и видно. Свои центы и эти, как там их, доллары, бросай у 
себя в америке, а у нас в России надо бросать рубли.
-Но у меня-же нет рублей! –Возмутился бонд. –Что-же мне 
теперь делать?
-Ну так и быть уж выручу. –Решила помочь иностранному 
туристу дама. Она думала, что перед ней стоит очередной 
американский турист, и даже не догадывалась, кому, на самом 
деле, она помагает.
-Вот рублевые монетки, бросайте их. –Произнесла дама, 
вытаскивая из кармана горсть монет.
И бонд, радостный, опять заперся в телефонной будке, и бросив 
монетку, опять набрал номер.Но опять ничего не происходило.
-Но я-же все сделал правильно! Почему он не работает! –Кричал 
бонд. –Почему! Почему!
Бонд вышел из телефонной будки, и обратился к проходящей 
мимо, и ничего не подозревающей, юной девушке:
-Почему телефон не работает! Я монетку русскую опустил, и 
номер правильный набрал! Дак почему он не работает!
-А ты трубку-то снял? –С усмешкой сказала девушка.
-Нет, а что надо было?
Но девушка ничего не ответила, так как у нее начались бурные 
приступы истерического смеха. А бонд только тупо глядел на 
нее. Затем она отсмеялась и ушла, а бонд опять залез в 
телефонную будку.
Дело было в том, что бонд ранее никогда не пользовался 
уличными телефонами, но зато был хорошо знаком с 
домофонами. А там ни бросать монетку, ни снимать трубку было 
не надо.
На этот раз, чтобы не забыть, он сначала снял трубку, затем 
бросил русскую монетку, а уже потом только набрал номер.
В трубке раздались гудки, и через некоторое время оттуда 
послышался голос:
-Алло!
-Алло! –Ответил джеймс.
-Кто это звонит. Я вас не знаю.
-Мне дали ваш телефон, и сказали, что вы мне можете сделать 
больно. Ведь вы мне сделаете больно? Правда сделаете?
-Конечно сделаю. А как тебя зовут?
-Моя госпожа, меня зовут бонд, джеймс бонд, и я хочу чтобы 
вы мне сделали больно, очень больно.
Садомазохистка подумала, что очередной любитель 
нетрадиционных развлечений, просто притворяется плохим 
парнем, так как хочет чтобы ему сделали очень больно. Она 
даже и не догадывалась, о том, что человек, с которым она 
разговаривает, говорил правду.
-Слушай меня внимательно мерзкий червь! Приходи через час к 
памятнику пушкина, на пушкинской площади. Если опоздаешь 
хоть на пять минут, я буду очень недовольна. Понял!
С этими словами она повесила трубку, ни сколько не 
сомневаясь, в том, что этот человек придет.

Бонд тоже в этом нисколько не сомневался.
Но была одна маленькая проблемма:
Он не знал, ни где находится пушкинская площадь, ни где 
находится он сам.
И он опять решил спросить совета у первого встречного.
Первым встречным оказался хорошо одетый молодой человек. 
К которому бонд и обратился:
-А вы правда подскажете мне две вещи?
-Какие вещи? Спрашивай, только быстрее. Я опаздываю.
-Первая:
Где находится пушкинская площадь?
Вторая:
Где нахожусь сейчас я?
-Площадь находится далеко. А ты находишся здесь. –Ответил 
бизнесмен.
-А как отсюда дойти до далекой пушкинской площади?
-Дойти? Отсюда ты до нее и за целый день не дойдешь! Вот 
видишь стоит станция метро? –Бизнесмен показал пальцем 
через дорогу.
-Вижу!
-Вот иди туда, садись в подземку, и выходи на станции 
пушкинская. Все понял?
-Все!
-Ну мне больше некогда!
И солидный человек пошел дальше, по своим делам. А бонд 
направился по направлению к станции московского 
метрополитена. Зажегся зеленый свет светофора, и джеймс 
перешел на ту сторону дороги. Затем он открыл стеклянные 
двери станции метро, и с чувством страха, вошел внутрь. Он 
всегда очень боялся ездить в метро, так как оно даже по 
сравнению с американским аэропортом выглядело гадюшником. 
Там ездили только одни маньяки и наркоманы. И там ничего не 
стоило получить ножом в живот.
Однако русский метрополитен принципиально отличался от 
американского. И бонд сразу-же это оценил войдя внутрь. 
Никакой привычной для американцев грязи, там внутри не 
оказалось. Станция выгладела почти как музей! И бонд 
почувствовал себя внутри в полной безопасности. Он долго 
озирался по сторонам, затем пошел к лестницам, ведущим вниз, 
и с удивлением обнаружил на их месте эскалаторы!
Однако перед ними он обнаружил какие то столбики, в которые 
люди почему-то опускали какие-то жетоны. Но у бонда конечно 
никаких жетонов не оказалось, а купить их в кассе он конечно не 
догадался. Он даже прошел мимо кассы и незаметил ее, 
разглядывая преимущественно достопримечательности 
московского метро.
И бонд решил пройти между двумя вытянутыми столбиками, не 
опуская жетона. Он неловко сделал шаг... и вдруг хлоп! Он еле 
успел оттдернуть ногу, как вдруг из столбиков, со свистом, 
высунулись две металлические дверцы, и чуть не прищемили ее.
Бонд торопился. Ведь у него было уже меньше часа, чтобы       
добраться до места назначения, и тут вдруг такое препядствие.
Бонд решил проверить, как работает адское устройство. Он 
очень медленно стал вытягивать вперед руку, миллиметр за 
милиметром, очень медленно. Как вдруг рефлекторно оттдернул 
ее. Как и следовало ожидать, засунувшиеся было обратно 
дверцы, с еще большей скоростьтю, высунулись вновь. Надо 
было что-то делать! Но вот что?
Бонд недолго думая решил проползти под дверцами. Он прилег 
не землю, и стал ползти. Но хитрые дверцы захлопнулись рямо 
перед его носом. И оказалось, что под ними пролезть 
невозможно. Тогда он решил их просто перепрыгнуть.
И хорошенько разбежавшись, с силой оторвался от земли.
За ним уже втечении нескольких минут любопытно наблюдала 
толпа зевак, и служба охраны метрополитена, которой 
незванный посетитель, решивший проехать зайцем, явно не 
нравился.
И вот когда он только начал брать разбег, охрана, выполняя 
свой служебный долг, бросилась остановить безумца.
Но было уже поздно!
Бонд был уже в полете. Но когда он пролетал над столь 
ненавистными ему столбиками, он задел ногой за в очередной 
раз захлопнувшиеся дверцы, или говоря проще, просто 
споткнулся в полете. И поэтому полетел кубарем вниз по 
эскалатору. А следом за ним бросилась охрана. Но бонд 
катившийся по эскалатору кувырком до самого низа, в скорости 
превосходил охрану, и поэтому ему удалось от них оторваться.
Он, скатившись с эскалатора и встав на ноги, первым делом 
огляделся:
Он увидел неописуемую красоту российского метрополитена. 
Арочные колонны и расписанный живописными картинами 
потолок, вызывали восхищение. А вот спускающаяся с 
эскалатора охрана вызывала беспокойство.
Но на счастье бонда, к станции подошел поезд. И он, недолго 
думая, юркнул в раскрывшиеся двери. Охрана-же опоздала на 
поезд, чем была весьма раздосадована.

Бонд помахал охране на прощание рукой, и беглым взглядом 
оглядел вагон метропоезда. Народу там ехало немного, и как 
следствие была уйма пустых мест, одно из которых и облюбовал 
шпион. Он выбрал абсолютно пустую скамью, и преземлился на 
нее. Поезд уже успел набрать достаточную скорость, и на всех 
парах мчал к следующей станции. Бонд сидел спокойно, никому 
не мешая, и ни скем не пытаясь заговорить. Он думал о том, как 
наконец-то доберется до, пока незнакомой ему, девушки, как 
она отхлестает его плеткой. Как он будет стоять перед ней 
наколенях, и унижаться. А она будет всячески издеваться над 
ним, то сильно хлестнув плеткой, то обозвав мерзким червем. 
Бонд полностью погрузился в свои больные фантазии. Вот она 
стоит перед ним, вот он лежит у ее ног...
Его мечты прервал голос из динамика, что был встроен в 
потолок вагона:
-Граждане пассажиры, мы подьезжаем к станции “ВДНХ”
Бонд вдруг подумал, что неплохо было-бы осведомиться, 
сколько еще остановок осталось до пушкинской площади. Он 
жадно водил глазами по вогону, в поисках человека, который 
мог бы дать ему полноценный ответ. И вот в вагон зашел так 
называемый браток, при мобиле, с золотой цепью, только 
почему-то весь потрепаный. Браток сел рядом с джеймсом.
Из динамика раздался голос:
-Граждане пассажиры, осторожно, двери закрываются.
И с этими словами двери захлопнулись, и метропоезд помчался 
дальше.
Бонд обратился к новому русскому с таким вопросом:
-Вы не подскажете, сколько остановок осталось до пушкинской 
площади?
-Незнаю. –Ответил браток.
-Я вообще-то в метро обычно не езжу, просто понимаешь, 
выхожу я из своего офиса, и направляюсь к своей машине. И тут 
смотрю, у меня шнурок развязался. Ну я присел, стал завязывать. 
А она как рванет, машина моя. Так что еслиб я не задержался со 
шнурком, сейчас бы здесь не ехал. Щас все там наверху на рогах. 
Думают, что я взорвался. А я вот он. Понимаешь?
-Неа. –Ответил секретный агент.
-Ну что здесь непонятного. Пущай мои враги думают, что я 
погиб. Я специально звонить никому нестал. Поехал в метро. 
Здесь меня никто из наших не увидит... Слушай, а чего это я 
тебе все это рассказываю, вдруг ты шпион, крыса а?
-А я и есть шпион! –Гордо воскликнул бонд.
Новый русский так и упал со скамьи. Уж очень нелепым ему 
казался этот человек.
-Ты чё внатуре шпион? –Смеялся браток.
-Уж случаем не иностранный?
-Американский. –Обрадовался бонд.
-И чё, типа в Россию приехал, чтобы тело Ленина из мавзолея 
вывезти?
-Да, а откуда вы знаете.
-И ты чё, щас в кремль на метро едешь?
–Нет, на пушкинскую площадь!
Тут в разговор вмешалась какая-то тощая старушка, до этого 
молча наблюдавшая за всем со стороны.
-Молодой человек, дак вы не по той линии едете.
-Как не потой. –Удивился бонд.
-А так. Не на той станции вы сели.
-И что-же теперь делать?
-Что делать, что делать. Вы сейчас выходите из поезда, и 
поднимайтесь по лестнице к переходу, а по нему доконца 
налево. Выйдете на платформу, и там садитесь на тот поезд, что 
по праву руку будет. Поняли?
-Понял. –Ответил бонд, хотя на самом деле он ничего не понял.
Поезд остановился, выпустил людей, в числе которых был 
американский агент, впустил людей, закрыл двери и поехал 
дальше. А в поезде старушка обратилать к новому русскому:
-Слушайте, а этот человек, он что больной что-ли, или как?
-Да незнаю я, бабушка. Я его первый раз вижу. Шпион – ха. Он 
бы еще сказал, что он джеймс бонд.
-Дак ведь это и был джеймс бонд! –Вскричала старушка.
-Тото мне его лицо показалось знакомым. А я, дура старая, сразу 
и непризнала. Дак это что-ж теперь получается, я шпиону 
помогла?
-Незнаю. Но что-то делать надо. Надо его выловить, и сдать 
куда следует.
-Правильно! –Поддержала его бабка.
-А за это, я попрошу никогда больше не платить подоходный 
налог. –Соображал свою выгоду новый русский. Ему редко 
удавалось совместить приятное с полезным, но сейчас был как 
раз другой случай. Он и своеобразно отомстит америке, за 
повышение цен на нефть, из-за которого однажды чуть не 
прогорел, и получит реальную выгоду. Тем более, что три года 
назад был как раз именно такой случай:
один бизнесмен то-же поймал шпиона, а его, в знак 
благодарности,  от уплаты налогов сам президент освободил.
Новый русский имел хорошую память на лица, и поэтому 
хорошо запомнил внешность бонда. Он уже чувствовал, что 
победа в его руках.

А тем временем бонд проводил глазами уходящий в тоннель 
поезд, и направился к лестницам, ведущим на эстакаду, которая 
как раз проходила над поездами. С эстакады джеймс повернул в 
левый тоннель, и вскоре вышел на другую платформу. Как и 
сказала бабка, платформа располагалась меджу двух путей, и 
бонд пошел к тому, что был справа. Нужно заметить, что он 
добрался таки до нужной платформы с большим трудом, так как 
имел тупой интеллект, и весьма небогатый опыт ориентирования 
в новых условиях.
Но вот к платформе подошел очередной поезд, и агент 0,07 
шагнул в раскрывшиеся двери. А на третьей по счету остановке 
голос из динамика обьявил:
-Станция пушкинская.
И бонд, со всех ног бросился из вагона, дабы успеть на столь 
важную для него встречу.
Он поднялся по эскалаторам, ведущим на верх. И поднявшись, 
вышел через стеклянные двери.

Бонд доехал до пушкинской площади вовремя. Он бегло 
пробежался по ней взгладом, выискивая памятник знаменитого 
русского писателя. И он увидел его. А перед ним стояла высокая 
крупная девушка. И он сразу догадался, что это она.
-Я пришел, моя госпожа. –Обратился он к ней, подбежав.
Но поклонница садомазохизма чуть не упала в обморок, при 
этих словах.
Дело было в том, что она всей душой ненавидела джеймса 
бонда. Она представляла, как она будет мучать знаменитого 
шпиона. Как будет резать его ножом, поливая при этом 
кипящим маслом. Как он будет при этом орать, и просить 
пощады, а она будет только еще сильнее мучать его.
И вот бонд стоит перед ней собственной персоной. Еще и 
позвонил сам. Она думала, что очередной клиент назвавшись 
джеймсом бондом, просто пошутил, но она ошиблась. И надо 
сказать, была приятно удивлена. Ведь завтра у нее был день 
рождения, а лучшего подарка просто и представить нельзя. 
Правда бонд оказался мазохистом. Но она постарается сделать 
ему так больно, как не осмеливалась делать еще никому. Она 
решила воплотить все свои дьявольские фантазии на бонде. И 
от этих фантазий бонд не будет в восторге.
-Ты чуть не опоздал, жалкий червь. И в наказание пойдешь в 
ошейнике.
С этими словами она достала из под полы своего черного 
кожанного плаща ошейник, и протянула его бонду.
Когда бонд надел его себе на шею, она завязала его так туго, что 
бонд чуть не задознулся.
-А теперь пошли, жалкий червь!
И странная парочка, провожаемая неодобрительными взглядами 
прохожих, поплелась к садистке на квартиру.

А теперь мы перенесемся немного назад. В то время когда в 
России бонда пинали ногами металлисты, Штирлиц с Кэт, 
подьезжали к гостинице.
-Ну вот мы и приехали. –Сказала Кэт. –Только будь на чеку, кто 
знает что на уме у этих американцев. Они очень непредсказуемая 
нация. Они могут тебе мило улыбаться, даже угощать пивом, а 
через пять минут всадить нож, и забрать все деньги. Кстати, 
номера я уже заказала. Ты в отличие от американцев человек 
порядочный, к тому-же у тебя есть жена и дети, так что я думаю, 
что ты небудешь напрашиваться ко мне в номер. Хотя...
-Нет, у меня жена и двое детей. К тому-же я здесь ненадолго, и 
скоро вернусь домой.
-И неужели ты никогда не думал о других женщинах?
-Почему-же думал. –Честно ответил Максим. –Только до того, 
как женился. Да и жену я слишком люблю, чтобы ей изменять.
-А если она ничего не узнает? –Неунималась Кэт.
-Она может и не узнает, а вот у меня есть совесть. Поэтому 
извини.
-Ладно, ничего. –Грустно произнесла Кэт.
Дело было в том, что с тех пор как она приехала работать в 
америку, а это полгода, у нее ни разу небыло, ну понятно чего. А 
американским ублюдкам давать она даже и не думала. 
Американцы были настолько отвратительны, что вызывали у нее 
только тошноту. А это сделать очень уж хотелось, пол года все 
таки... Но она знала, что по выполнению задания ей предстоит 
вернуться домой, поэтому не сильно расстроилась.
Тут Кэт нажала на педаль тормоза, и машина резко 
остановилась, прямо перед небольшой трехзвездочной 
гостиницей. Гостиница эта конечно выглядела далеко не на три 
звезды, и даже не на одну, но выспаться Максиму после долгой 
дороги очень уж хотелось. К тому-же в сша вряд-ли можно 
было найти гостиницу, которая была бы принципиально лучше 
этой. И Штирлиц с Кэт вышли из машины, и с шумом захлопнув 
за собой дверцы, направились ко входу в гостиницу. Вход в 
гостиницу выглядел не многим лучше, чем вход в аэропорт. 
Разве что выглядел чуть поновее, так как гостиницу эту 
построили всего десять лет назад. И распологалась она на самой 
окраине нью-ёрка.
Пара молодых российских разведчиков вошла внутрь. За столом 
их встретил метродотель, который голосом полным любезности 
сказал:
-Здравствуйте мисс Кэт. Ваши номера готовы. Позвольте 
поинтересоваться, как зовут вашего кавалера?
-Меня зовут Штирлиц. –Грубо заявил агент Исаев.
-Он немецкий турист, и путешествует по всему миру. И сейчас он 
прилетел в америку из России. –Вмешалась Кэт.
-О Штирлиц, расскажите мне, как сейчас живут русские? –
Спросил метродотель.
-Как и всегда. Живут хорошо, усердно трудятся на благо 
общества и воспитывают детей.
-О, русские великие люди. Наверное у них есть какой нибудь 
секрет?
Штирлиц, честно говоря, так и не понял, о чем собственно 
говорил метродотель, но из вежливости решил ответить.
-Да у русских есть секрет.
-Да, и какой-же?
-Откуда мне знать, они его никому не говорят!
-О, русские воистину мудрый народ!
Штирлицу надоело слушать всякую чушь, которую произносил 
управляющий отелем, тем более что он говорил вовсе не то что 
думает. На самом деле он просто завидовал России. Завидовал 
своей черной американской завистью. Он как и все американцы 
неумел созедать, но зато он хотел обладать. Обладать всем, что 
ему понравилось, и что он сам создать не мог, потому что 
ленился. И он нелюбил счастливую Россию, хотя и говорил в её 
адрес только комплименты. Впрочем, так делали все 
американцы.
Ну да оставим его впокое.
Штирлиц, решил отвязаться от мертодотеля поскорее:
-Извините, я очень устал с дороги, и мне хотелось бы поскорее 
пройти в свой номер.
-Конечно, конечно. –Сказал управляющий, протягивая пару 
ключей.
Штирлиц с Кэт поднялись по скрипучей, поросшей плесенью 
деревянной лестнице на четвертый этаж, гда распологались их 
номера.
-Ну давай я тебе покажу твой номер, обьясню, как там все 
работает. -Сказала Штирлицу Кэт, когда они стояли у входа.
-Спасибо за предложение, но я думаю, что уж смогу как нибудь 
сам разобраться.
-Нисколько не сомневаюсь, через недельку – другую, вполне 
может быть. У них все не так просто, как у нас.
-Ну пошли. –Согласился Максим.
И он открыл дверь.
Да, то что он увидел врядли можно было назвать гостиничным 
номером. Эта грязная комнатенка с ободранными обоями и 
скрипучей изрисованной неприличными словами кроватью, 
хорошо еще что деревянной, никак не располагала к ночлегу.
Агенты вошли в комнату, и закрыли дверь.
-Ну как тебе? –Спросила Кэт.
-Ты издеваешся что-ли. Здесь-же полная антисанитария.
-Ничего, я тоже сначала боялась. А потом привыкла. Ну да 
небудем долго откладывать, и начнем наконец экскурсию.
-Так и быть, начнем. Только солнце уже почти село, надо бы 
включить савет.
И с этими словами Максим стал осматривать стены в поисках 
выключателя. Но нигде его ненашел.
-Может у них свет включается по голосовому сигналу. –Спросил 
он.
На что Кэт пробрал истерический смех.
-Ты что. Ну где ты видел в этом богом забытом месте подобную 
технику. Здесь это считается на грани фантастики.
-Ну хорошо. А где-же тогда выключатель. –Спросил Штирлиц.
-Как где, в шкафу.
-В шкафу? –Удивленно переспросил Штирлиц.
-Да в шкафу.
-А что он там делает?
-Его туда поместили, чтобы пыль не проела дыры в корпусе, и 
кого нибудь нечаянно не дернуло током.
-Ты наверное шутишь. Пыль не может проесть пластик, этого не 
бывает. К тому-же в шкафу наверняка пыли не меньше.
-Не веришь, ну тогда смотри.
И с этими словами Кэт распахнула старинный двустворчатый 
шкаф, на задней стенке которого действительно распологался 
выключатель.
-У них в америке еще и не такое бывает. –Пояснила она. –А 
пыль в шкафу более сухая чем с наружи. И поэтому не так 
разьедает пластиковые вещи.
-Помоему пыль она везде одинаковая. И ничего она не 
разьедает.
-Максим, то есть Штирлиц, ты только не забывай, что мы в 
америке, стране где возможно все. У них из-за промышленных 
выбросов, пыль содержит химические вредные примеси. 
Поэтому вот так вот все и происходит.
-Чушь какая-то. Тогда получается, что она и для человека 
вредна. И жить здесь вовсе не безопастно.
-У человека есть иммунитет.
-Ладно оставим это. Давай лучше включим свет, и продолжим 
экскурсию по номеру.
Кэт щелкнула выключателем, и комната осветилась тусклым 
зеленоватым светом, в следствии чего стала выглядеть еще 
отвратительнее.
-А вот и ванная. –Показала рукой, на небольшую комнатку Кэт.
-Только когда включаешь свет в ванной, выключается свет в 
комнате. Так что или, или.
-А почему...
-Так экономнее. Меньше расход электро энергии. –Оборвала 
Штирлица на полуслове Кэт.
Затем она включила свет в ванной, вследствии чего свет в 
комнате выключился.
Штирлиц заглянул в ванную и ужаснулся:
В ванне ползали таркканы. Унитаз был весь обосранный, как 
будто гадили не в него а на него. Раковина расколота. 
Штукатурка желтая на потолке, и зеленая на стенах, покрылась 
плесенью и трещинами.
-Нет. Пожалуй я пока не вернусь домой, мыться не буду. А в 
туаллет, ходить буду за угол. –Сказал Штирлиц.
-Я то-же в начале так говорила. –Сказала Кэт.
-Нет, это все не для меня. Здесь есть кафе или бар. Надо 
немного выпить, успокоится, а то так сразу трудно привыкнуть.
-Да здесь есть бар на певом этаже. –Сказала Кэт.
-Ты не хочешь составить мне компанию?
-Нет, Максим, я не пью.
-Ну смотри.

Штирлиц спустился на первый этаж, в поисках бара, и 
безрезультатно провел в них пятнадцать минут. Никакого бара 
там небыло.
-Но Кэт-же сказала, что он здесь, а следовательно он здесь все-
таки есть. –Подумал Штирлиц.
Наконец он решил подойти к столь любезному метродотелю.
-Извините, а вы не подскажите, где здесь бар? –Обратился он к 
нему.
-На первом этаже. А что, вы выпить хотите?
Штирлиц хотел было сказать метродотелю, что по другому 
поводу в бар и не ходят, и поэтому об цели его визита в бар не 
трудно догадаться, но сдержался. Он был вежливым человеком, 
и не любил грубить. К тому-же его больше интересовало место 
нахождение бара, чем споры с тупым американцем. А про 
выпивку он решил не отвечать.
-Да я уже почитай как час, бегаю по всему первому этажу, а 
никакого бара не встретил. –Ответил агент Исаев. Конечно про 
то что он ищет бар целый час, он приврал.
-Дак вы, гер Штирлиц, по второму этажу ходите. Вот и не 
встретили бара.
-По какому еще второму этажу? Вы что-то путаете.
-Ах, не волнуйтесь так гер Штирлиц. Просто у вас в германии 
этажи не так нумеруются.
И тут Максим все понял:
Он вспомнил, что в этой дурацкой америке этажи нумеруются не 
как у всех нормальных людей, начиная с первого, а начиная с 
подвала.
-А, ну тогда все понятно. Я уже догадался, где здесь у вас 
находится первый этаж. Спасибо большое.
-Незачто, всегда рад помочь геру Штирлицу. –Ответил 
метродотель.
Штирлиц мысленно послал метродотеля куда подальше, и 
пошел к двери, ведущей в подвал. Дверь эту Максим заметил 
давно, только над ней не висело никаких надписей, и поэтому он 
не стал в нее заглядывать. Но сейчас интуиция ему подсказывала 
–“Бар там!”. И Штирлиц открыл эту дверь.
Он как всегда не ошибся, бар действительно был там. Он 
непонимал только одного – почему не повесили вывеску, ведь в 
этом случае посетителей было бы гораздо больше. А так бар 
наполовину пустовал. Около десятка человек сидели за двумя 
соседними столиками, и о чем-то бурно беседовали, на своем 
американском языке, еще несколько человек стояли у стойки. В 
баре было довольно грязно, впрочем, как и везде в проклятой 
американской стране. Играла ужасная американская поп музыка, 
которую вобщем-то и музыкой назвать было трудно. Всюду 
витал дым сигарет и запах перегара.
Штирлиц подошел к стойке, и спросил у бармена, который был 
явно нетрадиционной ориентации, что из виноводочных 
напитков, у них есть в ассортименте.
-К вашим услугам, любезнейший мистер. –Ответил бармен. –У 
нас есть водка, пиво и виски. Знаете-ли, недавно ограбили 
виноводочный склад, поэтому алкоголь завезли из другого 
города.
“У них что на весь нью-ёрк только один виноводочный склад?” 
– Подумал Штирлиц. Но удивлятся не стал. Он уже успел 
повидать здесь еще и нетакое.
-Что будете заказывать. –Любезно спросил бармен, от одного 
вида которого Штирлица чуть не вырвало.
-Налейте-ка водочки. –Сурово сказал Максим. Он ненавидел 
этих самых сексуальных, ну которые... вобщем пидоров.
-Хотя нет. Налейте-ка лучше виски. Хочется попробовать вашей 
американской бормотухи, раз уж я в америке.
-А может перейдем на ты?
-А может не перейдем! –Ответил Штирлиц, весьма однозначным 
тоном.
-Хорошо, хорошо. С вас две тысячи сто пять десят долларов.
“Две штуки баксов за рюмку какого-то виски, да на эти деньги в 
России можно купить целую бутылку водки” –Подумал 
Штирлиц, но опять не высказал своих мыслей вслух. К слову 
сказать, курс доллара на те времена был равен тридцать 
долларов за один рубль.
-Ладно, наливайте. –Сказал Максим.
-Минуточку, секундочку. –Ответил бармен, и повернулся к 
стенду с бутылками, которых было всего три вида. Он налил из 
одной из бутылок в довольно маленькую рюмку.
Штирлиц вытащил из бумажника две с лишним штуки баксов, и 
положил на стойку. Затем он посмотрел в рюмку, и на лице у 
него было недвусмысленно нарисованно – “что-то не на две 
штуки ты мне налил”.
Штирлиц не долго думая, залпом осушил рюмку, и ему чуть не 
стало плохо. Такую гадость ему явно пить еще не приходилось.
-Бармен, водки! –Хрипло сказал он.
Бармен налил рюмку водки.
Штирлиц залпом выпил ее, и ему стало лучше.
Да, такую гадость, как американский виски, можно было 
запивать даже водкой! Хотя до этого Штирлицу приходилось 
только запивать или закусывать чем либо саму водку.
-Я был о вашем виски лучшего мнения.
-Не хотите не пейте. –Обиженно сказал бармен. –Кстати, с вас 
шесть тысяч долларов, за водку.
-Нате.
И Штирлиц вытащил из бумажника, еще одну порцию 
американских денег, которые ему любезно дало руководство Ф 
С Б на всякие мелкие расходы.
-И плесните-ка мне еще рюмочку.
-Хорошо, хорошо. –Сказал бармен.
Но тут человек, сидевший за стойкой рядом со Штирлицем, 
повернулся к нему:
-Водочку пьемссс.
-А что, так не видно. –Сказал Максим, явно пытаясь указать на 
глупость незнакомца.
-Ну что вы, что вы, конечно-же видно. Я все вижу, все слышу.
-А кто вы собственно такой будете? –Полюбопытствовался 
Штирлиц.
-Я агент джон смит, цру. –Ответил незнакомец.
“Вот это удача” – подумал Штирлиц.
-А мое имя Штирлиц. Я приехал сюда из Германии. –Сказал 
Максим.
-А я, представте себе, здесь уже третий день торчу.
-И что интересно агент американской разведки делает в столь 
неприметном месте?
-А у меня здесь после завтра встреча, с одним моим коллегой из 
лост-анджелеса. Он должен передать мне кое-что.
-И что-же?
-А это, государственная тайна, но так и быть, вам я по секрету 
скажу:
У нас в нью-ёрском офисе цру, в тайной комнате, год назад 
установили новый компьютер, в котором хранятся все-привсе 
данные американской разведки. А электронный ключ к нему 
только один... А представте себе, вдруг он нечаянно потеряется, 
что тогда? Вот, по спец заказу и изготовили дубликат, который 
я и должен здесь забрать. А после я его передам своему шефу.
“Вот это удача! Никогда не думал, что может так крупно 
повезти” – Подумал Штирлиц.
-А почему его привезут сюда, и что вы здесь делаете так рано? – 
Спросил он.
-Это-же секретно. Поэтому только в таком неприметном месте 
это и можно совершить, чтоб никто не догадался. А приехал я 
сюда так рано, чтобы нормально выпить, а то жена знаете-ли 
мне этого делать не разрешает.
-Ну за знакомство! –Сказал Штирлиц, подняв рюмку с водкой.
-Простите, за что... –Спросил агент цру.
И тут Штирлиц вспомнил, что американцы не произносят 
тостов.
-Да я говорю, давайте выпьем.
-Давайте. –Согласился джон смит, беря свою рюмку.
И они выпили.
-Вот вам сразу за две рюмки. –Сказал бармену Штирлиц, 
протягивая деньги.
-А почему сразу за две?
-Потому что налейте мне еще одну.
-Хорошо, хорошо.
Тут джон смит посмотрел на часы:
-Уже ночь. -Продекламировал он.
-Да, пойду ка я лучше посплю, а то только сегодня приехал. –
Сказал Штирлиц, выпивая еще одну рюмку.
-Мистер Штирлиц, а зачем вы пьете перед сном? –Спросил 
агент.
-А чтоб лучше уснуть. –Ответил Максим, подразумевая под 
этим, то что он трезвым в этом клоповнике уснуть не сможет.
-Ну до завтра.
-До завтра. –Ответил агент Исаев, и побежал наверх, обрадовать 
Кэт, тем, что он только что узнал.
Он взбежал по лестнице на верх. В голове у него, после 
выпитого спиртного, слегка мутило.
Он достал из кармана ключ, и стал открывать им дверь.
-Открыто, заходи. –Услышал он из-за двери голос радистки Кэт.
Штирлиц вошел, и закрыл за собой дверь.
-А ты-то что тут делаешь? –Спросил он.
-Как что? Тебя жду! –Весело ответила Кэт.
-Ну вот я и пришел.
-Очень хорошо, потому что я должна тебе кое о чем сказать. Мы 
остановились именно в этом отеле, далеко не случайно. Наша 
разведка узнала, что после завтра, сюда придет американский 
агент, и передаст другому американскому агенту электронный 
ключ...
-Знаю, знаю. От нового, сверх секретного компьютера.
-А откуда... –Кэт открыла от удивления рот.
-Да я тут выпил с одним из них, дак он мне все и рассказал.
-Сколько здесь живу, а такого чуда, чтоб агенты цру всем 
подряд такое рассказывали, невидела.
-Да, америка странная страна.
-И еще какая странная.
-Ладно, Кэт, дай мне немного поспать.
-Как скажешь, только завтра ровно в шесть подьем.
-А это еще почему?
-А потому что завтра у тебя состоится первое важное задание. 
Тебе надо будет ликвидировать форточника.
-Самого форточника! Дак давно пора.
-Вот завтра ты этим и займешся. А теперь спи.

А теперь вернемся в Россию, к американскому агенту 0,07 
джеймсу бонду.
Бонд поднялся по леснтнице, в одетом на него тугом ошейнике, 
на площадку перед квартирой любительницы сделать другим 
больно.
-Вот здесь ты и будешь мучатся! –Сказала она, открывая 
ключем дверь своей квартиры.
-Это будет круто! –Сказал джеймс бонд, переступая через порог.
Он увидел обычную русскую квартиру, в которой, на первый 
взгляд, небыло ничего примечательного. Но шкафы этой 
квартиры хранили в себе страшные орудия пыток, которым 
позавидовала бы любая средневековая инквизиция.
Бонда провели, через всю трех комнатную квартиру, в самую 
дальнюю комнату. Комната эта была небольших размеров. Из 
мебели в ней были только железная кровать и два огромных 
дубовых шкафа. Дверь в эту комнату тоже была дубовая.
Садомазохистка сняла с бонда ошейник.
-Раздевайся до трусов, и ложись на кровать! –Приказала она ему.
-Как прикажите, моя госпожа. –Сказал бонд, снимая грязный 
мятый пиджак.
Затем он снял всю оставшуюся одежду, исключая трусы, 
которые ему снимать не приказывали, лег на неуютную голую 
железную кровать. Лежать ему на ней было очень неудобно, и 
бонд от этого тащился. Садистка достала из шкафа четыре пары 
наручников, и пристегнула бонда к кровати за руки и за ноги, 
чтобы тот не очень-то дергался, когда его будут пытать. Затем 
она демонстративно проглатила ключ от наручников. Это 
произвело на агента 0,07 очень сильное впечатление.
-Ударьте меня, моя госпожа! –Сказал бонд.
И “его госпожа”, с размаху дала ему кулаком в солнечное 
сплетение. Но согнуться от боли бонд не смог, так как был 
прикован к кровати за руки и за ноги.
-Ну как понравилось, червь? –Спросила садистка.
-Сделайте мне еще больно, моя госпожа. Сделайте мне больно.
-Подожди минутку. Полежи пока. А я сейчас переоденусь и 
вернусь, чтобы сделать тебе больно.
-Очень больно?
-Очень. –Улыбнулась садистка.
Но бонд даже и не догадывался, на сколько больно ему 
собирались сделать. Когда садистка вышла, бонд остался лежать 
прикованным к кровати в одних семейниках, сделанных в виде 
американского флага. Лежал он так минут пятнадцать, и в 
предвкушении всего что ему предстояло, слегка возбудился.
-Ну что-же она так долго? –Подумал бонд.
И наконец за дверью послышались шаги.
У бонда в жилах вскипела кровь, адреналин ударил ему в мозг.
-Ну-же, ну... –Мысленно сказал он.
И вот дверь распахнулась, и перед ним предстала грозная 
женщина весьма крупного телосложения, но тем не менее весьма 
симпатичная. Ее фигуру хорошо подчеркивал кожанный с 
металлическими заклепками садомазо костюм, сделанный в виде 
своеобразного закрытого купальника, одновременно 
напоминающего трусики танго. В руках любительница чужой 
боли держала огромную бензопилу.
-А теперь приготовся к невыносимой боли, американский 
ублюдок. –Вскричала садистка, и дернула за шнур бензопилы.
Бензопила завелась с первого раза, и грозно заревела, готовясь 
распилить все что угодно.
Бонд хоть и был дебилом, но все-таки смекнул, что к чему, и 
стал бешенно дергаться на кровати и орать. Но все было 
бесполезно. Так как пристегнут наручниками он был очень 
крепко.
-Оу-еее, садамммазззза! –Смакуя на американский манер, 
произнесла садистка.
-Мазафака! –Вскричал бонд, и стал дергаться еще неистовее.
Садистка медленно, чтобы побольше помучался, пошла в 
сторону бонда.
-Сначала я отпилю тебе ноги, чтобы ты никуда не убежал. –
Сказала она. –А дальше посмотрим.
И она подошла к кровати, и навесила над бондом орущую 
бензопилу.
-Мистер бонд, джеймс бонд, сейчас вам будет больно, очень 
больно.
Она стала двигать бензопилой вдоль всего телла бонда. А тот, 
от страха, уже перестал дергаться и кричать, и только, онемев, 
покрылся холодным потом. В глазах его читался ужас.
-Неужели это конец? –Подумал бонд.
-Мистер бонд, вам настал конец. –Сказала садистка.
И она медленно опустила бензопилу...
Но остановила ее примерно в сантиметре от тела джеймса бонда.
Бонд сглотнул слюну. Это был конец.
-Но ваш конец будет очень медленным и мучительным. И вы 
сами попросите меня о смерти, мистер бонд. Но я не убью вас 
сразу. Приготовтесь к невыносимой боли...

Но тут раздался громкий звонок в дверь.
Садистка резко обернулась, чуть не уронив бензопилу на мистера 
бонда.
-Откройте, милиция! –Донеслось из-за двери.
Садистка медленно заглушила бензопилу. В глазах ее впервые 
прочитался ужас. Ведь если менты найдут у нее бонда, то он все 
им про нее расскажет. И тогда ей конец!
Она чувствовала, что менты пришли именно за ней, и они 
наверняка осмотрят квартиру. Надо было куда-то деть бонда. Но 
куда?
Быстро убить, зажав рот рукой, и спрятать в шкаф. А вдруг 
найдут? А за это ее могут казнить. Да, в те времена смертную 
казнь в России наконец-то официально ввели.
Что делать, что делать?
И тут к ней пришла идея!
Она выглянула, в единственное окно в этой комнате. Окно это 
вело во двор, где, на ее счастье, сидели на скамеечке и пили 
пиво какие-то рабочие. Она открыла окно, и крикнула им:
-Эй, отцы!
-Чего?
-Подхалтурить не желаете. Сейчас я вам кину кое-что, а вы это 
унесете куда подальше. Плачу сотню.
-Чо-ж не помочь. Поможем. –Ответили рабочие хором.
Но тут у бонда отошел шок, и он опять начал кричать.
Садистка, молнейносно заткнула ему рот одной рукой, а другой 
достала из-под кровати кожанный ремень. И завязала этим 
ремнем рот американскому агенту.
Тут из-за двери опять раздался голос:
-Откройте, а то мы сломаем дверь!
Милиционеры не шутили. Они никогда не шутят.
-Сейчас, сейчас. Уже иду. –Крикнула им садистка, тащя к окну 
тяжелую кровать.
Она когда-то давным давно увлекалась культуризмом, и поэтому 
смогла поднять кровать с бондом на подоконник. 
Она очень торопилась, и поэтому сильно нервничала.
Затем, вспомнив, об обещанной рабочим плате, со скоростью 
молнии выбежала из комнаты, и в ту-же секунду вбежала, держа 
в руке сто рублей. Эту сотню она заткнула за резинку трусов 
бонда. А так-же, вспомнив, затолкала ему в трусы всю его 
одежду, что-бы ее нечаянно не нашли менты.
-Эй, отцы! Ловите!
И садомазохистка выкинула в окно тяжелую кровать с 
джеймсом бондом.
Кровать, вылетев из окна девятого этажа, один раз сделала в 
воздухе сальто, полностью перевернувшись через себя, и упала 
на ножки. Бонда при этом тряхнуло так, что кишки его чуть не 
вырвались наружу.
-Эй, хозяйка, а где сотня? И что это за мужик?–Крикнули 
рабочие.
-Посмотрите слева, от него.
Рабочие подошли к левой стороне джеймса бонда, и увидели 
эротично торчащие из-под резинки от трусов сто рублей.
-А теперь отнесите его куда подальше, все равно куда, как 
договаривались. –Крикнула им садистка, и закрыла окно.

А в это время, два работника милиции, стоявшие за дверью, 
приготовились ее ломать.
-Ну Серега, чего ждать? Пора! –Сказал капитан, старшему 
лейтенанту.
-Да Алексей, чего мы тянем.
И с этими словами он достал из кобуры пистолет, и нацелил на 
дверной замок.
В это время раздался поворот ключа, и дверь медленно 
открылась.
На пороге стояла уже знакомая нам садистка, которая успела-
таки надеть домашний халат и тапочкти, и сейчас больше 
походила на обычную домохозяйку.
-Не надо так волноваться мальчики. Что случилось?
-Гражданка Мясникова Аида Петровна, вы обвиняетесь в 
занятиях садомазохизмом, которые как известно, официально 
запрещены конституцией Российской Федерации.
-Но позвольте, я ничем таким не занималась? Как вы могли 
подумать, чтобы я, да такое. –Попыталась мягко сказать она, но 
в голосе ее прозвучали властные нотки.
-Ваши соседи неоднократно слышали крики, и стоны, 
доносящиеся из вашей квартиры, как и сейчас тоже, поэтому нас 
и вызвали. –Проконстатировал факт Алексей.
-Дак это я просто телевизор громко смотрела.
-Да, ну в таком случае вам нечего бояться обыска.
И милиционеры нагло шагнули за прог ее квартиры.
-Но позвольте, кто вам дал право вторгаться...
-Закон! –Заявил Сергей, срывая с нее халат, под которым 
естественно был садомазо костюм.
-Вот так! –Сказал он.
И та, что одевала наручники на других мужчин, сама оказалась в 
наручникках.
-Так посмотрим, что у нас здесь. –Сказал Сергей, открывая один 
из дубовых шкафов, в той самой комнате.
-Ничего себе! -Сказал он, обводя взглядом различные хлысты, 
плетки, и другие адские приспособления, для пыток.
-Ну теперь гражданочка, вам уж точно не отвертется.
-Да, ну и что. Ко мне люди всегда сами приходили, и надо 
сказать, возвращались сюда не один раз по собственному 
желанию.
-Как бы там ни было, а закон есть закон. Занятия 
садомазохизмом запрещены. Да кстати, гражданка Мясникова, а 
где тот клиент, с которым вы только что “развлекались”, а ? 
Сейчас поищем.
И тут Сергей подошел ко второму шкафу.
-Интересно, а что это у нас здесь?
И тут на лице у Аиды, впервые проявился страх. Она и забыла о 
содержимом этого шкафа. И если бы вовремя вспомнила, 
выкинула бы в окно вместе с бондом. Но теперь было уже 
поздно.
Сергей открыл шкаф, и увидел в нем, связанного человека 
кавказской национальности.
-По доброй воле говорите! Теперь мы знаем, что случалось с  
некоторыми иностранными туристами, чьи изурадованные 
трупы находили в разных местах.
Сергей развязал грузина. Тот был сплошь покрыт синяками и 
ссадинами, и видно было, что он провел в шкафу очень долгое 
время.
-Меня зовут Гиви Джугашвилли, я премьер министр Грузии, эта 
жэнщина силой удерживала меня в течении трех дней!
-Вот это да! Про ваше таинственное исчезновение по всем 
телеканалам показывали. Скажите, а вы пришли к этой женщине 
по доброй воле?
Гиви опустил глаза, он не хотел отвечать.
-Все ясно. Гражданка Мясникова, может быть к вам люди и 
приходили по доброй воле, только вот сомневаюсь, чтобы они 
возвращались обратно.
-Ладно вам мальчики. –Решила сменить линию поведения Аида.
-Ведь вы-же хотите, чтобы я вам сделала немножко больно. 
Встань на колени, а то я тебя накажу! –Приказала она Сергею.
Но Сергей был не из тех, кто любит подчинятся женщинам, или 
вообще кому бы там ни было, впрочем, как и Алексей. Поэтому 
он ответил:
-Нет, я, как и большинство русских, презираю садомазохизм, и 
вам меня этим не взять. И вы будете отвечать, по всей строгости 
закона.
Тут Аида разразилась гневными проклятиями, насчет ментов, но 
ее, вместе с грузинским министром, одежда которого нашлась в 
квартире садистки, увели.

А в это время рабочие уже отнесли бонда на достаточное 
расстояние, и выполнив свою работу, сняли повязку с его рта.
А тем временем, солнце уже садилось за горизонт.
-Ну говори брат, кто такой, почему это тебя так выкинули. –
Спросил один из рабочих, думая, как бы помочь несчастному, и 
снять с него наручники.
-Меня зовут бонд, джеймс бонд!
-Блин, мужики, а ведь это-же, внатуре, джеймс бонд.
-И действительно, он самый.
-Нет, развязывать тебя мы не будем. Незаслуживаешь. Нечего 
тебе в России делать, сволочь американская. –Произнес 
рабочий, а затем он обратился к остальным:
-Мужики, а может мы его в милицию сдадим?
-Да ну его, такую тяжесть таскать. Пущай полежит здесь до утра, 
а там менты его сами найдут.
И каждый из рабочих посчитал своим долгом пару раз ударить 
бонда, после чего они все удалились, оставив его во дворе 
одного из домов, в наступяющей темноте.




        Глава 5. Человек за золотым окном.

Скрестив ноги на столе, откинувшись в кресле из человеческой 
кожы, и глядя в окно с золотой рамой, сидел самый богатый 
человек в мире – билл гей (bill gayts). Он был невысокого роста, 
и носил очки. Одет самый богатый человек в мире был далеко 
не по послелней моде:
хлопчатобумажные брюки, белая фланелевая рубашка, и 
вязанный домашний свитер, делали его похожим на обычного 
лоха, что однако не мешало ему быть самым богатым человеком 
в мире.
Билли с детства работал в оконной мастерской своего отца, и 
любил свое дело. У него всегда получались прекрасные окна, 
вот только они почему-то через некоторое время начинали 
сильно карежится, и их начинало периодически клинить. 
Поэтому постоянных клиентов у билли небыло, но зато всегда 
находились новые покупатели, которым его окна приходились 
по душе, и они нераздумывая их покупали, о чем впоследствии 
всегда жалели. Бизнес у маленького билли шел все лучше и 
лучше с каждым днем. И в один прекрасный день, в его 
маленьком мозгу зародилась зловещая идея, ставшая 
впоследствии роковой для всего мира. Он решил сделать так, 
чтобы его окна украшали абсолютно все дома, во всем мире.
Билл любил все свои окна, как детей своих, он пел им на ночь 
песни, и проходя мимо всегда здоровался с ними. Он нежно 
протирал тряпочкой каждое стеклышко, и искренне считал, что 
именно его окна, самые лучшие во всем мире, и что все люди 
нуждаются в них. И билли начал обдумывать свой зловещий 
план. Для начала он организовал рекламную компанию, которая 
с треском провалилась. Затем решил разьезжать повсюду на 
своем автомобиле, и лично агитировать людей на покупку его 
окон, но несколько камней, попавших ему в голову, посреди 
первого выступления, напрочь отбили у него эту идею.
После этого выступления он немного сдвинулся умом, и 
окончательно помешался на своих окнах. Именно тогда он и 
получил кличку – форточник. Он думал так – “Если сделать окна 
какими нибудь необычными, не такими как у всех, то победа на 
оконном рынке будет за мной”. Но вот только он никак немог 
понять, что-же такого ему нужно сделать со своими окнами, 
чтобы стать оконным монополистом. На ответ он наткнулся 
неожиданно. У него была ручная серая мышь, с хвостом, длинна 
которого достигала пол метра. И он привязывал эту мышь за ее 
длинный хвост, к своей любимой оконной раме.
-Ну конечно! –Воскликнул гей.
-Вот оно решение моей проблеммы.
И он стал в довесок к своим окнам давать маленьких серых 
мышей. Но почему-то покупатели не одобрили это, более того, 
эта идея пришлась им совсем не подуше. Но билллу эта идея все 
равно очень нравилась, и он стал думать, как сделать так, чтобы 
его окна без мышей просто нельзя было использовать.
А тем временем, его отец пожелал отправить его учится в 
институт. Сыну конечно эта идея не очень понравилась, но его 
отец был профессиональным боксером, и умел убеждать людей. 
И билл поступил в институт, на модное тогда отделение 
инженера программиста. Поначалу он не любил ни учебу, ни 
будующую специальность. Но однажду ночью, ему приснился 
очень странный сон.
В этом сне он зашел в компьютерный класс, и увидел, что на 
всех мониторах висят его окна!
Билли проснулся и счел этот сон очень любопытным. Он 
пришел в университет, сел за компьютер, и тут его осенило:
ну конечно, нужно сделать виртуальные окна!
И с того дня билли стал жить только лишь этой идеей. Конечно, 
чтобы сделать виртуальные окна, нужно было быть 
первоклассным программистом, и билл сел за учебники. Перед 
тем, как приступить к работе над виртуальными окнами, билли 
создал несколько программ, таких как операционная система 
МС ДОС, и язык программирования бейсик, которые сразу-же 
стали популярными у юзверей всего мира. Однако перед тем 
начать работу над своим ДОСом, билли решил организовать 
свою фирму. И организовал, только никак не мог подобрать ей 
соответствующего названия.
Однако, и тут ответ свалился на него неожиданно, как снег на 
голову. Билли никогда не пользовался популярностью у 
девушек, из-за того что мог разговаривать только на одну 
темму, а именно об окнах. Но согласитесь, что девушкам эта 
темма была абсолютно неинтересна, а его бурные монологи, о 
стеклопромышленности просто утомляли их, поэтому девушки 
обходили его стороной, за много миль. Однако биллу все-таки 
улыбнулась удача. С ним в группе училась одна девушка, самая 
толстая и некрасивая. Она не пользовалась популярностью у 
молодых людей, так-же, как и билли у девушек. И вот судьба 
свела их вместе.
Она готова была выслушивать его монологи об окнах часами, 
так как была слегка глуховата, и когда отключала свой слуховой 
аппарат, то ничего не слышала, а билли ничего не видел, без 
своих очков, которые всегда снимал на свидании с ней. Так и 
началась их большая и сильная любовь. И вот однажды они 
остались одни у билла дома. Билли снял свои очки, а она свой 
слуховой аппарат. Затем она медленно разделась, обножив свое 
двести килограммовое тело. Но поскольку билли был без очков, 
он его не разглядел. Впрочем, если бы билл надел тогда свои 
очки, ходить бы ей до сих пор девственницей. Но вот случилось 
то, что случилось. И после долгой и жаркой ночи любви, эта 
девушка сказала биллу гейтсу – “Какой он у тебя маленький и 
мягкий!”. Это были первые слова, которые билли услышал, 
будучи уже не девственником, и они произвели на него столь 
сильное впечатление, что он запомнил их на всю жизнь. А после 
того, как утром, эта девушка, хорошенько подмывшись, ушла, 
билл стал думать над названием своей фирмы. И вот во время 
продумывания очередной мысли, он вспомнил те самые слова 
своей девушки, и решил назвать свою фирму – мелкософт 
(microsoft).
С тех пор прошло много времени. Билли взял в жены эту весьма 
непривлекательную уже не девушку, на что она с радосью 
согласилась, т.к. ей никто кроме него таких предложений не 
делал, да и не сделал бы.
Его мелкософт процветал, а окна (windows) продавались по 
всему миру, принося ему огромную славу, и не меньшую 
прибыль.
Так билли стал самым богатым человеком мира.
Он выкупил здание которое называлось – емпаер стейт билдинг, 
и переделал его в свой офис, в котором и сидел, скрестив ноги 
на столе, и откинувшись на кресле из человеческой кожи.
Внезапно зазвонил телефон, и отвлек билли от размышлений.
-Алло, мистер гей. Это говорит ваш торговый агент, я только 
что продал еще одни окна, одному лопуху из нью джерси. Какие 
будут распоряжения.
-Продолжайте заниматся тем, чем занимались. И следите за тем, 
чтобы темпы продаж, не сильно снижались. Вам все понятно?
-Да, все, мистер гей.
-Ну вот и хорошо.
Билл гей повесил трубку, и посмотрел в окно. К слову сказать, 
все окна в емпаир стейт билдинг, были теперь золотыми. Так что 
все, кто проходил мимо, теперь его здания, дивились 
необычайной красоте золотых окон. А вот сотрудники 
мелкософта, их не очень-то любили. Потому что, не дай бог 
разобьешь хоть одно, дак потом от билла говна не уберешся. К 
тому-же, зарплату своим сотрудникам, он платил очень даже не 
высокую. Про него они даже придумали 
стишок:

Билли мелкомягкий,
По миру идет,
Форточки ваяет,
Всем их продает.

Однако билли сидел в своем офисе, и ниразу не слышал, как его 
рабочие поют всякое про него. Он загадочно поправил очки, и 
произнес:
-Что-то мне не нравится все это. Надо бы создать еще одну 
новую версию окон. Назову я ее windows 666. Как я обожаю 
свои окна. Кто бы знал.
И билли затянул песню, положенную на мотив одной из арий 
известного мюзикла:

Свет моего окна запал мне в душу.
Нет, вам я окна верность ненарушу.
Бред, какой-то бред, терзает душу мне опять.
О мои окна, я посмел вас возжелать.
Мой тяжкий крест тортом по морде получать,
И только гадость пишет про меня печать.
Нет, ведь если Линукс меня победит в игре,
Я никогда небуду счастлив на земле.
Без вас, о окна, мне не обрести покой,
Я знаю, окна, я наверно...

-Тук, тук. –Неожиданно раздался стук в дверь, который помешал 
биллу допеть его песенку, о его несчастной любви к окнам.
-Да, да. Войдите. –Ответил на стук билл.
Дверь открылась. На ее пороге стоял побитый человек в 
грязном рваном плаще.
-Плохие новости, хозяин.
-Что случилось? –Нахмурился гей, почувствовав что-то 
неладное.
-Вас хотят убить!!!
-Кто?
-Все!
-Что-ж этого следовало ожидать, следовало. –Подумал в слух 
форточник.
-Огромная толпа сейчас собирается на окраине нью-ёрка. Я 
только что от туда. Они собираются прийти сюда. Все 
собираются. Там есть люди из разных стран мира. Мы пропали 
хозяин. Что делать?
-Делать нечего. Прикажите увеличить охрану. Не впускайте в 
здание никого кроме моих сотрудников. Ничего, как нибудь 
выстоим.

Штирлиц спал. Он спал бы и дальше, если бы его сон, 
нахальным образом, не прервала радистка Кэт.
-Встрвай, пора убивать форточника.
-Какого еще форточника? –Возмутился сквозь сон Максим.
-Того, что создал окна.
-Окна! Дак что-же ты медлила. –Воскликнул Максим, вставая с 
кровати.
-Давно мечтал этому гаду отомстить. И теперь он получет с 
полна, за каждый мегабайт информации, что я потерял по его 
вине.
-Я искренне рада это слышать.
-А как мы его убьем? Ведь он всегда сидит в своей 
неприступной крепости, как его там, этот емпаир стейт билдинг. 
Здание охраняют элитные подразделения американского 
спецназа. Даже если мы каким нибудь чудом и проберемся 
внутрь, то там нам предстоит встретится с тремя агентами ц р у, 
бессонно охраняющими своего хозяина. Да, всегда хотел 
спросить, а он что никогда оттуда невыходит?
-А зачем ему? Он же компьютерный маньяк. У него там есть все 
необходимое: холодильник, туалет и компьютер. Жена его тоже 
живет там-же. У него нет надобности оттуда высовываться.
-Но ведь он-же выходил оттуда. –Проконстатировал факт 
Максим.
-Верно. Но он это делает очень редко, и только в 
исключительных случаях. И такой исключительный случай 
будет еще нескоро.
-А зачем нам торопится?
-Все просто. Все компьютеры американской армии оборудованы 
програмным обеспечением мелкософта. Убьем форточника, и 
мелкософт развалится. А без службы технической поддержки 
окон, американские военные долго не протянут.
-Погоди. Ведь технической поддержкой окон никто не 
пользуется.
-Это у нас в России нико не пользуется. А у них в америке, они 
через каждые пять минут звонят в службу технической 
поддержки, по любому пустяковому вопросу, так как на столько 
тупы, что сами сделать ничего не могут.
-Бред какой-то. –Заключил Максим.
-Ты поживи здесь подольше, еще и не такое увидишь. –
Улыбнулась Кэт.

Билл совершал традиционный утренний обход своего здания. На 
этот раз он заглянул в каждый кабинет, прокатился на всех 
лифтах, и посмотрел в каждое окно, словно чувствовал, что 
обходит он свое здание в последний раз. Он проверил охрану 
холла, посмотрел, исправно-ли работают камеры слежения, и 
выяснив, что исправно, поднялся наверх, к своей некрасивой 
жене.
Был уже полдень, так как обход сильно затянулся. Жена лежала 
в кровати и смотрела какой-то дурацкий фильм по телевизору. 
Билл медленно повернул рукоядь двери и зашел.
-Что ты делаешь, дорогая?
-Невидишь, телевизор смотрю. –Ответила она.
-Давай посмотрим вместе? –Предложил билл.
-С каких это пор, ты решил смотреть со мной телевизор. На тебя 
это не похоже.
-С этих пор, дорогая, с этих пор.
-А как-же твой компьютер?
-Компьютер подождет еще полчаса. Я хочу провести этот 
чудесный полдень с тобой.
-Да что на тебя нашло. Сегодня ты уделяешь мне слишком 
много внимания. На тебя это непохоже. Даже как-то странно.
-Ничего странного в этом нет.
-Почему?
-Потому что...
Билли не нашел что ответить и замялся. Он и вправду не знал, 
почему он сегодня так много внимания уделяет своей жене.
-Потому что я хочу занятся с тобой сексом.
-Но милый, сейчас-же полдень. Не лучше-ли подождать до 
ночи?
-Нет, я хочу тебя прямо сейчас!!!
И билли одним рывком сорвал с себя рубашку.
-Я хочу тебя!!!
И билл прыгнул на свою жену, как лев на львицу, после очень 
долгого воздержания. Он сорвал с нее блузку, и принялся 
неистово целовать.
И тут на самом интересном месте раздался телефонный звонок.
Билли одним прыжком подлетел к телефонному апарату, и 
сорвал с него трубку:
-Я слушаю!
-Сэр, тут сложилась такая ситуация...
-Я занят, позвоните попозже.
Гей с силой бросил трубку на место, и вернулся на койку.
-Дорогой, ты не забыл, что я привыкла быть сверху? –
Напомнила ему его любимая жена.
-Нет, не забыл.
И двухсот килограммовая супруга залезла на своего мужа.
-Билл, скажи. Что ты меня любишь.
-Я люблю тебя. –Простонал билл.
-Тогда тебя ждет полдень, полный страсти.
И супруга сорвала с себя всю оставшуюся одежду, обнажив свое 
до ужаса некрасивое тело.
Но тут опять раздался телефонный звонок.
-Извини дорогая.
Билли кое – как вылез из под супруги, и схватил телефонную 
трубку.
-Ну что еще!
-Сэр, вы просили перезвонить попозже...
-Да пошел ты! Достал уже. Че названиваешь.
И гей бросил трубку.
-Иди ко мне любимый. –Позвала его жена.
Билл посмотрел на ее толстое некрасивое тело, кое теперь не 
скрвыала одежда.
-Да знаешь дорогая, мне уже как-то и не хочется...
-Зато мне хочется.
И супруга, молнией слетев с кровати, подлетела к телефонной 
тумбе, рядом с которой стоял билли, схватила своего мужа, и 
повалила на кровать.

Наступил вечер. Весь день Штирлиц рассматривал американские 
журналы, смотрел американские телепередачи по старенькому 
черно-белому телевизору, коим был оборудован их номер, 
вобщем знакомился с американской жизнью. Кэт весь день 
провела в походе за покупками, она очень любила ходить по 
магазинам, и когда вернулась в номер, с двумя огромными 
сумками, Штирлиц смотрел очередную американскую дурацкую 
телепередачу.
-Ну вот я и вернулась. –Сказала она.
-И где-же ты была, все это время. Неужели можно вот так, 
целый день ходить по магазинам? Кстати, что ты купила?
-Вот что.
С этими словами Кэт вытряхнула на пол содержимое сумок. 
Этим содержимым оказалась целая гора разнообразного оружия.
-Я, пока ты тут развлекался, обошла все черные рынки города, и 
вот что у меня есть:
Автоматы калашникова, 3 штуки, и по 10 обойм к каждой, 
Пистолеты ТТ 7 штук, и 30 обойм, мини автоматы Узи, 4 штуки, 
и 15 обойм, дробовики 2 штуки и 150 патронов к ним, гранаты 
30 штук, взывчатка пластиковая 5 килограмм, гранатомет 1 
штука и 7 зарядов к нему, бинокль военный 2 штуки, прибор 
ночного видения 3 штуки, ножи армейские 7 штук, детектор 
движения 1 штука, плащи пуленепробиваемые, 2 штуки, очки 
солнцезащитные с возможностью инфракрасного видения 2 
штуки. Вот все что смогла достать.
-А зачем нам так много?
-Ничего, там, куда мы идем, это все как раз пригодится. Ну 
давай, одевайся в обновки, выбирай оружие, уже пора.
-А как-же предварительная подготовка?
-А чего тут готовится? Врываемся в здание, поднимаемся на 
лифте на верх, и ликвидируем форточника. Всех кто нам будет в 
этом мешать, тоже ликвидируем.
-На словах-то все звучит просто. А на деле?
-А на деле посмотрим.

Около емпаир стейт билдинг собралась многотысячная толпа 
демонстрантов. Люди учавствовавшие в демонстрации были 
разных национальностей и относились к разным организациям: 
кто-то к антиглобалистам, кто-то к коммунистам, кто-то к 
гринпису, кто-то сам по себе, но всех их обьединяло одно – 
ненависть к биллу гею. Почти у каждого был плакат, на котором 
были написаны либо различные ругательства в адрес 
мелкософта, либо нарисованы изуродованные или 
перечеркнутые портреты билла. Вокруг царил дух протеста. И 
все участники демонстрации испытывали большой 
эмоциональный подьем. Над толпой то и дело пролетали крики: 
“Смерть билу гею”, “Bill gayts must die”, и так далее в том-же 
духе.
Через всю эту толпу, к главному входу в здание, кое – как 
пробрались двое русских разведчиков: Штирлиц и Кэт. Они 
были одеты в длинные черные кожанные плащи и черные 
солнцезащитные очки.
У дверей здания их встретил кордон полиции:
-Входить в здание сторого – настрого запрещено! Убирайтесь 
прочь, или мы откроем огонь!
-Да ладно. Разве мы похожи на хиппи? –Спросил у полицейских 
Штирлиц.
-Да вообще-то нет. –Ответил главный охранник.
-Тогда какое право вы имеете нас здесь останавливать. У нас 
важное сообщение для мистера гея, которое мы должны 
передать ему лично.
-А ну тогда проходите. –Ответил главный охранник, тупо 
почесав в своей безмозглой башке.
-Эй ребята, пропусите этих двоих. –Приказал он своим людям.
И разведчики вошли внутрь.
Холл здания представлял собой огромный прямоугольной 
формы зал, вдоль стен которого шли ряды прямоугольных 
колонн, выложенных черной кафельной плиткой. Колонны эти 
находились от стен на значительном расстоянии и 
поддерживали потолок. В холле было только две двери: входная 
дверь, и дверь лифта, котороя распологалась прямо напротив 
входной двери, в другом конце холла. А вдоль колонн стояли 
ряды до зубов вооруженных и хорошо экипированных 
американских спецназовцев. Недалеко от входной двери 
распологался пункт охраны, где каждого входящего внутрь 
заставляли пройти через арку метеллодетектора.
Штирлиц и Кэт молча переглянулись, и прошли проходить 
контроль. Они сделали шаг через металлодетектор, и над ним 
загорелась красная лампа, и завыла негромкая сирена.
Полицейские нанашутку встревожились.
-Эй, покажите-ка, что там у вас под плащами! –Приказал один из 
них разведчикам.
Штирлиц и Кэт молча распахнули плащи, и под ними оказалось 
множество различного оружия.
-Извините, но с оружием сюда нельзя. –Сказал Полицейский.
-Оставте его пожалуйста здесь, и проходите. Вы понимаете, 
безопастность превыше всего, так что мы не сможем вас вот так 
просто пропустить...
Штирлиц не стал долго слушать извинения полиции. Он достал 
из за пазухи автомат калашникова, и молча открыл огонь. 
Окровавленные полицейские полегли под выстрелами русского 
оружия. Однако в эту-же секунду спецназовцы, из подразделения 
“сухопутные собачки” стоящие возле колонн, повыхватывали 
свои автоматические винтовки м-16 и открыли огонь по 
русским разведчикам. Штирлиц и Кэт ловко отпрыгныли от 
металлодетектора в разные стороны, и укрылись за колоннами. 
Затем они осторожно открыли огонь по американскому 
спецсназу, да так что трое америкосов полегло от пуль. Кэт 
выбежала из-за колонны, и высоко подпрыгнув, пролетела над 
головами ничего не понимающих спецсназовцев, и оказалась 
позади них. Во время полета, американцы задрали свои головы 
вверх, и начали стрелять по ней, а в это время Штирлиц 
выскочил из-за колонны и открыл огонь по ним. Кэт-же 
приземлившись, практически в тылу, открыла по ним огонь из 
дробовика, который умело выхватила еще в полете. Погибло 
около десатка американцев. Остальные решили рассредоточится 
по залу. Их оставалось около пятнадцати штук. Одни открыли 
огонь по Кэт, другие по Штирлицу. Но русские были гораздо 
ловчее их, и умели уварачиваться от пуль. Разведчики бегали по 
залу, расстреливая американцев по одному, а американцы палили 
по ним практически вслепую, и поэтому часто промахивались и 
попадали в своих товарищей. Повсюду раздавались крики и 
стоны раненых и умирающих американцев, летели брызги крови, 
отлетала кафельная плитка от стен, когда по ней попадали пули. 
Судьба разборки была предрешена. Последние двое 
американцев повалились на пол, истекая кровью. А русские 
молча направились к единственному лифту.
Кэт нажала на кнопку, и двери лифта распахнулись. Двое 
разведчиков вошли внутрь. Кэт нажала на кнопку последнего 
этажа, который нумеровался как 666. И скоростной лифт поехал 
вверх.
Максим, сильным ударом руки, открыл люк в крыше лифта, и 
они с Кэт выбрались наверх.
Вход в офис билла гея располагался на последнем, шестьсот 
шестьдесят шестом этаже здания, и его охраняли трое агентов 
ц р у. Распологался этот вход прямо напротив двери лифта.
Лифт доехал до 666 этажа и остановился. Его двери беззвучно 
открылись, но оттуда никто не вышел. Агенты молча 
переглянулись, и один из них направился осмотреть прибывший 
пустой лифт. Он зашел и огляделся по сторонам. В это время 
интервал ожидания истек, и двери лифта закрылись. Двое 
оставшихся агентов перегляулись. Их товарищ из  лифта не 
выходил. Тогда один из агентов, кивком головы послал другого 
к лифту, проверить что там случилось. Агент подошел и нажал 
на кнопку. Двери лифта открылись, но там никого небыло. Их 
товарищ, зашедший туда, как будто исчез. Агент шагнул внутрь, 
и первым делом посмотрел вверх. Агент, оставшийся стоять у 
двери, увидел, как из крыши лифта высунулись четыре руки, и 
уволокли его коллегу наверх. Агент выхватил пистолет и 
подбежал к закрывающимся дверям лифта. Двери захлопнулись. 
Агент секунду помедлил, и начал осторожно подносить палец к 
кнопке вызова лифта. Однако дверь открылась еще до того, как 
он успел это сделать, и оттуда открыли огонь из автоматов. 
Агент ели успел отскочить вбок. Он побежал по корридору, а в 
спину ему полетели пули. Он завернул за угол, и остановился в 
полном недоумении. Дуло дробовика коснулось его лба.
Побробуй увернись, скотина. –Сказала Кэт, и голова агента 
разлетелась на куски.
К ней подошем Максим.
-А как это ты тут оказалась, ведь мы-же были вместе. –Спросил 
он ее.
-Профессиональная тайна. –Улыбнулась Кэт, и они пошли ко 
входу в оффис билла гея.
Кэт осталась караулить снаружи, а Штирлиц вошел внутрь.

Билли сидел за своим столом, и пил русскую водку.
Штирлиц молча подошел и сел напротив. Форточник ничего не 
говоря налил и ему тоже. Штирлиц залпом осушил рюмку.
-Ну вот скажи билли. – Начал он.
-В чем по твоему сила?
-Сила в деньгах. У кого их больше, то и сильней. –Ответил 
билл.
-А вот я считаю, что сила в правде. Вот билли у тебя денег 
больше, чем у всех остальных. И что ты после этого самый 
сильный?
-Конечно!
-А вот и нет билли. Я человек небогатый, но я тебя сильнее, 
потому что со мной правда.
-Докажи. –Взволновано сказал билли, вытирая платочком 
вспотевший лоб.
-Это пожалуйста.
Штирлиц поднялся со стула.
И билл гей полетел из своего золотого окна камнем вниз, прямо 
в толпу демонстрантов, откуда раздавались крики : “Смерть 
биллу гейтсу”, “Bill gayts must die”.
-Накаркали. –Подумал Штирлиц, гладя из разбитого окна на 
летящего вниз била гея.
Толпа демонстрантов ворвалась внутрь, и начала крушить 
здание нанавистного мелкософта. Билл гей мертв. Все ликовали. 
Из разбитых золотых окон на проезжую часть посыпались 
персональные компьютеры и офисная мебель. Толпа ликовала. 
А после в емпаир стейт билдинг устроили грандиозный 
праздник, с песнями и танцами. Штирлиц с Кэт тоже хотели 
остаться, но им было нельзя светится. И они незаметно 
выбрались из здания, и направились в гостиницу.

-Ну как тебе твое первое задание? –Спросила Кэт.
-Ничего. Только я устал, как собака. Пора-бы лечь, немного 
вздремнуть после долгого трудового дня.
-Должна тебя огорчить, но вздремнуть тебе не удастся.
-Это почему еще? –Возмутился Максим.
-Поступили сведения, что курьер приезжает в гостиницу сегодня 
ночью. Надеюсь ты не забыл, что нам необходимо похитить 
ключ от компьютера ц р у.
-Незабыл.
-Тогда за дело.




Глава 6. Водка, баня, и два стакана.

Бонд проснулся от сильной тряски. Он медленно и лениво 
открыл глаза и первым делом огляделся. Он обнаружил себя 
пристегнутым к кровати, которую куда-то несли семеро 
пионеров. Бонд с трудом вспомнил вчерашний день:
какая- то садистка, какая-то бензопила, какие-то менты.
И в голове бонда постепенно стала вырисовываться картина 
вчерашнего дня. Бонд жутко замерз и проголодался за ночь, и 
подумал, что неплохо было-бы согрется и принять пищу. Но 
больше всего его волновало то, куда его несут.
-Эй ребята, куда вы меня тащите? –Обратился бонд к пионерам.
-Тебя мы никуда ни тащим. Мы тащим эту кровать в пункт 
приема металла. Ты нам сдесь только мешаешь, уж больно ты 
тяжелый.
-Дак тогда отстегните меня.
-А вот уж фигу. Мы тебя узнали. Ты американский шпион – 
джеймс бонд. Сдадим кровать на металлолом, и сразу-же 
позвоним в ФСБ. Мы бы отнесли тебя туда прямо сейчас, да вот 
только кровать тогда придется отдать. А она из хорошего 
цветного металла, и за нее нам много дадут. –Сказал российский 
подросток, по всей видимости занимающий лидирующее 
положение среди этой группы пионеров.
Эта странная процессия, состоящая из семи пионеров в синих 
шортах, белых рубашках и неизменных красных галстуках, и 
американского шпиона, пристегнутого наручниками к кровати, 
медленно приближалась к месту назначения, который к слову 
сказать располагался на краю какого-то заброшенного 
гаражного комплекса, очень далеко отсюда.

На пункте приема металла в то утро дежурил некто Михалыч – 
добрый и веселый мужичок, конечно-же не брезгующий 
злоупотреблением спиртных напитков, что вполне обычно для 
людей его професии. Он был очень хороший человек, который 
всегда рад помочь ближнему своему. Для всех знакомых он был 
просто Михалыч, просто еще один человек предпенсионного 
возраста. Но была у Михалыча одна черта – он всей душой 
ненавидел америку и все, что с ней связано. Он, обычно всегда 
тихий и спокойный, прославился тем, что выкинул в окно аж два 
своих телевизора, когда по ним нечаянно показали президента 
разьединенных штатов америки. Поэтому телевизор, который 
сейчас находился в небольшой обшитой листами железа будке, 
приковали к столу цепью, так на всякий случай, чтобы он 
“нечаянно” на пол не упал. И очень надо сказать правильно 
сделали, так как сейчас по нему показывали столь ненавидимую 
Михалычем америку. А Михалыч сегодня был явно не в лучшем 
настроении, и хотел было чем-либо запустить в телевизор, но 
вовремя одумался. Имущество все-ж казенное, отчитываться 
придется если что. А на то что он сам упал, теперь свою вину не 
свалишь.
И вот диктор, что-то говоривший про проблемму ожирения в 
америке в конце своей речи добавил:
-Уважаемые граждане Российской Федерации, недавно к нам 
поступило сообщение, что к нам в страну был послан 
американский шпион по имени джеймс бонд.
По телевизору крупным планом показали фотографию 
виновника сего “торжества”. Михалыч надел очки и 
внимательно всмотрелся в лицо врага, чтобы получше его 
запомнить.
-Граждане, будте бдительны. И если вы узнаете его в толпе, то 
немедленно позвоните по телефону, который вы сейчас видите 
на своих экранах.
Михалыч надеялся что может быть ему повезет, и он узнает 
бонда где нибудь в толпе. И вот тут – то он и покажет 
американцам кузькину мать. А потом конечно-же сдаст избитого 
шпиона куда следует, за что конечно-же Родина будет ему очень 
благодарна. Вообще-то Михалыч мечтал набить морду не 
какому-нибудь случайному американцу, а непосредственно их 
президенту. Но ввиду отсутствия таковой возможности придется 
удовлетвориться и шпионом. Конечно Михалыч понимал что 
это только мечты. Но больно уж приятные мечты. И Михалыч с 
довольным выражением лица принялся мечтать дальше.

Мечтал он наверное минут так двадцать, как вдруг стук в дверь 
заставил его вернутся к реальности. Он лениво подошел к двери, 
пытаясь одновременно нацепить на лицо недовольную 
гримассу, что впрочем у него довольно удачно получилось. Он 
отворил дверь и уидел стоящего у порога маленького пионера.
-Ну что на этот раз принесли? – Спросил он юного 
металлоискателя.
-Да вот кроватку одну. Нержавейка.
-Ну пойдем посмотрим.
-Пойдемте. Только есть одна маленькая проблемма...
-Ничего, как нибудь разберемся. – Как-то безучастно ответил 
Михалыч.
Он в сопровождени пионера отошел за угол, где перед обьектом 
сдачи, т.е. металлической кроватью, стояли выстроившись в 
футбольную стенку шесть маленьких пионеров.
-Ну что вы там прячите, отойдите. –Обратился Михалыч к 
подросткам, почувствовав что детишки опять что-то натворили.
Однако, когда пионеры послушно отошли от кровати, Михалыч 
застыл в странном ступоре.
На кровати лежало пристегнутое за руки и за ноги тело врага.
Глаза приемщика металла налились кровью. Он набросился на 
бонда, и принялся с яростью тигра бить его по морде. 
-Ну что, будешь еще шпионить в моей стране? – Приговаривал 
Михалыч.
Затем он отошел от кровати и медленным, но уверенным шагом, 
пошел к своей будке, ненадолго оставив пионеров одних в 
полном недоумении. Он вернулся секунд через тридцать, держа в 
руках огромную ржавую железную трубу. Пионеры немного 
рассредоточились и отошли в разные стороны видя это 
устрашающее зрелище. Михалыч подошел к кровати, и занес над 
врагом своим огромный обломок трубы. Однако бонд, 
предчувствуя свою скорую гибель, лишился чувств, и так и 
остался лежать, с выпученными глазами и открытым ртом. 
Михалыч сделал большой размахсвоим орудием... Но удара не 
последовало...
Михалыч вовремя остановился. Он бросил обломок трубы на 
землю, и жестом позвал к себе пионеров.
-Нет, ребята, звоните в Ф С Б. Не могу я так, когда он вот так 
беспомощно лежит, и не сопротивляется. Не могу я ударить 
слабого и беспомощного чловека, даже если он трижды 
американец.
-Сейчас. – Сказал лидер пионеров, доставая из кармана сотовый 
телефон. –Только вы его как-нибудь отделите от кровати. А то 
они его вместе с ней заберут.
-Сейчас сделаем.
И Михалыч опять пошел в свою будку, на это раз за огромными 
кусачками по металлу, чтобы раскусить наручники. Однако 
когда он вернулся, то увидел что пионеры окружили кровать 
кольцом, и почему-то очень сильно суетятся. Один из пионеров 
как-то грустно посмотрел на Михалыча и сообщил:
-Бонд не шевелится...
-Как не шевелится? – Переспросил Михалыч в полном 
недоумении.
-И не дышит, вроде-бы. – Сообщил другой понер.
-Нука, дайте-ка посмотреть.
И пионеры расступились, пропуская приемщика металла к 
кровати.
-Да, плохо дело. Я конечно в медицине не разбираюсь, но 
помоему он помер.
-Сдадим его мертвого?  - Поинтересовался самый младший из 
пионеров, которому было всего лет семь.
-Вы уже позвонили? – Спросил Михалыч.
-Нет еще, а что?
-Дак ведь это-ж я его убил!
-Но вы-же ему только по морде пару раз заехали, не мог он от 
этого скончатся.
-Мог, не мог, а скончался. Американци они ведь хлипкий 
народец. Много-ль им надо-то, что-б это мир оставить.
-И что теперь делать?
-Вот что. Я не хочу чтобы у меня были из-за него проблеммы. А 
то ведь сами знаете, начнут узнавать что да как, а на нем ведь 
мои отпечатки... Поэтому сейчас я перекушу наручники, приму у 
вас кровать, а вы отнесете тело куда-подальше от сюда, и потом 
только позвоните. Понятно?
-А что-ж тут непонятного.
Пионеры конечно хотели сдать бонда живым, но что уж тут 
поделаешь.
Михалыч медленно перекусил все наручники, в двух местах:
на запястьях и на спинках кровати.
Затем выкинул их в пожарный водоем, который находился 
недалеко от пункта приема металла. Рассчитался с пионерами за 
кровать и сказал напоследок:
-Помните, вы меня не видели, я вас не видел. Нашли вы бонда 
уже мертвым. Естественно никакой кровати тоже набыло. А 
откуда у него на руках и ногах следы от наручников вы понятия 
не имеете. Все поняли?
-Все. – Хором ответили пионеры, и понесли тело бонда через 
заброшенный гаражный комплекс и пустырь к заброшенному 
заводу, постоянно оглядываясь по сторонам, чтобы их кто-
нибудь ненароком не увидел.

А в это время в далекой америке был уже вечер. И Штирлиц 
молча спускался по лестнице из своего номера, и думал о 
предстоящей ему секретно операции. Спустившись он отыскал 
дверь бара, куда и зашел, для встречи со своим старым 
знакомым. Он еще понятия не имел, как будет похищать ключ. 
Ведь надо было его украсть так, чтобы это оставалось в тайне 
как можно дольше, и самое главное, так, чтобы на них с Кэт 
никто не подумал. В баре, как всегда, играла противная 
американская поп музыка, и несколько десятков капиталлистов-
падонков занимались распиванием спиртных напитков, среди 
которых Масим увидел своего старого знакомого – агента ц р у 
джона смита.
-Ну здорово, джон. – Сказал Штирлиц подсаживаясь.
-Здравствуй дорогой друг. – Сказал агент.
“Какой я тебе, на хрен, друг” – Подумал штирлиц.
-Гер штирлиц, я сегодня вечером собираюсь принять баньку, не 
желаете-ли ко мне присоединится?
Вообще-то Максим не любил бани, но в данном случае он 
увидел шанс.
-Ну конечно-же джон, разве я могу вам отказать. А где 
находится эта баня?
-Да прямо здесь-же и находится! Видите дверь за стойкой 
бармена. Вот там баня и есть.
-А банщиком конечно-же подрабатывает наш дорогой бармен?
-Да, а как вы догадались?
-Ну с его ориентацией это не удивительно. Кстати, во сколько 
вы туда идете?
-Да вот в одинадцать мне передадут ключь. Надеюсь вы 
поймете, если я попрошу вас к этому вемени ненадолго отойти 
от сюда. Конфиденциальность, сами понимаете. А потом, где-то 
в час ночи я иду мытся, и очень надеюсь, что вы ко мне 
присоединитесь.
-А в баньке много народу будет?
-Нет, что вы она совсем небольшая. Максимум на несколько 
человек. Я думаю, что кроме нас с вами там больше никого не 
будет.
“Это хорошо!” – Подумал Штирлиц.
-Это прекрасная новость. Посидим, водочки выпьем.
-Э, боюсь не получится. –Грустно сообщил джон.
-Это еще почему. – Недовольно переспросил Штирлиц.
-Ну наш бармен, он не любит, когда в его бане пьют, вы 
понимаете?
-Вообще-то не совсем. А что, с собой пронести не реально.
-Нет конечно, он всегда за этим следит.
-Кстати, джон, сколько сейчас времени?
-Пол одинадцатого.
-Ну я тогда пожалуй пойду.
-Ну тогда увидимся в бане.
-Увидимся.
И Штирлиц молнией побежал в свой номер.
Он постучал в дверь.
-Минуточку, я не одета. –Сообщила Кэт, и накинула на себя 
халат.
Вообще-то ей было все равно, увидит ее Максим голой, или нет. 
Она даже скорее хотела, чтобы увидел. Но ради приличия 
оделась.
-Кэт, у меня для тебя хорошие новости. Тут есть баня, в которую 
сегодня в одиннадцать идет мытся наш любимый агент. Там то 
мы ключ у него и умыкнем. –Сообщил Штирлиц, закрывая за 
собой дверь.
-Ну вообще-то у меня был другой план, но и этот тоже неплох – 
Согласилась Кэт.
А Штирлиц мысленно праздновал победу, по поводу того, что 
наконец-то он взял верх, и теперь Кэт слушается его, а вовсе не 
на оборот, как было все это время.
-Но у меня Катя, к тебе особое задание.
-И какое? Кстати, не называй меня здесь Катя, здесь я Кэт.
-Дак вот, у тебя есть водка?
-Ну могу найти. А что в баре уже все закончилось?
-Да нет-же. Просто там ее брать сейчас нельзя. Ну в общем, у 
этого бармена есть своя баня, которая находится прямо за 
стойкой.
-Ну знаю я, мылась там пару раз.
-Дак вот, он в свою баню с водкой не пускает. Поэтому ты 
сейчас достань где-нибудь в другом месте водки, спрячь ее под 
одеждой, и сходи в баньку помытся. Там где-нибудь спрячь 
бутылку. И про стаканы тоже не забудь. А дальше я уж там гостя 
напою, и ключ у него утяну.
-План у тебя Максим конечно хороший, но есть кое-что, что ты 
не учел:
во первых, баня отурывается только в час ночи, и я так 
понимаю, что вы собираетесь идти туда первыми. Ну да это не 
проблемма, я дам бармену денег, и уговорю его пустить меня 
помытся пораньше.
во вторых, ты ведь и сам напьешся в зюзю. Знаешь ведь, как 
алкоголь в бане-то действует.
Уж очень не хотелось Кэт сдаваться.
-А это не проблема. – Сообщил Максим. – У меня есть 
специальная таблетка, приняв которую, совсем не пьянеешь.
-Ну тогда Максим, ты просто гений!
-А я знаю.
Кэт подошла к холодильнику и вытащила оттуда бутылку водки.
-Для нас с тобой берегла. –Обьяснила она.
Затем она спрятала бутылку, стаканы и закуску под платье, взяла 
из небольшой кладовки мыло, полотенце и тазик, и вышла из 
номера. Она спустилась по прергнивей деревянной лестнице, и 
подошла к двери, ведущей в бар. Кэт открыла эту дверь, и 
оказалась внутри, где увидела уже привычную для нее картину. 
Взглядом она отыскала того самого бармена, который сейчас 
как раз был на своем рабочем месте, а именно у стойки, и 
направилась прямиком к нему, под влюбленные взгляды 
американцев, которые как-то увлеченно смотрели ей в след. Кэт 
подошла к бармену и спросила:
-Могу я помытся сейчас, мне срочно.
-Ой вы знаете, сейчас баня закрыта, приходите попозже. –
Ответил бармен, который к тому-же в силу своей ориентации не 
очень охотно пускал туда женщин.
Но у Кэт был веский аргумент, против которого не устоял-бы не 
один американец. Она демонстративно положила на стойку 
пачку денег, состоящую исключительно из крупных купюр.
-А ну вы бы так сразу и сказали, что вам так срочно надо 
помытся. –Загребая деньги, с довольной ухмылкой на лице, 
сказал бармен.
Он демонстративно раскрыл дверь своей бани, вежливо 
приглашая даму войти, хотя конечно лично до нее ему небыло 
ни какого дела. Кэт, улыбаясь самой себе, вошла в нутрь.
“Слава богу, баня уже растоплена” – подумала она.
Она разделась в предбаннике, повесив всю свою одежду на 
небольшую вешалку, и с тазиком под мышкой, вошла в саму 
баню. Там было довольно душно, так как ее только что 
растопили. Кэт начала искать то, ради чего она собственно сюда 
и пришла, а именно место, куда можно было-бы спрятать 
бутылку. Найти такое место оказалось не легко. Баня была 
изнутри вся обшита деревом, и казалась абсолютно ровной. И 
Кэт не нашла ничего лучше, как спрятать бутылку под скамью, 
на которой обычно парились. Справедливости ради нужно 
заметить, что настоящая русская баня была в америке большой 
редкостью, но тем не менее была весьма популярна, из-за 
скрытого интереса американского населения к ней. И поэтому 
люди, имеющие вот такие  маленькие баньки, имели очень даже 
неплохой доход. Кэт, спрятав бутылку, решила заодно и 
помытся, пользуясь случаем.

А в это время в России, старушка Никитишна, пришла в гости к 
старушке Прокофьевне, и две старые подруги сели вместе пить 
чай.
-Слухай, я тебе такое расскажу, не поверишь. – Сказала 
Никитишна.
-А что случилось? –Ответила Прокофьевна.
-Да представь себе, я тут ехала на днях в метро, и настоящего 
американского шпиена видела.
-Брешишь!
-Вот те крест.
-Ну тогда верю. Согласилась Прокофьевна. –А что-ж ты в 
милицию не позвонила?
-Дак ведь старая я, забывчивая. Узнала-то его, когда он ужо убег 
куда-то, по делам своим шпиенским.
-А как ты узнала, что он шпиен-то?
-Дак его-ж по телевизору показывали, этот, как его джеймс 
бонд, вот!
-Дак ведь я-ж тоже на днях бонда этого встретила! –Отозвалась 
Прокофьевна. –Его наши дети били, ну и я тоже помогла 
Родину от врага избавить. Дак я думала, что они его уже сдали 
куда следует.
-Да брешишь ты, Прокофьевна. Не может быть, чтобы мы 
стобой одного и того-же шпиена вместе встретили.
-Вот те крест.
-Тогда верю. Только вот упустили мы его зря. Слухай, а может 
мы его это, сами изловим. Нам и пенсию тогда прибавят.
-А что, давай.

На часах было уже без пятнадцати час, и Штирлиц направился в 
бар, на встречу с агентом ц р у джоном смитом. Смит сидел за 
стликом, уже изрядно подвыпивший.
-Ну как дела джон, получил свой ключ? –Поинтересовался 
Штирлиц.
-Да, получил. –Сказал агент ц р у. –Теперь вот надо завтра с утра 
к начальству ехать.
-А что-ж ты такой грустный, может случилось чего?
-Да нет, ничего не случилось, просто завтра опять с похмелья 
идти, опять выругают.
“Не за это тебя ругать будут” – подумал Штирлиц.
-Ну что, может в баньку? – Спросил он.
-Ну давай. – Как то вяло согласился джон.
Они подошли к бармену.
-Нам бы сейчас помытся. –Сказал Штирлиц.
-Знаю, знаю. Ваш друг уже заказал место. Проходите. Тазики и 
веники уже там. –Ответил бармен. –А у вас с собой водки 
случайно нет?
-Конечно-же нет. Мы ведь в баню пришли мытся, а не водку 
пьянствовать.
-Сейчас проверим. - Сказал бармен и начал обыскивать джона, и 
делал он это конечно-же с особым удовольствием.
-Так, у джона ничего нет. А у вас гер Штирлиц?
И бармен потянул свою мерзкую руку к Максиму. Но максим 
сильным и резким движением, резко перехватил ее в области 
запястья.
-У меня ничего нет! – Сказал он тоном, не терпящим никаких 
дальнейших вопросов.
-Но зачем-же так грубо, гер Штирлиц. – Сказал бармен.
-А чтобы не повадно было. –Ответил Максим.
И они с джоном зашли внутрь, а бармен остался стоять, потирая 
запястье. Естественно прийти и посмотреть на голых мужчин он 
не решился, потому что очень испугался Штирлица.
Штирлиц и джон разделись в предбаннике, и повесив одежду на 
небольшую вешалку вошли внутрь. В бане было очень душно, 
так как в ней недавно мылись, не трудно догадаться кто именно.
-Ну что попаримся? –Предложил джон.
-Конечно попаримся. –Сказал Штирлиц. –Но сначала может 
выпьем чуток?
-А чего выпьем-то. У нас-же ничего нет?
-А, сейчас поищем.
Штирлицу долго искать не пришлось, так как скамья была 
только одна, и бутылка стояла под ней, слева, возле самой 
стены, как и сказала ему Кэт. Стаканы и огурец находились там-
же.
-Оо! –Воскликнул джон.
-Вот так. –Ответил ему Максим, и принялся откупоривать 
бутылку.
И тут он вспомнил! Таблетка! Он забыл принять таблетку! Она 
осталась лежать в кармане одежды, которую он оставил в 
пердбаннике. А теперь трудно было найти причину, чтобы 
вернутся туда. Максим немного волновался. Нет, план конечно 
из-за этого не провалится, но может пойти не так, как надо.
-Слушайте Штирлиц. –Внезапно сказал джон. –А ведь банщик 
забыл про мыло. Я пожалуй схожу, попрошу его.
-Нет, сиди джон! Ты и так уже сильно устал. Я сам пойду за 
мылом.
-Ну и нормально. – Согласился джон.
Штирлиц вышел из душной бани в предбанник, затем 
обернувшись в полотенце направился к выходу. Хотя конечно 
ему не очень хотелось показываться перед барменом в таком 
виде. Но ничего не поделаешь, надо для дела. И Максим слегка 
приотворив дверь, высунулся в нее.
-Эй банщик! - Крикнул он.
-Ну что геру Штирлицу на это раз не угодно?
-Ты мыло нам дать забыл.
-А, сейчас-сейчас.
И бармен вытащил из-под стойки два куска мыла.
-Вот, нате. Может еще чего нибудь желаете?
-Нет, на этом все, спасибо. – Сказал Штирлиц, и скрылся в 
предбаннике.
Воспользовавшись случаем, он сразу полез в карманы одежды 
джона, за тем самым ключем. И, покапавшись некоторое время в 
его одежде, он обнаружил в одном из карманов ключ. Но это 
был ключ от номера джона, а Штирлицу был нужен другой, 
электронный ключ от компьютера ц р у, которого в одежде 
джона не было.
“Вот неудача” – Подумал Штирлиц. - “Хотя может быть и удача. 
Ведь теперь, благодаря забытому мылу, я могу распросить 
джона о том, где находится ключ. А ведь если бы банщик не 
забыл дать нам мыло? Ведь тогда бы вся операция могла 
полететь коту под хвост. Хотя и сейччас все висит на волоске.”.
Штирлиц искренне полагал, впрочем как и Кэт, что ключ джон 
положит в один из карманом. И сейчас Штирлиц в очередной 
раз убедился, что нельзя недооценивать противника.
Окончательно убедившись, что его поиски бесполезны, Максим 
оставил одежду агента ц р у в покое, и полез в карман своей 
одежды, за таблеткой, запить которую было конечно нечем. 
Поэтому Штирлицу пришлось проглотить ее так.
Затем он вошел в баню, где его все это время ждал джон.
-Ну как, соскучился без меня? –Спросил Максим.
-Конечно, ведь бутылка-то стоит! – Шуткой ответил джон.
И Максим принялся разливать содержимое бутылки по стаканам. 
Разлив, он отложил бутылку в сторону, и взял свой стакан. 
Джон, соответственно взял свой.
-Слушай, джон, раз уж мы находимся в русской бане, то может и 
выпьем по русски.
-А это как?
-Ну как полагается с тостом. Да ты смотри у учись.
Уж очень не хотелось Максиму пить водку по американски, без 
тоста, без всего. Он, как истинный русский, считал, что это 
просто неприлично.
Штирлиц разломил огурец пополам и дал половтнку джону. Он 
произнес короткий тост:
-Ну, за интеллект!
-А что это. – Спросил джон.
Штирлиц не ожидал от агента ц р у такого тупого вопроса, но 
обьяснять ему это у него не было ни малейшего желания.
-Да неважно. Когда мы допьем бутылку, тебе он уже не 
понадобится. – Ответил Штирлиц.
-Ну тогда за интеллект. –Повторил джон, и они со Штирлицем 
чекнулись стаканами. Осушили их, закусили огурчиком.
-Ну как тебе русская водка в бане?
-Ничего, только чувствую, что сейчас начнется.
-Что начнется?
-Ну водка в бане, сам понимешь?
-Понимаю. Слушай, джон, а может еще по одной?
-А помытся?
-Еще по одной, и помоемся.
-Ну тогда давай. –Согласился джон, так как был уже сильно 
пьян.
Все-таки алкоголь в бане пить не рекомендуется. Так как очень 
уж сильно он по мозгам в ней дает.
Они выпили еще по одной, на это раз за русскую баню, и 
Штирлиц почувствовал, что клиент готов.
-Кстати джон..
-Чего?
-А где-же сейчас находится ключ, который вы получили?
-А, этот. В моем номере, в сейфе. –Пьяным голосом, шатаясь 
ответил джон, уже практически ничего не соображая.
Но Штирлиц принял таблетку, и был вполне трезв.
-А сейф наверное у вас с кодом?
-Да, с кодом. Только я его все время забываю. Сложный уж он 
очень.
-Что настолько сложный?
-Конечно. Как его там: 555, нет. 777, нет, я опять забыл.
Джон тупо почесал в своем затылке.
-А, вспомнил! 666 06 06 1666 – Число переселенцев, прибывших 
на “мэйфловере” и дата их порибытия на американский материк.
“Лопух!” – Подумал Штирлиц.
-Ну что, дорогой друг джон, может еще по одной?
-А помытся?
-Еще по одной и помоемся.
-Ну давай. –Согласился джон, тем более что сейчас он уже даже 
толком не понимал, где находится.
Штирлиц разлил содержимое бутылки по стаканам. Джон взял 
свой стакан, дрожащей рукой, и спросил:
-За что пьем?
-За то чтобы доблестные разведчики выполнили свое задание, а 
всякие недотепы провалили.
-Поехали! – Сказал джон.
“Ну и дурак же ты” – подумал Штирлиц.
Джон осушил свой стакан, и забыв закусить громко произнес:
-А теперь мыться!
И повалился со скамьи на пол, лицом вниз, где благополучно и 
уснул.
-Спи, моя радость, усни. –Сказал Штирлиц, и вышел в 
предбанник.
Там он быстро оделся, вытащил из кармана пиджака джона 
ключ от его номера, и вышел из бани.
-Ну, гер Штирлиц, а где-же ваш друг? Неуж-то вы забыли его 
там? –Ехидно спросил его бармен.
-Да, он там водки напился, и уснул. Я думаю, что его не стоит 
тревожить.
-Как напился? Откуда у него водка? И почему вы трезвы? – 
Начал возмущвтся бармен.
-Я трезв потому что не пил. Нельзя в бане пить. А водку он с 
собой пронес.
-Но как!? Я же его обыскал! – Удивился бармен.
-Ну он спрятал ее там, куда бы вы очень хотели заглянуть, но не 
заглянули. – Вышел из положения Максим.
-Все, теперь никаких поблажек. Только полный личный 
досмотр.
“Ну-ну. Тогда число твоих клиентов явно немного 
поуменьшится” – Подумал Штирлиц, и вышел из бара.

Он поднялся по лестнице к номеру джона. Медленно подошел к 
его двери и огляделся по сторонам. Никого не было. Но это 
отсутствие людей, тем не менее все равно делало атмосферу 
весьма волнующей. Максим вставил украденный ключ в замок, и 
повернул его пару раз. Дверь со скрипом, который сильно 
встревожил Максима, открылась. И он вошел в аппартаменты 
агента ц р у. Надо заметить, что комната джона ничем не 
отличалась от его комнаты. Все было один-в-один похоже. Была 
лишь одна небольшая деталь, которая делала хоть немного 
разными эти две комнаты. Это был небольшой сейф, стоящий на 
небольшом столике.
Штирлиц медленно, чтобы не создавать лишненго шума, 
подошел к сейфу, на котором он обнаружил электронный 
кодовый замок. Штирлиц ловким нажатием руки ввел код:
666 06 06 1666. На кодовом замке загорелась зеленая лампочка, 
и из динамика, что находился ровно под ней, негромко заиграл 
гимн разьединенных штатов америки.
Штирлиц аккуратно открыл дверь сейфа. Внутри он увидел 
только дипломат, и больше ничего. Он взял дипломат и 
аккуратно его открыл. Ключ лежал там. Максим вытер пот со 
лба. Он хоть и был очень опытным разведчиком, все-же 
немного волновался. Штирлиц взял ключ, положил его в свой 
карман, закрыл дипломат, положил его в сейф, закрыл сейф, и 
вышел из номера.

Он огляделся по сторонам, и вошел к себе. Там удобно 
устроившись на кровати, спала Кэт.
-Кэт проснись. –Тихо сказал, вернее почти прошептал ей на ухо 
Максим.
-Достал кюч? – Полушепотом спросила она его, проснувшись.
-Да он у меня. Можешь спать спокойно.
-Да спасибо, уже разбудил. – Ироническим тоном произнесла 
Кэт.
-Ну раз ты уже проснулась, могу сообщить тебе все детали 
операции.
-А чего сообщать-то. Вы там нахрюкались вдвоем, и ты 
вытащил ключ у него из кармана.
-Да нет, все пошло меленько не так, как планировалось. –Сказал 
Максим, и сообщил ей все детали операции, которые Кэт с 
умным видом выслушала, а потом добавила:
-Это конечно на много хуже, но главное, что ключ у нас. Да, и 
еще один вопрос. Хотя я наверное и так надоела тебе со своими 
вопросами и нравоучениями. Ты ведь конечно-же и сам 
догадался перед тем как войти в номер джона, надеть перчатки?
Штирлиц многозначительно молчал...
-Как Максим, ты забыл надеть перчатки? Ты же там наследил!
-Ну и что. Они у меня даже пасспорт в аэропорту не проверили. 
Уж отпечатки пальцев-то они проверять точно не станут. –
Спокойным и уверенным голосом ответил Максим.
-Максим, ты плохо знаешь американцев. Они дебилы, но у них 
есть мания, при любой краже проверять отпечатки пальцев. 
Максим, нас могут раскусить. – Почти плакала Кэт.
-Не волнуйся ты так. Ну даже если и проверят, откуда они 
узнают, что эти отпечатки мои?
-Тоже верно. Но в любом случае теперь они будут думать, что 
ключ специально похитили. И никуда он случайно не терялся. 
Нам нужно воспользоваться им как можно скорее, пока они не 
заметили кражи.
-И что прикажешь делать?
-Уходим из этой гостиницы сегодня-же. И сразу-же начинаем 
выполнять следующее задание.

А в это время в России был уже почти полдень. И жаркое летнее 
солнце сильно пекло семерых пионеров, тащивших на себе тело 
агента 0,07 джеймса бонда.
-Ну вот почти уже и пришли. –Сообщил один из пионеров 
своим товарищам.
-Да давайте здесь его и вывалим. Надоело тащить такую 
тяжесть. –Сказал другой пионер. –Вон тут и помойка как раз 
есть.
И пионеры посовещавшись решили аккуратненько уложить тело 
агента 0,07 на этой куче мусора. Так они и сделали. И теперь 
бонд лежал весь в грязи, около стены крайнего гаража 
заброшенного гаражного комплекса, который представлял из 
себя лабиринты из гаражей. Гаражи эти забросили много лет 
назад. Не на все из них даже успели установить двери. Но зато 
почти в каждом гараже было по кессону.
-Ну я звоню. –Сказал старший пионер, доставая из кармана 
сотовый телефон. Он набрал номер телефона ФСБ, котрый 
должен был знать абсолютно каждый, кому был повязан 
пионерский галстук.
-Алло, это говорит пионер-вожатый Александр. Мы собирали 
металл и случайно наткнулись на тело мертвого человека. По 
моему это тело принадлежит иностранному шпиону джеймсу 
бонду. Да, мы находимся на краю заброшенного гаражного 
комплекса. Около гаража номер1013. Хорошо мы вас здесь 
ждем.
-Ну что они сказали? Полюбопытствовался самый маленький 
пионер.
-Сказали, что через пятнадцать минут будут. –Ответил пионер-
вожатый.
Они насыпали на тело бонда еще мусора, и когда оставалось 
всего несколько минут до прибытия ФСБ, выстроились в стенки 
спиной к бонду и лицом к тому месту, откуда должен был 
показаться автомобиль.

Бонд пришел в себя после сильного шока, вызванного страхом и 
сильным стрессом. Он как всегда перво-наперво огляделся по 
сторонам. Он с удивлением обнаружил, что лежит он в помойке 
на куче какого-то мусора, а перед этой кучей стоят 
выстроевшись в ряд семь пионеров. Бонд хоть и был человеком, 
больным на голову, но все-же сообразил, что не стоит их 
беспокоить. Он тихо приподнялся, и стараясь не издавать ни 
единого звука, медленно пополз за стенку примыкающего к куче 
мусора гаража. Надо заметить, что быть относительно 
беззвучным у него получилось, так как шорохи, издаваемые им, 
заглушил звук приближающегося автомобиля.
Пионеры заслышав ровный звук двигателя выпрямились и когда 
черная волга вынырнула из-за поворота и остановилась прямо 
перед ними, демонстративно отказыряли вышедшим из нее 
людям в черных костюмах. Один из агентов Российской 
разведки, шедший первым спросил у ребят:
-Так, ну ваше счастье, если это действительно бонд, и вы ничего 
не перепутали.
-Нет, уж бонда-то мы узнаем.
-Ну тогда показывайте, где тело.
-Дак вот-же оно. –Пионер-вожатый указал на пустую кучу 
мусора позади себя.
-Простите, но там никого нет. –Слегка возмущенно сказал 
капитан ФСБ.
-Как нет. Вот-же он.
Пионеры обернулись, и их лица застыли в полном недоумении.
Куча, на которой только что лежал труп была пуста.
-Ну и где-же ваш труп? Убежал? – Спросил агент.
-Но он-же только что был здесь. –Сказали почти хором сразу 
несколько пионеров.
-Ну пойдемте поищем, может он за угол закатился.
Бонд при этих словах, юркнул в первый гараж, на котором по 
счастию не было двери. И аккуратно спустился в кессон, где и 
затаился. Бонд очень боялся агентов ФСБ. Он уже бывал как-то 
раз у них на допросе, и низачто не хотел, чтобы это повторилось 
еще хоть раз.
Агенты и пионеры обошли кучу, осмотрели всю примыкающую 
к ней территорию, но тела не обнаружили.
-Ну что хулиганим, да? –Уже сурово обратился к пионерам 
капитан ФСБ.
-Но мы кленемся, что он был здесь.
-Это вы дома, родителям будете рассказывать, потому что 
сейчас мы с вами подождем пока приедет еще одна машина, и 
все вместе поедем к нам, в отделение. И отпустим мы вас только 
когда за вами придут ваши родители.
-А может не надо родителям говорить. – Спросил один из 
пионеров. Он-то конечно знал что он ни в чем не виноват, но 
разве ему кто-нибудь поверит.
-Нет, надо! Иначе вы совсем распоясаетесь.–Сказал капитан 
ФСБ.
Бонд услышал, как подьехала вторая машина, как все туда сели и 
уехали. На всякий случай он просидел в кессоне еще около 
получаса. А затем вылез, и стал бродить по гаражному 
комплексу, в поисках выхода. И часа через два он его нашел. И 
затем благополучно принялся гулять по Москве, в поисках сам 
не зная чего.




Глава 7. Невыполнимых миссий не бывает.

Бонд долго шел в неизвестном направлении, пока наконец не 
наткнулся случайно своим взором на компанию металлистов, 
которую он хорошо помнил еще с прошлой встречи. Ему опять 
повезло, и металлисты его не заметили, и поэтому он решил 
немного изменить траекторию своего пути, чтобы обойти их 
стороной, и как можно дальше. Тем более, что ему было все-
равно куда идти. На улице темнело, и народу на улицах Москвы 
становилось все меньше и меньше. Кто разбредался по домам, а 
кто шел развлекаться. Во всяком случае, все были заняты 
своими делами, и на бонда никто не обращал никакого 
внимания. Бонд помнил о своем задании, но сейчас ему почему-
то не хотелось идти к кремлю. Тем более, что он был голоден, и 
в данный момент только это чувство двигало им. Бонд не ел уже 
несколько дней, и поэтому еле передвигал ноги. Наконец, выйдя 
на один из центральных проспектов столици, бонд увидел 
огромную надпись, на которой было написано – “Ресторан”.
Не долго думая, бонд пошел к своей заветной цели.
Ресторан был все ближе и ближе. И вот бонд открыл дверь, и 
вошел внутрь. Он огляделся по сторонам: элитный Московский 
ресторан показался ему чуть-ли не самым красивым местом на 
земле. И бонд, уже чувствуя, как приятный запах вкусной пищи 
проникает ему в нос, инстинктивно повернулся в сторону входа 
в обеденный зал.
Но войти в этот зал ему не дали...
-Товарищ, у нас тут приличное заведение, а не черти знает что. 
Вы наверное ошиблись дверью. –Сказал ему подошедший 
охранник.
-Да нет, я не ошибся. Мне нужно в ресторан. –Начал возражать 
бонд.
-Да, а зачем?
-Ну, я есть хочу!
-Я думаю, что вам придется поесть в другом месте. У нас здесь 
солидное помещение,  и мы не можем пропустить вас в такой 
одежде.
Бонд посмотрел на свой мятый костюм, который он несколько 
часов назад вытащил из своих семейников, куда как он помнил, 
его засунула садистка.
-Ну пожалуйста, я очень хочу есть! –Бонд решил взять 
охранника на жалость. Он ведь не знал, что в России в охрану 
берут только парней с крепкими нервами.
Охранник, как ему и полагается, был невозмутим. Он 
невозмутимо взял бонда за шкирку, и вынес из ресторана.
-Товарищ, не знаю как вас там, в конце этой улици есть дешевое 
кафе, там вам советую и поесть. –Сказал охранник, и указал 
бонду соответствующее направление.
Бонд даже спорить не стал, а лишь медленно поплеся туда, куда 
ему указали. Вообще-то он не слышал, чтобы кафе хоть когда-
нибудь были-бы дешевыми. Но удивлятся ему было некогда, так 
как он с каждой секундой чувствовал себя все голоднее и 
голоднее, да еще и запах из ресторана усилил это, и без того, не 
слабое чувство в геометрической прогрессии.
Но пройдя по улице минут пять, агент 0,07 все-же достиг 
желаемого. Он стоял перед дверью, надпись на котоой гласила – 
“Хард Рок кафе  “Патриот”. А под ней еще одна надпись – 
“Сегодня и ежедневно в нашем клубе Вас ждет стриптиз, в 
исполнении самых красивых девушек Москвы!”
Бонду понравились обе эти надписи, и он, тихонько отворив 
дверь, вошел внутрь.
Вообще-то это был не ночной клуб в которых бонд любил 
проводить время в своей америке, а настоящее русское хард рок 
кафе, просто слегка видоизмененное. Вообще-то подобные 
заведения впервые появились в америке, но как и все хорошее в 
этой стране, быстро исчезли. А вот в России они хорошо 
прижились, и теперь мало кто помнил, откуда они появились. 
Бонд правда не любил тяжелую музыку. Она конечно была в 
америке некогда популярна, но как и все хорошее в этой стране, 
быстро прошла. Потому что мода на нее быстро сменилась на 
моду к другой музыке. Мода вообще имеет такую тенденцию, 
быстро проходить, особенно на что нибудь хорошее, особенно в 
америке. Американци впринципе такой народ, который сильно 
подвержен течению моды. Но сегодня мода такая, а завтра уже 
другая. Они не умеют выбирать из всего только лучшее. А 
потому их цивилизация и зашла в тупик. Постоянно некая 
группа лиц, связанная с телевидением и СМИ, придумывала что-
то новое, чтобы на этом новом заработать, причем как ни 
странно, каждый раз все более и более безвкусное, расчитанное 
на идиотов. Сначала деградировали фильмы, потом и без того 
слабая система образования... Ну да оставим эту тему впокое, и 
вернемся к музыке. В Росиии, как раз наоборот, тяжелая музыка 
хорошо прижилась, и с каждым годом становилась все более и 
более распространенной среди масс.
Но бонду не было до этого никакого дела, ему сейчас хотелось 
только поесть. И он, пройдя мимо охраны, которая проводила 
его весьма недобрым взглядом, вошел в основной зал.
На сцене играла известная российская группа, и вданный момент 
она играла песню о правде. Грубый, но приятный голос 
вокалиста пел:

На планете, что зовется землей.
Живет вид, что зовется людьми.
И тысячи лет день за днем.
В заблуждениях ходят они.

Им так лень оглянуться вокруг,
Им так лень присмотреться вперед.
Каждый знает лишь собственный мир,
И вот так жизнь их и идет.

Здесь нет света,
Здесь нет тьмы.
Бога нет, нет Сатаны.
Твоя религия - лишь ложь,
Свои страхи уничтожь.

Здесь нет зла,
Здесь нет добра.
Вместо них лишь ложь была.
Ложь придумана, быть может,
Чтобы правду уничтожить.

Правда чище, чем солнца восход,
И ужаснее, чем страшный сон.
Говоят кто - то прав, кто - то нет,
Я скажу: правы все, и никто.

Правда не бывает одна,
Не бывает одна никогда,
Разобратся - кто прав, здесь нельзя.
И вот в этом то вся и беда.

Здесь нет света,
Здесь нет тьмы.
Бога нет, нет Сатаны.
Твоя религия - лишь ложь,
Свои страхи уничтожь.

Здесь нет зла,
Здесь нет добра.
Вместо них лишь ложь была.
Ложь придумана, быть может,
Чтобы правду уничтожить.

А из труб вырывается дым,
Закрывая небес синеву.
Им зеленый нравится цвет,
Им бумага заменит траву.

Здесь героев и злодеев нет.
Здесь на все закрывают глаза.
Хотя жизнь–это всего лишь сон.
И весь мир в этой спячке всегда.


Бонд, как и многие другие американци был туп от рождения, и 
поэтому песня показалась ему не интересной, так как он не 
понимал ее смысла. И поэтому он не стал ее слушать дальше, а 
отправился за стойку, делать заказ.
Он подошел к стойке и спросил у бармена, что у них есть из 
пищи. После изучения, предложенного барменом, меню, бонд 
сделал заказ, и отправился за свой столик. И надо сказать, что 
столик он выбрал себе весьма удачно. Так как тот стоял в цетре 
зала, рядом с шестом, вокруг которого красиво танцевала одна 
из стриптизерш. Бонд не отводя глаз от красавици, медленно 
уселся за свободный стол. Он даже не заметил, что все 
присутствующие как-то странно смотрят на него. И 
действительго, человек в грязном мятом костюме, смотрелся 
абсолютно левым, в компании настоящих металлистов. 
Естественно, что единственная офииантка, обслуживающая 
посетителей, в последнюю очередь решила обслужить именно 
его.
И поскольку бонду все-равно делать было нечего, он стал 
слушать следующую песню, молодой металлической команды. 
Песня эта носила название “Герои и злодеи”.

Кого ведем на плаху,
Кому плюем в лицо.
А до кого нам вовсе,
Подавно, все равно.

Пред кем сгибаем спины,
Кому несем цветы.
Одних к святым относим,
Других к посланцам тьмы.

Победителей не судят,
Хоть игра велась не честно.
Правда никому не интересна.
        ...
Фальшивая гордость
Льет через край:
Враги пойдут в ад,
Друзья пойдут в рай.

Все те, кто решает так
Судьбы земли,
Они так горды,
Они так горды.

Вот так вершиться казнь.
Таков наш "правый суд"
Так все без сожаленья,
Других на смерть ведут.

А тот, кто был героем.
В очередной войне,
Не знает сам порою
На той ли он стороне.

Победителей не судят,
Хоть игра велась не честно.
Правда никому не интересна.
        ...
Фальшивая гордость
Льет через край:
Враги пойдут в ад,
Друзья пойдут в рай.

Все те, кто решает так
Судьбы земли,
Они так горды,
Они так горды.

Жизнь такая вещь,
Сложная игра.
Легче умереть,
Чем понять врага.

Для одних, герой,
Для других, злодей.
Очень сложно все,
В мире у людей.

        ...

У всех свои причины,
Творить другому зло.
Но забывать не стоит,
Нам правило одно:

Ведь те кого мы судим,
Те судят так-же нас.
И может быть злодеем,
Они считают вас.

        ...

Жизнь такая вещь,
Сложная игра.
Легче умереть,
Чем понять врага.

Для одних, герой,
Для других, злодей.
Очень сложно все,
В мире у людей.

Бонд дослушал очередной музыкальный шедевр, но так и не 
понял его смысла. Впрочем ему это ни сколько не мешало.
К нему подошла официантка, и принесла на блюде еду, которую 
бонд стал с аппетитом уплетать.
А в это время вокалист группы, который представлял из себя 
настоящего русского парня, начал обьявлять следующую песню:
-Дорогие друзья (обратился он к публике), как вы все знаете, 
америка сегодня совсем распоясалась. Она постоянно лезет во 
внешнюю политику, хотя и с внутренней-то своладать не может! 
Она, подобно вирусу, стремится распространить свое влияние на 
всю Землю. А зачем? Лично я считаю, что из-за нехватки ума! 
Разве плохо жить в мире и гармонии со всеми! Дак нет же, они 
пытаются монополизировать все, все что могут. Пытаются 
завладеть всеми возможными монополиями, и в том числе 
самой страшной монополией – монополией на смерть...
И группа начала исполнять свою новую песню:
                
Появившаяся в небе бомба,
Опалила весь город до тла.
Миллионам невинных японцев,
Смерть и муки она принесла.

Разбомбили Хиросиму,
Стариков убивая с детьми.
Люд косили, как скотину,
Говорили, что правы они.

Ложь поставив на защиту,
Свою власть, свое место стеречь.
Их всегда собой манила,
Монополия на смерть.

Да, все это сделал США.
Идет за первенство война.
Война без жертв - это мечта.
И кровь струится, как река.

Используя медленный яд,
Они хотят мир отравить.
Но правду знаем мы о них,
Наш разум им не победить.

А ракеты все летели,
Убивая невинных людей.
Сердце женщин разрывалось,
За что? их убили детей.

В чем младенциы виноваты?
Что родились лишь сутки назад.
Их еще не окрестили,
Они сразу отправились в ад.

Превратились в ад Балканы,
Но им было на то наплевать.
Лишь бы тот скандал с Ливински,
Поскорее бы чем - то замять.

Да, все это сделал США.
Идет за первенство война.
Война без жертв - это мечта.
И кровь струится, как река.

Используя медленный яд,
Они хотят мир отравить.
Но правду знаем мы о них,
Наш разум им не победить.

Но вот пробил час расплаты,
Страх и слезы у них на глазах.
Рухнул их торговый центр,
Обратился, осыпавшись, в прах.

Президент их разошелся:
Типа, "как эти звери могли"
Он забыл сказать лишь правду,
Что все люди на свете равны.

Никто не хочет жить в изгоях,
И не хочет никто умирать.
Это главный принцип жизни,
США, может хватит вам врать!

И тут произошло неожиданное...
-Непозволю, непозволю про сша такие песни петь! –Вскрикнул, 
резко подпрыгнув со стула, бонд.
Музыканты, не успев сыграть припев, неожиданно перестали 
играть, и как-то злобно посмотрели в сторону бонда. Один лишь 
барабанщик, по инерции продолжал отстукивать ритм.
-Я не позволю вам... –Захлебываясь в слюне кричал бонд, 
быстро приближаясь к сцене.
-Да, а кто ты собственно такой! –С презрением обратился к нему 
вокалист группы –Всю песню нам испортил, выступаешь тут...
-Я гражданин разьединенных штатов америки..
-Ах, так ты еще и гнида американская! А вот если я тебе сейчас 
морду набью? –Громогласно, полушитливым тоном, произнес 
вокалист группы, презрительно глядя на бонда.
-Непозволю! Слышите, непозволю мне морду бить! –Выкрикнул 
бонд.
-Чё!!! –Протяжно сказал вокалист, слезая со сцены.
Бонд неуверенно сделал шаг назад, но это ему не помогло...
Вокалист, своим русским кулаком, заехал ему прямо в 
переносицу.
-Ну как тебе русский ответ, гнида американская, еще хочешь?!
-Нееет!
-Зато я хочу!
И вокалист группы накинулся на бонда, с яростью колотя его 
руками и ногами. Вскоре к нему присоединились остальные 
металлисты, которые находились в этот момент в хард рок кафе, 
и показали капиталисту падонку такую кузькину мать, которая 
ему и в страшном сне не снилась.

А пока металлисты развлекались, в далекой америке, двум 
российским разведчикам приходилось на скорую руку менять 
все планы.
-Максим, ты все собрал?
-Да. Но я все равно не пойму, зачем нам лезть в окно. Мы бы и 
через дверь преспокойно вышли. Вот вечно ты все усложняешь, 
а на самом деле все намного проще.
-Да нет, не проще! –Ответила Штилицу Кэт.
-Ну-ну! Кэт у нас самая умная, все всегда знает... Ты-то между 
прочим выспалась, пока я в этой проклятой бане парился, этот 
несчастный ключ доставал.
-Максим, ты еще успеешь выспаться. Ну я-же тебе говорю, что 
они первым делом на нас с тобой и подумают. Вечером украли 
ключ, а утром двое уже сьехали. И на этих двоих, то есть на нас с 
тобой, сразу все подозрения и падут.
-Ну хорошо. Но даже если мы уйдем отсюда по тихому, через 
окно, они все равно заметят, что двое исчезли из гостиници. И 
тогда, даже такие идиоты, как они, поймут что ключ у этих 
двоих.
-Да, но пока они обнаружат, что двое постояльцев куда-то 
исчезли, пройдут не одни сутки. Сразу ведь на нас не подумают. 
Пока всех проверят, пока выяснят, что двоих нехватеет... А мы 
тем временем уже этим ключем и воспользуемся.
-И когда мы интересно им воспользуемся? –Спросил Штирлиц.
-Сегодня в полдень и воспользуемся.
-А как...
-Как именно, раскажу по дороге. Всё пошли, пока все 
постояльци не проснулись.
Кэт подошла к окну, и раскрыла его настеж. Затем она взяла, 
лежащее на подоконнике, подобое веревки, которое она 
пятнадцать минут назад связала, из простыней, и спустила их с 
окна. Конец, который остался у нее в руках, она привязала к 
батарее, которая как всегда, распологаласт под окном.
-Максим, ты запер номер?
-Да запер, запер. Сама-же видела, и чего переспрашиваешь. 
Ладно, полезли.
И двое агентов ФСБ спустились с окна по самодельной веревке.
-Ну вот –Сказала Кэт. –Пока они догадаются сломать дверь, 
пока увидят веревку... Вобщем для них все будет уже слишком 
поздно.
-А для нас, встать в пять утра, слишком рано! Да еще и время у 
них по другому идет, у нас ночь, у них утро... Вобщем, если я по 
дороге засну, то я не виноват! Ты-то небось уже привыкла.
-И ты привыкнешь. А сейчас пошли.
И двое агентов, пошли безлюдными американскими задворками, 
к пункту назначения. Было чуть больше пяти утра, грязный 
город нью-ёрк только начал просыпаться, по улицам начали 
ездить автомобили, создавая характерный шум, американци 
начали потихоньку просыпаться, и собираться на работу. 
Утренний туман (точнее осевший смог), плотно клубился над 
землей, создавая нулевую видимость. И наши агенты медленно 
шли, попутно обсуждая детели миссии.
-И так, сейчас мы арендуем пожарную машину, и под видом 
пожарных проникаем в офис цру. Затем, запираемся в кладовку, 
переодеваемся, и я разбираюсь с мистером смитом, главой этой 
организации. А ты в это время проникаешь по вентилиационной 
шахте в компьютерную комнату, отвинчиваешь 
вентилиационную решетку, разбираешься с лазерами, и 
закрепляешь оборудование. Дальше, подоспеваю я, и спускаю 
тебя вниз. Запомни, пол в этой комнате утыкан всевозможными 
датчиками. Стоит хоть капле пота упасть на него, и загудит 
сирена.  Поэтому ты, повиснув в воздухе, вставляешь ключ в 
компьютер, и записываешь информацию на дискету. А затем мы 
по тихому сваливаем. Ты все понял?
-Все, кроме одного. Потом-то я смогу наконец выспаться?
-Сможешь.
-И на том спасибо. Кстати, вон там вдалеке это не твоя 
пожарная?
-Она самая.
-Ну что-ж, пошли покалякаем с твоими знакомыми.

А в это время, в гостиницу уже прибыла группа агентов цру во 
главе с мистером смитом, непосредственным начальником 
джеймса бонда. Расположилась эта группа в комнате джона.
-Итак, мистер смит, вы утверждаете, что ключ похитили прямо 
из вашего сейфа. –Спросил его мистер смит, тот который 
директор цру.
Справедливости ради нужно заметить, что у них там, в этой 
организации, почто у всех была фамилия смит, и почти всех 
смитов звали джон.
-Нет, мистер смит... То есть да, мистер смит. Его украли... –И 
джон виновато опустил глаза.
-И как-же это могло произойти? Кстати, очень хорошо что вы 
нас вовремя вызвали, возможно преступники еще не успели 
скрыться.
-Возможно...
-Что значит “возможно...”. Джон, вам доверили самое 
ответственное задание, мы оказали вам высокое доверие. А вы? 
Эх вы, джон...
-Я больше не буду. –Виновато попытался оправдаться джон.
-А больше и не надо. Вы больше не работаете в цру.
-Но уменя же, жена и дети. Вы не можете выкинуть меня на 
улицу! –Запротестовал джон.
-Ну не волнуйтесь вы так. На улицу вас никто не выкинет. Мы 
вас похороним как полагается, со всеми почестями.
-Как похороните!
-А так. А вы думали, что из нашей организации так легко уйти? –
Не проявляя ни малейших признаков эмоций, сообщил ему его 
шеф.
-Простите меня пожалуйста, я больше не буду... –Заплакал джон.
-Не плачте. Ненавижу когда мужчины плачут. Так уж и быть, 
дам вам последний шанс. Учтите джон, последний!
-Я все сделаю, только не надо меня хоронить.
-Вот это уже лучше. Найдите злоумышленников, и отберите у 
них ключ. Кстати, вы не предполагаете, кто бы это мог быть.
-Не предполагаю...
-Ну тогда мы предположим. –С долей иронии ответил директор 
цру, и обратился к двум своим агентам, расположившимся возле 
сейфа:
-Проверте все отпечатки в этой комнате. И сопоставте их с 
отпечатками всех постояльцев. Естественно, ни кого из 
гостиници не выпускать, и конечно-же не впускать. И проверте 
тех, кто покинул гостиницу сегодня утром, на них самое сильное 
подозрение. А вы джон смотрите у меня... Еще одной 
опошности я от вас не потерплю.

Штирлиц и Кэт сидели в пожарной станции, и торговались с 
брандмейстером:
-Что это значит, сегодня не можете –Кэт была как всегда в 
своем репертуаре –Мне машина нужна сейчас-же. И мне плевать, 
что она у вас осталась только одна. Мы ее вам сразу-же и 
вернем. 
-Но поймите, госпожа Кэт, а если вдруг пожар, на чем мы 
поедем?
-Меня это не сильно волнует. У нас с вами был уговор. Но так и 
быть, если две машины вы уже продали, и эта машина у вас 
последняя, то плачу за нее вдвое больше. И заметте, я ее у вас 
арендую, а не покупаю. Вы ничего не теряете. В конечном счете 
у вас остается и машина, и деньги еще на две таких.
-На три таких! –Перебил ее брандмейстер.
-Хорошо, на три дак на три. А вы от жадности-то не лопните?
-Да нет, знаете-ли, пока еще не лопал.
-Ну смотрите. Вот деньги.
И Кэт протянула продажному руководителю пожарного депо 
города нью-ёрка пачку денег.
-Хорошо, теперь я вам покажу товар. –Широко улыбаясь сказал 
брандмейстер.
И все трое спустились по пожарному шесту в гараж.
-Вот ваша машина. Но смотрите, она ваша только до вечера. 
Потом вы ее вернете!
И тут остальные пожарные, уныло распивающие спиртные 
напитки в гараже, не на шутку встревожились.
-Это-же последняя машина! –Хором сообщили они 
брандмейстеру. –На чем мы потом пожары тушить будем?
-Эти люди берут ее только в аренду. И вечером обещаются ее 
вернуть.
-Ага, а если в то время, пока они катаются, произойдет пожар?
-А если-б, да кабы... Не помню, как дальше эти русские говорят, 
да вобщем это и не важно. До вечера весь нью-ёрк не сгорит. А 
вечером, если что, мы все и потушим. А если будут возмущатся, 
что мол поздно приехали, мы им скажем, что это был знак 
протеста. И что за такое финансирование мы могли-бы и 
вообще не приезжать.
-Тоже верно, пусть поднимут нам зарплату! И с техникой у нас в 
напряг. Пусть пришлют еще машин! –Кричали рабочие.
-Ну вот и отличненько. Господин Штирлиц и госпожа Кэт, эта 
машина ваша до вечера. Надеюсь, что пользоваться ей вы 
умеете. Ключи в замке. И заметте, я ведь не спрашиваю, зачем 
она вам...
И подмигнув, брандмейстер пошел открывать ворота гаража, 
чтобы машина смогла выехать.

Штирлиц и Кэт быстро мчались по улицам нью-ёрка, включив 
сирену. Штирлиц постоянно удивлялся, до чего-же америка 
запущенная страна. Все в грязи, в смоге, из-за которого ничего 
не видно. Некогда знаменитые небоскребы покрылись плесенью 
и мхом. Тьфу, жуть какая!
Наконец они подьехали к офису цру, который располагался 
почти на окраине города. Это было невысокое запущенное 
здание, высотой в шесть этажей. Однако, еще семь этажей 
находились глубоко под землей. Итого количество этажей было 
тринадцать.
Наши агенты подьехали к зданию, и не выключая сирену, уже 
одетые в пожарные костюмы, вышли из машины, и почти бегом 
бросились ко входу. Как они и предполагали, у входа их 
остановила охрана.
-Куда спешим? –Остановила она их вопросом.
-В здании пожар!
-А почему нас не известили?
-Если бы мы сначала всех известили, а потом только уже 
приехали, то тушить было-бы уже нечего. Так что, если вы не 
хотите, чтобы ваша контора сгорела, немедленно пропустите 
нас.
-Ну раз так, тогда проходите.
И Штирлиц с Кэт ворвались внутрь. А внутри офис цру ничего 
хорошего собой не представлял, впрочем как и с наружи. 
Штукатурка осыпалась и трескалась, на полу вечно валялись 
груды какого-то непонятного мусора. И если вы еще не 
догадались, то именно в этом здании и находилась та самая 
комната бриффинга, в которой и давал задание поехать в 
Россию бонду, его непосредственный начальник, некто мистер 
смит.
Длинными извилистыми корридорами они добрались до 
заветной кладовой, которая распологалась на втором надземном 
этаже.  По дороге их никто не рискнул остановить. Да 
собственно зачем останавливать двух бегущих по корридору 
пожарников, ведь понятно, куда они могут бежать. Дверь в 
кладовую оказалась заперта. Но Штирлиц очень дальновидно 
захватил с собой отмычку. И тем самым они попали внутрь. В 
кладовой они сняли пожарные костюмы, и Штирлиц начал 
отвинчивать вентилиационную решетку, находившуюся в стене, 
а Кэт отправилась на разведку.
Кэт, одетая в типичный женский строгий костюм, очень 
походила на агента цру. Кстати, в американском (да и не только) 
понимании, типичный строгий костюм включал в себя 
обтягивающую белую блузку, которая как правило никогда не 
застягивалась на верхние пуговици, и очень короткую юбку, 
походившую больше на узенькую полоску ткани, нацепленную 
на бедра.
Пока Кэт шла по корридору, у нее вдруг возникло странное 
предчувствие, которым обладают практически все агенты ФСБ, 
прошедшие специальную подготовку. Следуя за этим чувством, 
Кэт выглянула в окно. А в окне она увидела, как к парадному 
входу быстро подьезжает машина, и из нее выходят несколько 
агентов цру, включая директора, и джона смита, у которого они 
стырили ключ. И хоть Кэт непосредственно с джоном не 
общалась, все-же она успела примелькаться в гостинице, и он 
мог ее при встрече узнать. А раз он приехал вместе с директором 
цру, то про пропажу ключа всем уже все известно, и Кэт надо 
быть очень осторожной. Она медленно спустилась по лестнице 
на первый этаж, и направилась в холл. Там она осторожно 
выглядывая из-за угла, увидела, что джон пошел по другой 
лестнице куда-то наверх, а директор цру направился в гордом 
одиночестве к лифту. Кэт быстро догнала директора цру.
-Ой, мистер смит, как я рада, что застала вас сдесь, у меня к вам 
есть одно очень важное дело...
-И какое-же дело может быть у столь милой леди ко мне, 
старому извращенцу? –Брызгая слюной спросил главный во всей 
этой конторе. Он очень возбудился от внешнего вида, стоящей 
перед ним красавици.
-О, мистер смит, я хотела бы выпить с вами чашечку кофе, в 
нашей столовой.
Но мистер смит посмотрел на нее как-то странно и удивленно.
-И это только для начала... –Исправила ошибку Кэт.
-А может сразу ко мне в номер? –Предложил директор.
-Ну, я хочу, чтобы вы сначала угостили меня кофе. Мистер смит, 
ну что вам стоит... –Игриво сказала Кэт, вызывая тем самым 
нужную реакцию у обьекта.
-Ну хорошо, ты меня уговорила.  А как тебя зовут?
-Сначала кофе...
И в эту секунду лифт остановился, и парочка вошла внутрь. 
Директор цру нажал на второй этаж, и лифт обреченно поехал 
вверх.
Выйдя из лифта и пройдя несколько длиннющих корридоров, 
они наконец-то оказались в столовой. Кэт уселась за 
приглянувшимся ей столиком, а враг пошел заказывать кофе.
Взяв его, он сел рядом с Кэт, поставив две горячие чашки на 
стол. Кэт улыбнулась заманчивой улыбкой, и поднеся чашку к 
губам, отпила из нее. Директор, глядя ей в глаза, сделал тоже 
самое.
-Ну как вам кофе? –Задал он глупый вопрос Кэт, так как от 
сильного возбуждения забыл все умные. И просто хотел 
нарушить молчание.
-У вас шнурок развязался. –Сказала Кэт. На первый взгляд эта ее 
фраза казалась неуместной и глупой, но это только на первый 
взгляд...
Директор цру, поставил чашку на стол, и нагнулся, чтобы 
посмотреть на шнурок. А Кэт в это время, быстрым движением, 
бросила ему в чашку меленькую таблетку.
-Но у меня шнурок не развязался! –Сообщил директор.
-Глупый, я-же пошутила.
И Кэт похлопала его по спине. Но не просто так похлопала. Она 
прицепила ему на пиджак маленький датчик движения, так что 
теперь они со Штирлицем могли отслеживать единственного 
человека, имеющего доступ к компьютерной комнате.
Они молча допили кофе.
-Ну может быть теперь пойдем наконец ко мне в номер? –
Спросил директор.
-Ну конечно-же пойдем. –Успокоила его Кэт, и они поднялись 
из-за стола.
Но тут директор цру внезапно схватился за живот, и оттолкнув 
Кэт, скрылся в неизвестном направлении.
Кэт конечно-же догадывалась, куда убежал враг, но виду не 
подала. Она медленно, как ни в чем не бывало, вышла из 
столовой и отправилась помогать Штирлицу.
Когда она вошла в кладовую, то увидела, что Максим решетку 
уже отвернул, и теперь пробирается где-то в бесконечных 
лабиринтах узких вентилиационных шахт.
Она закрыла за собой дверь и тоже полезла внутрь. Она, впрочем 
как и Штирлиц, знала куда ползти, так как они вместе изучили 
карту здания, и повернув два раза налево, стала спускаться вниз, 
к самому глубокому подземному этажу. Спустившись, она 
некоторое время проползла прямо, затем повернула на лево, 
затем направо, и вывернув из-за поворота оказалась рядом со 
Штирлицем, который уже снял решетку люка, находившегося на 
полу вентилиационной шахты, обезвредит лазеры, и уже 
приспособил хитрый механизм, с помощью которого он должен 
был спустится вниз.
-Ну что выяснила? –Спросил он у Кэт.
-Да так, ничего особенного. О пропаже ключа уже знают. Но 
этого и следовало ожидать. Я поставила датчик слежения на 
директора сей организации. Хотя он еще не скоро выйдет из 
сортира...
-А я уже все сделал. И ты как раз подоспела вовремя, чтобы 
помочь мне спустится.
Максим привязал к ногам замысловатое устройство. Он 
посмотрел сквозь квадратный люк под собой, осмотрел 
компьютерную комнату, над центром которой он сейчас 
расположился и отметил, что спускаться-то ему будет 
высоковато. Затем он медленно просунулся сквозь 
вентилиационный люк в крыше компьютерной комнаты, и стал 
медленно спускатся вниз. Управляла спуском и подьемом Кэт.
Штирлиц, вниз головой, привязанный за ноги, медленно 
приближался к компьютеру, на котором было написано – “IBM 
PC 286”. Штирлиц спустился еще чуть-чуть и смог рассмотреть 
старенький черно-белый EGA монитор. В системном блоке он 
обнаружил на месте сиди-рома отверстие, куда и надо было 
засовывать ключ.
-Незабудь, сначала сунь ключ, а уже потом только включай 
компьютер. –Крикнула сверху Кэт.
Штирлиц немного раскачался на тросе, и подлетел к 
компьютеру. Он вставил ключ в отверстие, и хотел было уже 
включить питание выключенного компьютера, как вдруг 
наручные часы Кэт запищали.
-Он идет! -Крикнула она Максиму, и нажала на кнопку подьема.
Штирлица резко подняло.
На маленьком экранчике Кэт увидела, как красная точка 
медленно приближается к ним. И действительно, директор цру 
направлялся в компьютерную комнату. Он уже 
идентифицировал сейчатку глаза, и войдя в открывшуюся дверь, 
оказался в другой комнате, в которой находилась еще одна 
дверь, ведущая уже в компьютерную комнату.
-Кэт, опуси меня. Ключ остался там.
-А что-ж ты не сказал?
-А что-ж ты меня подняла не предупреждая?
И Штирлиц опять медленно опустился к компьютеру.
-Ключ застрял! Мне что-то его не вытащить. –Крикнул он Кэт.
Он хотел было добавить еще что-то, но неуспел, так как его 
опять резко подняло вверх.
Комната внезапно осветилась ослепительно ярким светом, и в 
нее шагнул директор цру. Штирлиц завис на веревке, под 
потолком комнаты.
-Эх, жаль что все так с ключем получилось... –Сказал сам себе 
директор цру.
Он уселся в кресло, и достав второй ключ из кармана, начал 
вставлять его в компьютер.
Но ключ не вставлялся. Директор недоуменно поглядел на 
замок, и от удивления чуть не грохнулся с кресла. Он увидел 
торчащий из замка второй ключ! Ничего не понимая, директор 
центрального разведовательного управления, бросил свой ключ 
на стол, рядом с системным блоком, и нажав на кнопку питания, 
включил компьютер. Подождав около получаса, когда наконец 
злополучная операционная система под названием окна 
(windows) загрузилась, он нажал на “завершение работы”, и 
когда на экране появилась надпись “теперь питание компьютера 
можно отключить”, он вытащил ключ, который видимо 
подругому вытащить было нельзя, и выключил компьютер.
-Ближайшие три дня, этот компьютер никто не включал... А что 
тогда тут делает похищенный ключ? Очень странно... Ну да 
ладно. Надо пойти обрадовать джона. И хорошенько во всем 
этом разобраться.
Он встал из кресла и, положив только что обретенный ключ в 
карман,  медленно направился к выходу. Однако недойдя до 
двери, он схватился за живот, и выбежал из комнаты уже 
вприпрыжку.
А Штирлиц опять спустился вниз. Ключ, который он так долго 
добывал, в прямом смысле своим потом, директор цру утащил с 
собой. Но Максима это ни сколько не расстроило, так как свой 
ключ директор цру забыл здесь, на столе.
“Дурак!” – подумал Штирлиц, вставляя этот ключ в компьютер.
Затем он включил питание, и подождал пол часа, пока 
загрузится творение недавно убитого им врага. Наконец, когда 
система загрузилась, Штирлиц посмотрел на монитор. Он кое-
как мог различить на черно-белом мониторе, с толстенным 
защитным экраном, расплывающиеся символы. Но все-же он 
нашел на рабочем столе иконку базы данных. Кликнув по ней 
два раза мышкой, он открыл ее, и скопировал все ее содержимое 
на дискету. Когда процедура копирования завершилась, 
Штирлиц вынул дискету из дисковода и засунул в карман.
-А ключ вытащить, или оставить? –Крикнул он Кэт.
-Да вообще-то он нам теперь нафиг не нужен. Но на всякий 
случай вытащи, чтобы им он не достался.
Штирлиц так и сделал. И выключив питание компьютера, он дал 
Кэт команду на подьем.
Он благополучно поднялся, и они с Кэт благополучно вернули 
лазеры в их исходное состояние и завинтили решетку.
Однако, как только они завинтили последний винт, они сквозь 
решетку увидели, как дверь в комнату распахнулась, и в нее 
вошли трое агентов: директор цру, джон смит и психоаналитик.
-Вот прямо здесь я его и нашел! –Сказал двоим подчиненным их 
шеф.
-Интересно, а какие мотивы преследовал тот, что засунул туда 
этот ключ. –Сказал дрожащим голосом старый психоаналитик.
-В том то все и дело, что не известно. Потому я кстати вас и 
позвал. Ведь компьютер они даже не включали. А раз так, то 
зачем им ключ?
-Вот вопрос дак вопрос. –Сказал психоаналитик. –А можно мне 
взглянуть на этот ключ?
-Конечно, вот он. –Сказал директор цру. –Только в руки я вам 
его не дам. Так как нам еще нужно проверить, совпадают ли 
отпечатки на нем, с неизвестными отпечатками на сейфе.
-Конечно-же совпадают! –Вмешался джон.
-И все же странно все это. –Заключил психоаналитик. –Вы 
утверждаете, что теперь имеете два ключа. Позвольте мне 
взглянуть на второй.
-Сейчас. –Сказал директор цру, и принялся искать по карманам.
-Странно, второго ключа нет. –Удивленно сказал он.
-А вы уверены, что этот ключ вообще был. –Спросил 
психоаналитик.
-Конечно уверен!
-А вот я нет. Вы голубчик наверное переработались, вот вам и 
почудилось двое ключей. Если вы не сильно заняты, то 
пройдемте-как в мой кабтнет, и я вас обследую, и поставлю вам 
диагноз.
-Какой еще такой диагноз! Вы меня что тут за психа 
принимаете!
-Ну почему-же сразу за психа. Вы переработались, вот у вас и 
появились галлюцинации.
Штирлиц с Кэт не стали продолжать подслушивать столь 
интересный разговор, и направились по тоннелям к выходу.
-Слушай Кэт, я вот думаю: если-бы мы не успели вовремя 
поставить на место решетку, или уранили чего-нибудь, например 
отвертку или нож, а эти трое уже бы зашли, то что тогда?
-Мы бы тогда крупно попали. –Ответила Кэт.
-Вот и я так думаю. Это только в тупых голливудских фильмах, 
герой может за пол секунды и лазеры на место привинтить, и 
решитку установить. В жизни такое невозможно. Хотя 
некоторые говорят, что в жизни небывает ничего 
невозможного, и мисий невыполнимых тоже небывает.
Так за разговором, они не заметили, как поднялись по узкой 
шахте наверх, и как вылезли в кладовку.
Там они опять напялили на себя пожарные костюмы, и с 
довольными лицами направились к выходу.
Они успешно миновали несколько корридоров, и направились 
прямым ходом к лестнице, как вдруг прямо из-за угла на них 
вышла троица: директор цру, джон смит и психоаналитик, 
которые постоянно друг с другом спорили.
Джон на секунду остолбенел, затем крикнул:
-Это пожарники, это они были в гостинице и украли ключ!
Однако, Штирлиц, долго не раздумывая, дал джону, шедшему 
посередине в нос, да так что тот отлетел назад на несколько 
метров. А Кэт мигом вырубила остальных двоих.
И двое агентов бросились вниз по лестнице. Они быстро 
выбежали из здания и бросились к машине, пока пришедшая в 
себя троица не успела вызвать подкрепление.

Штирлиц и Кэт забрались в кабину машины, и Кэт на это раз 
севшая за руль, дала по газам. Пожарная машина резко 
дернулась, и помчалась прочь от врежеского штаба, на этот раз 
без сирены.
В зеркало бокового вида Штирлиц увидел, как за ними в погоню 
выехало шесть вражеских мэрседесов.
-За нами погоня! –Сообщил Максим.
-Ничего. Я до того, как устроится на работу в ФСБ участвовала 
в ралли Париж - Дакар, так что оторвемся. –Сообщила Кэт, как 
что-то само собой разумеющееся.
Мэрседесы агентов цру медленно приближались...
-Кэт, надави на газ. Не видишь, они нас догоняют.
-Наверное у них движки форсированные. –Сообщила Кэт таким 
тоном, как будто это ее ни сколько не волновало.
А тем временем из бокового стекла мэрседеса, идущего первым 
высунулся торс агента цру, и агент это открыл огонь по 
пожарной машине из пистолета.
-Ну а теперь надеюсь, ты тоже знаешь что делать?
-Нет, теперь не знаю. –Тихим голосом сказала Кэт.
-Ну ты-же у нас тут самая умная, или это уже не так?
-Ладно-ладно, не кричи. Максим, придумай что-нибудь. –
Сдалась наконец Кэт.
-А я уже придумал!
И Штирлиц открыл дверь машины и выбрался на крышу кабины. 
Ветер на верху был очень сильный, да еще к тому-же машину 
кидало в разные стороны, и когда Кэт в очередной раз резко 
повернула, Максим чуть не свалился с крыши.
Агент цру продолжал стрелять. И поэтому Максим пополз по 
крыше машины ползком, на поднимая головы. Наконец он 
дополз до заднего края, где распологался мощьный водомет.
А тем времением два вражеских мэрседеса уже обогнали 
пожарную машину, и один как раз пытался обогнать. Кэт как 
могла, вертела хвостом, стараясь не дать врагу себя обогнать, но 
у нее это не совсем получалось.
“Да какая там езда, если за рулем... ” – Подумал Штирлиц.
Пожарная машина мчалась по оживленным улицам нью-ёрка, и 
Кэт все-же пришлось включить сирену, чтобы мельтешашие по 
всей дороге легковушки уступали ей дорогу.
А Штирлиц в это время врубил водомет на полную катушку. Он 
поднялся в полный рост, и направил водомет на три вражеские 
машины, едущие все еще сзади них. Первую из трех машин 
снесло мощьной струей, и она, сделав тройной поворот вокруг 
своей оси, вылетела с дороги, и влетела в витрину одного из 
супермаркетов, расположившихся вдоль дорги, где и застряла.
Красная пожарная машина продолжала свое движение, по одной 
из центральных нью-ёрских дорог, в доль которой 
расположились высокие небоскребы.
Кэт посмотрела в зеркало, и увидела, что одна из вражеских 
иномарок идет на обгон, и сейчас едет сбоку их машины. 
Улучив момент, Кэт резко свернула в бок, и ударила черный 
мэрседес в бок, от чего тот отпружинил, и врезался в едущую 
сбоку него, и ничего не подозревающую машину. Таким 
образом уже два мэрседеса были ликвидированы. Однако 
радоваться было рано.
Агент сидящий на заднем сиденьи одного из мэрседесов, 
идущих впереди пожарной машины, разбил заднее стекло, и 
открыл огонь по кабине.
Кэт еле успела пригнуться. Лобовое стекло ее машины, 
разлетелось вдребезги, и несколько его осколков поцарппали ей 
лицо.
Машины, идущие следом, следовали одна за другой. Максим, 
воспользовавшись моментом, нанадолго отключил водомет, 
подпуская врагов поближе. А когда те, приблизились, скорее 
всего надеясь на то, что вода в машине кончилась, Штирлиц 
направил мощьнейшую струю под колеса машины, которая шла 
первой. Мэрседес приподняло струей так, что он оторвал колеса 
от земли, и сделал полу-сальто назад. Но сзади ехал другой 
мэрседес, на крышу корого он и приземлился своей крышей. Обе 
машины развернуло посеред дороги, и в них врезалось 
несколько гражданских машин, которые ехали следом.
Теперь оставалось только два мэрседеса, идущих впереди. Но 
сбить их водометом, который располагался почему-то сзади на 
кузове машины, не представлялось возможным. Кэт вела 
машину чуть-ли не вслепую, так как огонь из пистолета не давал 
ей поднятся.
В первой из двух машин ехала все та-же злополучная троица: 
директор цру, джон смит и психоаналитик. И все трое постоянно 
между собой ругались. Но сейчас наибольшую опасность 
представляла собой вторая машина, из которой один из агентов 
обстреливал кабину Кэт.
Штирлиц медленно подполз к переднему краю кузова машины. 
Он вытащил из кармана гранату, которую положил туда так, на 
всякий случай, и выдернув чеку бросил гранату в выбитое заднее 
стекло мэрседеса. Вражескую машину взрывом подняло на пол 
метра вверх. Пожарная машина врезалась в обугленные останки 
мэрседеса, которые от этого отбросило в сторону. А Штирлиц от 
сильного удара чуть было не свалится с крыши кабины.
Теперь оставался только один вражеский мэрседес. Запас гранат 
у Штирлица на этом был исчерпан, впрочем, как и у Кэт.
Но тут вдруг произошло чудо.
Директор цру, сидевший за рулем, увидел как дорогу им 
перебегает черная кошка, и резко затормозил, чтобы не сбить 
животное.
И конечно-же ему в зад тут-же врезалась пожарная машина. 
Отчего все трое агентов цру полетели кувырком, и ударившись 
каждый о свое, потеряли сознание.
Но и Штирлица тоже от удара выбросило вперед, и он пролетев 
метров десять в воздухе, приземлился на асфальт, который тоже 
пропахал метров десять.
Кэт выбежала из остановившейся пожарной машины, и 
подбежала к нему. Максим истекал кровью, но был в полном 
порядке.
-Ерунда, только кожу поцарапал. Не волнуйся Кэт. Ты-же 
знаешь, как нас в ФСБ учили противостоять ударам.
-А мне все-равно страшно было, когда ты так летел. –
Призналась Кэт.
-Это хорошо. Только давай мы не будем рассусоливать, и 
уберемся отсюда по добру по здорову, пока те агенты, что лежат 
вон в той машине не очухались, и пока подкрепление не 
прибыло. Я честно говоря, думал что все будет на много проще.
-Это еще ничего, ведь впереди тебе еще предстоит самое 
сложное задание, я думаю, что ты и сам уже догадался какое 
именно.
-Последний удар по центральному логову зверя?
-Он самый. А теперь пошли отсюда.
-Смотри, Кэт, вот такси стоит, давай возьмем его?
-Давай.
И они направились к странному белому такси марки “Пежо”.
Штирлиц постучал в стекло.
-Не видите у меня обед. –Сказал темноволосый 
короткостриженный водитель, тщательно прожевывая 
бутерброд.
-Тебя как звать-то? –Спросил его Штирлиц.
-Даниэль.
Штирлиц достал из кармана пачку денег.
-Дак вот, Даниэль. Если ты сейчас закончишь свой обед, эта 
пачка твоя.
-Идет. Залезайте в машину.
И Штирлиц с Кэт уселись на заднее сиденье.
-Слушай Даниэль, а ты ведь не местный. У тебя французский 
акцент.
-Да, вы очень догадливы, я из Марселя. А здесь так, временно 
подрабатываю. А вам куда надо?
-Нам надо на улицу Вязов, дом номер 666. И желательно 
побыстрее. –Сказала Кэт.
-Ну тогда пристегнитесь. –Сказал Данэль, и нажал несколько 
тумблеров.
И в этот момент обычное такси трансформировалось в 
гоночную машину, и с огромной скоростью рвануло вперед, 
обгоняя медленно едущие американские машины.




Глава 8. Праздник на улице Вязов.

По дорогам ночной Москвы ехала на стрелку в своих дорогих 
черных мерседесах банда Вована, того нового русского, 
которому посчасливилось встретиться в метро с бондом. А ехал 
сейчас Вован со своей бандой на стрелку с другой бандой, 
которая недавно пыталась его взорвать в собственной машине.
-Ну чё, скоро доедем? –Поинтересовался Вован у своего 
водителя.
-До Дерибасовской 38, еще как минимум пол часа ходу отсюда. 
Но если поторопиться…
-Ладно, мы не опаздываем. – Перебил его Вован. - Слушай, ты 
мне лучше скажи вот что, ведь ты-же у нас вроде как фанат 
новостей… Дак там про бонда ничего не говорили?
-Про какого бонда? –Спросил водитель.
-Ну типа про того, который 0,07.
-Да нет, а что?
-Да так, ничего. Просто видели его тут недавно в России.
-Кто видел?
-Я!

А бонд в это время в очередной раз очнулся. Его тело опять 
болело от синяков и ссадин, которые в очередной раз наставили 
ему русские металлисты. Очнулся бонд где-то в Московских 
дворах, как он там оказался он естественно не помнил. Шпион 
встал на ноги, огляделся, и вышел из задворок на центральную 
улицу. И тут он все вспомнил, т.к. наткнулся своим взглядом на 
хард рок кафе, где и получил по рогам. Бонд все-таки немного 
успел там поесть, и поэтому чувство голода его больше не 
мучало. Зато его мучало другое чувство, но какое именно он 
никому не сказал, поэтому и мы об этом никогда не узнаем. 
Вобщем пошел бонд дальше куда глаза глядят. Шел он шел, 
пока не наткнулся на изрядно подвыпившую компанию.
-Ты куда прешь урод! –Крикнули ему несколько человек из этой 
компании.
-Да я ребят вот туда иду… -Начал было разьяснения бонд.
-А туда ты так не пройдешь! Туда тебя так просто не пустят.
Бонд начал понемногу привыкать к русским, и поэтому его 
скудный интеллект подсказал ему, что сейчас его будут бить, 
возможно ногами, возможно больно.
-Опять бить будете…
-Не, мы больных людей не бьем. А вот там куда ты идешь, бьют.
-А куда я иду. –Поинтересовался бонд.
-Вот туда! –И один человек из компании показал бонду на 
какой-то темный поворот в переулок.
Агент 0,07 ничего не понял, но пошел туда, куда послали. Тем 
более что посылали бонда часто, и у него уже выработался 
соответствующий условный рефлекс. Завернув в темный 
переулок враг увидел неказистую железную дверку, рядом с 
которой висела табличка “Дерибасовская 38”. Бонд открыл эту 
дверь и зашел внутрь.
А внутри его ждало нечто страшное…
Нет, поначалу конечно ничего страшного там не было. Просто 
это был еще один нелегально действующий ночной клуб, кстати 
последний нелегальный ночной клуб в России. Отделан этот 
клуб был со вкусом. Ну вобщем клуб как клуб. И как и в любом 
клубе его встретила охрана:
-Ну чё урод приперся. Нам чё здесь без тебя жить что-ли плохо 
было? Вали давай отсюда, придурок!
-Без меня хорошо, а со мной лучше! –Выпалил бонд.
Охрана так и покатилась кубарем со смеху. А когда отсмеялась, 
решила немного потренироваться в боксе, тем более, что и 
груша, вот она стоит…
Но тут к охране подошел один из братков:
-Ребят, пропустите этого гм… человека, мы хоть с братвой 
повесилимся.
Браток этот был одним из московских авторителов, и поэтому 
охрана бесприкословно выполнила приказание. А бонд прошел 
внутрь клуба. Он еще не знал, что его ведут туда в качестве 
клоуна, в обязанности которого входит всех веселить. Он 
искренне считал, что его просто приглашают посидеть в клубе 
бесплатно, т.к. был очень наслышан о необычайной широте 
русской души.
-Ну чё, дядя рассказывай кто таков, откуда будешь. –Спросил у 
бонда браток, усаживая его за столик, где он сидел со своей 
бандой.
Бонд немного огляделся, и увидев величайшее внимание в 
глазах людей смотрящих на него начал свою речь:
-Меня зовут бонд, джеймс бонд (братки услышав это, еле 
заметно улыбнулись), я приехал в Россию с особым заданием (на 
бонда стали как-то странно посматривать люди, из-за соседних 
столиков), выкрасть тело Ленина из мавзолея (все, кто это 
расслышал, покатились со смеху, и это само собой привлекло 
уже внимание всей без исключения аудитории клуба).
Всем стало интересно, над кем это там смеются, и любопытство, 
как и пологается, взяло верх. Весь клуб собрался у столика, где 
сидел бонд. И дослушав его тирраду о воздушных террористах, 
садистках, пионерах и металлистах до конца, все по очереди 
начали задавать ему различные вопросы:
-А зечем тебе тело Владимира Ильича?
-Чтобы его выкрасть! –С гордостью ответил вопрошавшеу 
бонд.
-А зачем тебе надо его выкрасть? –Последовал вполне 
логичный вопрос.
-Чтобы отвезти в америку. –Последовал вполне логичный ответ.
-А как ты его выкрадешь?
-Не знаю.
-А как ты его отвезешь в америку?
-Не знаю, меня на счет этого не проинструктировли… -Сообщил 
бонд, делая при этом черезвычайно гордый вид. Еще-бы, ведь 
раз его не проинструктировали, значит и не надо. Значит он и 
сам без инструкции справится. Такова была логика бонда, на 
которого сейчас смотрели с неподдельным любопытством 
десятки глаз.
Аншлаг был полный. Некоторые братки позвонили по 
мобильникам своим знакомым, и пригласили их посетить клуб 
на Дерибасовской 38, где сейчас разводят одного очень 
прикольного лоха, который думает, что он джеймс бонд. И 
вскоре последний российский нелегальный ночной клуб 
наполнился людьми до отказу. Так как все хотели посмотреть на 
прикольного лоха, который выдавал себя за самого джеймса 
бонда. Хозяева клуба тоже радовались, как никогда. Ведь такого 
наплыва посетителей у них не было уже давно. Вобщем 
виноводочные изделия шли нарасхват, и посетители веселились 
от души.
И тут один из только что подошедших братков наконец 
произнес:
-Ребята, так ведь это-ж и есть джеймс бонд!
Братки покатились со смеху, т.к. подумали, что это шутка. Но 
этот браток не шутил.
-Нет, я внатуре базарю. Его же рожу по ящику показывали. 
Гадом буду, это он! –Сказал браток, демонстративно, и с 
некоторым пренебрежением, тыча указательным пальцем в 
бонда.
-А ведь внатуре. –Согласились сразу несколько голосов из зала.
И в зале повисло молчание. Дело в том, что в России бонда, как 
и всех остальных американцев, мягко говоря, не любили, и 
поэтому у всех на уме возник одновременно один и тот-же 
вопрос – “Что бы такое сделать с бондом, чтобы отомстить этой 
проклятой америке…”. Ну а поскольку единственным 
гражданином этой страны, который был под рукой, был бонд, 
ему и предстояло ответить за все то зло, что причинила америка 
миру. И все братки стали думать о мести.
Тишину размышлений нарушил браток который провел бонда в 
клуб. Он сказал бонду:
-Ну чё, америкос недорезаный, хочешь в очко сыграть?
-А это как? –Удивился бонд неожиданному предложению.
-Ну это как в этот ваш долбаный покер только по русски.
-Давайте! –Согласился бонд.
В зале повисла тишина…
-Я бы на его месте не соглашался… –Сказал шепотом один из 
посетителей клуба другому.
-А чё так? –Спросил тот.
-Да я тут недавно с этими ребятами в кости сыграл… -И человек 
показал на свою руку в гипсе.
-Нус мистер бонд приступим… -Сказал главный браток. –
Официант, принесите нам колоду! Да поживее.
Когда официант принес колоду карт, они приступили к игре.
-Ну, тяните карту мистер бонд!
И мистер бонд вытянул карту. Затем карту вытянул браток.
-Ну как мистер бонд у вас дела?
-У меня все ОК.
-Не хотите открыться?
-Не хочу!
-Тогда тяните еще карту.
И бонд вытянул еще карту, хотя играть в очко он не умел, и даже 
более того, совершенно не знал правил игры. Затем карту 
вытянул браток. Затем они вытянули еще по две карты. И когда 
браток вытянул, он сказал:
-Ну что мистер бонд, как там говорят у вас в покере, давайте 
откроемся. У меня двадцать одно очко.
И браток демонстративно раскинул свои карты на столе.
И тут лицо бонда озарилось улыбкой.
-Ура, я победил. –Вскричал он.
-Это еще почему?
-Потому что у меня на одно очко больше!
-Поздравляю, ваше очко переходит в зрительный зал!
И некоторые братки как-то особенно злобно засмеялись.
А джеймс бонд сидел и улыбался, т.к. он еще не знал, что они 
задумали…

В этот момент дверь клуба вылетела с петель под тяжелым 
ударом чьей-то ноги. И в клуб с автоматами наперевес ворвалась 
банда Вована, и не дав никому опомнится, или вытащить 
орудие, распределилась по залу.
-Ну чё, кто здесь есть этот самый Квазимодо? –Грозным 
голосом вопросил Вован зал.
-Ну я Квазимодо! –Сказал браток, который привел бонда, 
вставая с кресла.
-Ну чё, крыса позорная, не ожидал меня живым увидеть.
-Признаюсь, не ожидал.
В глазах бандита по кличке Квазимодо, было видно искреннее 
удивление.
-Ну чё крыса, молись. Щас ты мне за все ответишь, и за то что 
машину мою взорвал, и за то, что меня вместе с ней чуть-было 
тоже туда же... –Сказал Вован, и со своей бандой подошел к 
столику, где бонд с Квазимодо играли в очко.
-Ух ты, наш старый знакомый джеймс бонд оказывается с тобой 
в одной команде! Неожидал, неожидал такого поворота сюжета. 
Надо-же, два зайца одним выстрелом.
-Не понял! –Сказал Квазимодо.
-А чё те понимать. Щас ты будешь умирать медленной и 
мучительной смертью.
Банда Вована держала под прицелов весь зал, и поэтому никто, 
из верных слуг Квазимодо, ничено не возразил. Собственно 
говоря, им то что. Убьют одного хозяина, пойдут к другому, и 
всего делов.
-Но, но, не зарывайся, Вован. Ты-же меня знаешь, мы-же с тобой 
когда-то вместе начинали… -Начал давить на жалость 
Квазимодо, т.к. он сейчас был не в том положении, чтобы 
диктовать, и поэтому ему приходилось только оправдываться.
-Начинали-то мы может и вместе, да вот только кончим, боюсь, 
по отдельности. Не ожидал я от тебя, Квазимодо, предательства, 
признаюсь, не ожидал…
-Ну, бизнес есть бизнес, ты же знаешь, Вован, не хуже меня… 
Тут или ты, или тебя…
-Ну вот раз ты не смог, значит все-таки тебя…

Однако в эту самую секунду в клуб ворвалась еще одна группа 
людей, одетая в черный маски, и военные костюмы с 
бронежилетами, держали они в руках автоматы.
-Спецсназ ФСБ, некому не двигаться! –Сказал один из них, 
котрый почему-то был одет в длинный кожаный плащ.
Ворвавшаяся группа тоже распределилась по залу, взяв под 
прицел и банду Квазимодо, и банду Вована.
-Кто здесь Квазимодо? –Твердым тоном спросил человек в 
плаще, медленно обводя взглядом зал.
Однако, после этих слов Квазимодо, нырнул в толпу и бросился 
бежать, т.к. понял, что ничего хорошего ему эта новая встреча 
не светит, а жить ему уж очень хотелось. Спецсназ бросился за 
ним.
-Квазимодо стоять! Квазимодо, я сказал Квазимодо! –Протяжно 
крикнул человек в плаще, и достав из-под плаща пистолет, стал 
целится ему в спину.
Но Квазимодо не остановился, он, слившись с толпой, выбежал 
из зала в длинный корридор, направляясь к заднему выходу. 
Однако, неуспел он до нее добежать, как дверь заднего выхода 
открылась, и на него оттуда выбежал спецсназ. Квазимодо 
остановился. Бежать ему больше было некуда.
-Ну что допрыгался гад! –Сказал Квазимоде главный 
спецсназовец.
-Отпустите меня пожалуйста, я больше не буду… Взмолился 
пойманный преступник, оскалив однако при этом свои гнилые 
зубы.
-Конечно не будешь, потому что мы тебя не отпустим. Эй, 
уведите этого подонка!
Тут к главному спецсназовцу подбежал один из его 
подчиненных, с докдадом:
-Там в зале есть один очень интересный тип, на которого вам 
стоит посмотреть. Этот человек утверждает, что он никто иной, 
как сам…
-Хорошо, тащи его сюда. –Распорядился человек в кожанном 
плаще.
И через несколько минут двое спецсназовцев приволокли бонда.
-Ну чё, рассказывай давай, кто ты там есть. –Слегка толкнул 
локтем в живот бонда, один из спецсназовцев, приведших его.
-Я бессмертный агент разьединенных…
-Бессмертный говоришь? –Перебил бонда человек в плаще.
-Да, я бессмертный агент…
-А ну раз так… Пойдем выйдем, поговорим.
И бонд с капитаном спецсназа, зашли в туаллет, и капитан (а на 
самом деле капитан ФСБ) запер за собой дверь, как как-то 
подозрительно огляделся. Бонду это почему-то не понравилось. 
Проверив, хорошо-ли заперта дверь, человек распахнул свой 
плащь, и быстрым движением, достал меч. Агент 0,07 видя 
ярость в глазах странного человека, попятился назад.
-Я Юрий Деточкин, из клана Деточкиных. Готовся к смерти. –
Произнес, словно приговор, человек в плаще.
Но бонд, вместо того, чтобы готовится к смерти, с криками  - 
“Не хочу!” рванулся в одну из туаллетных кабинок, где закрыв 
резким движением руки защелку, забрался на сливной бачок 
унитаза, и закрыл лицо руками. Бесстрашный агент 0,07 плакал. 
Он хоть и был дурак-дураком, но тут догадался, что к чему. 
Капитан спецсназа с силой рванул дверь кабинки, и вырвав ее с 
петель, с гневом, отбросил в сторону. Он занес было меч для 
удара, но внезапно остановился.
Юрий Деточкин очень жалел больных людей, и потому не мог 
позволить себе убить бонда. Бонд тоже очень жалостливо 
относился к больным людям, и в жалости своей не уступал 
Деточкину, поэтому он решил остаться в живых.

А в то время, когда бонд с Квазимодо играли в очко, в далекой 
америке, Даниэль уже отвез Штирлица и Кэт в своем такси по 
указанному адресу. Попрощавшись с Даниэлем, русские 
разведчики, направилсь ко входу в здание, которое 
располагалось по адресу улица Вязов, дом N 666. А 
располагалась по этому адресу обычная американская церковь, 
где как раз сейчас шла самая обычная американская церковная 
служба. Когда Штирлиц с Кэт вошли, чернокожий священник 
как раз произносил речь:
-Братия мои и сестры мои, а так-же мои дети и внуки. 
Возрадуйтесь, ибо эти люди, сидящие сейчас в зале, 
пожертвовали нашей семье двести тысяч долларов. Благослови 
их Господь. Аминь.
В этот момент в церкви заиграла музыка в стиле хип хоп, и 
священник принялся танцевать брэйк дэнс. Вскоре к этому 
присоединилась вся церковь, и только один человек мрачно 
остался сидеть на скамье. К нему и подошли Русские 
разведчики.
-Ну, дон капоне, вот мы и пришли. –Обратилась к нему Кэт.
-Это хорошо. –Сказал низким и приятным голосом дон капоне. 
–Вы только посмотрите на этих извращенцев. Они-же 
осквернили все христианские обычаи. Я мечтаю поскорее 
вернутся к себе в Италию. Мне уже давно надоела эта гнусная 
страна загнивающего капитализма. И только вы с вашим 
напарником являетесь небольшим лучиком свете в ней.
-Вы правы, дон капоне. –Сказала Кэт. –Я знаю, что вы 
пригласили нас сюда за тем, чтобы мы помогли вам вернутся из 
этой страны к себе на родину. Вы здесь нахожитесь в уголовном 
розыске, и поэтому вам отсюда не уехать ни на самолете ни на 
корабле.
-Да, к сожалению это так.
-Но ничего. Я обещала вам решить вашу проблемму и я ее решу. 
Дело в том, что скоро американского правительства не станет. 
Соответственно на какое-то время не станет и закона в их 
стране. Вот тогда-то вы и уедете.
-А пораньше нельзя.
-Ну вообще-то конец америки наступит гораздо скорее, чем вы 
думаете. Только для того чтобы это произошло, от вас 
потребуется кое-какая помощь.
-Без проблемм.
-Хорошо. Нам с напарником нужно быть в вошингтоне ( от 
слова вошь) дня через два. А пока надо где-то отсидется. Нас 
так-же, как и вас ищут.
-Договорились. Только мне все-же интересно, почему именно 
через два дня, а не через три, или один.
-Ну это приблизительная цифра. Просто, по нашим рассчетам, 
примерно через это время их компьютеры должны будут выйти 
из строя, так как мы недавно уничтожили весь мелкософт, 
вместе с отделом технической поддержки. А без технической 
поддержки, сами знаете…
-Но ведь вы, русские, как-то без этой поддержки обходитесь?
-Мы ей с роду не пользовались. Но они-то тупые, куда им до 
нас!

А в это время в России две старушки: Прокофьевна и 
Никитишна напали на след джеймса бонда. В поисках этого 
следа они обьехали пол Москвы. Сначала они побывали на том 
месте, где бонда били металлисты, затем проехались в метро, и 
наконец решили поискать хоть какую-нибудь информацию про 
бонда по старинке, в интернете. Они зашли в первый 
попавшийся интернет клуб, и поскольку Никитишна была ярой 
фанаткой интернета, быстро стали находить интересующую их 
информацию. Сначала они зашли на сайт цру где скачали досье 
бонда во всех подробностях, правда сайт этот уже давненько не 
обновлялся, и поэтому информацию о нынешнем задании бонда 
в России еще не выложили. Затем они зашли на сайт ФСБ, где на 
заглавной странице прочитали, что бонд сейчас находится в 
России, и что всем гражданам ФСБ советует быть предельно 
бдительными. На этом сайте они тоже обнаружили досье на 
бонда, правда оно было точь в точь таким-же как и на сайте цру, 
наверное наши как всегда просто его в наглую скатали. 
Старушки было уже почти отчаялись, но на страничке 
“операции вражеских агентов”, они все-же обнаружили во всех 
подробностях задание бонда в России, все таки сайт ФСБ 
обновлялся почаще.
И тут Прокофьевна решила воспользоваться методом дедукции:
-Смотри Никитишна, враг хочет похитить тело нашего вождя, 
так?
-Так.
-Стало быть чтобы его похитить ему нужно что?
-Не знаю...
-Я тоже не знаю. Но наверное что нибудь такое шпионское.
-Не, враг ведь он преступник по нашим законам будет.
-Ну будет.
-Вот. Тогда ему нужно будет не только шпионское но и 
криминалное.
И примерно во втором часу утра, старушки наткнулись на одном 
из сайтов посвященных криминалу на обьявление о том, что 
только что в последнем московском нелегальном ночном клубе 
по адресу Дерибасовская 38 были задержаны два преступных 
главаря Вован и Квазимодо. Там на сайте еще были их 
фотографии и на самом видном месте, было написано – “Теперь 
на территории Российской Федерации нет ни одного 
нелегального ночного клуба, а скоро не будет и не одной 
криминальной личности!”.
-Слышь Прокофьевна, а я ведь где-то видела вот эту рожу.
-Какую?
-Да вот Вована этого, вон слева. Только вот где не помню.
-Ну а если и видела, дак нам то что с того, мы ведь бонда ищем а 
не этого твоего Вована?
-А вспомнила, я его вместе с бондом и видела.
-Брешишь!
-Вот те крест!
-Тогда верю.
-Я его вместе с бондом с этим в метро видела.
-Дак что-ж ты молчала! Поехали в этот самый клуб сьездим, да 
разузнаем, что там к чему.

И примерно через час старушки были уже на месте. Они стояли 
около закрытой на навесной замок и опечатанной двери клуба.
-Ну что Никитишна, будем ломать дверь, аль нет?
-А что ее ломать-то. Мне тут внученок мой на день рожденье 
ключик такой подарил, который все-при все двери открывает.
-Брешишь!
-Вот те крест!
-Тогда верю. Давай, показывай ключик.
И Никитишна достала из кармана отмычку, которой ловко 
открыла замок, предварительно сорвав с него печать.
Внутри клуба было темно и тихо. И только кто-то тихонько 
плакал в дальнем углу.
-Эй, кто там плачет? –Спросила Прокофьевна.
-Это я плачу, меня сдесь забыли и заперли. Я сдесь уже пару 
часов сижу.
-Дак что-ж ты плачешь, выходи, мы дверь-то открыли.
-Правда что-ли? А я думал вы мои глюки. Я тут парочку 
таблеточек на полу нашел…
-Выходи на свет. –Сказала Никитишна.
И существо, которое сидело в темном углу, вышло оттуда. На 
лицах старушек отразилась странная смесь из удивления, 
нанавитсти и радости, так как они увидели никого иного, как 
джеймса бонда.
-Бей врага! –Прокричала Прокофьевна, и они кинулись в атаку.
Бонд-же, несмотря на врожденный дебилизм, смекнув что к 
чему, бросился под стоявший перед ним стол. Старушки 
бросились за ним. Однако когда старушки приблизились, бонд 
вынырнул из под другого края длинного стола, и побежал к 
двери. Сумка одной из старушек полетела ему в след, и попала 
прямо по балде, отчего бонд на время потерял равновесие и 
чуть было не упал. Бонд выбежал из клуба наружу, и бросился на 
проезжую часть. Старушки тоже пустились за ним. Бежал бонд 
довольно долго, и дистанция между ним и старушками 
потихоньку сокращалась. Но тут одна из старушек запустила в 
бонда своей сумкой, чем сбила его с ног. Однако случилось так, 
что в этот момент из-за угла выезжала машина скорой помощи, 
которая случайно сбила падающего в соответствующую сторону 
бонда. Скорая остановилась, и из нее вышел довольно-таки 
полный доктор, и двое мед сестер.
-Так, что это тут у нас такое… -Сказал сам себе доктор.
К нему подошли старушки, и сообщили:
-Это джеймс бонд, шпион вражеский!
-Ну что-ж, разберемся. –Сказал доктор, и жестом приказал двум 
медсестрам занести тело бонда в машину.
-Его в милицию сдать надо. –Почти хором сказали старушки.
-Надо, сдадим. Не волнуйтесь.
-А можно нам с вами поехать, а?
-Нет, боюсь, что нельзя. Вот, лучше напишите в блокноте свои 
фамилии, для протокола, и идите домой пить чай. Не время 
сейчас для старушек.
И скорая помощь помчалась с бессознательным бондом в 
сторону больници.

А америка тем временем начала потихоньку оправлятся от 
последствий, которые оставили на улицах нью-ёрка двое русских 
агентов.
Первым очнулся, как и полагается начальнику, директор цру, 
которого, кстати говоря, звали саддам бен-ладен. Но это мало 
кто знал, так как рассчетливый директор никому своего имени и 
фамилии не называл, а предпочитал простое формальное 
обращение – “господин директор”. Дак вот, этот самый 
господин директор сейчас пытался выкарабкаться из останков 
своей служебной машины, что имея ввиду его небольшой рост и 
большую упитанность было, прямо скажем, не легко. А пока он 
пытался выбраться, в машине очнулись и двое его товарищей, о 
которых он просто напросто забыл.
-Господин директор, это ничего, что сейчас мое лицо смотрит 
вам в задницу. –Раздался из покореженной машины голос джона 
смита.
-Да нет, меня это нисколько не смущает. Можете смотреть 
столько, сколько хотите.
-Да вот смотреть-то я как раз и не хочу, но понимаете-ли, мне 
голову не повернуть. Не нее ведь этот очкастый уселся!
-Ну не надо так грубо. Это не наши методы. –Подал голос, 
очнувшийся последним из троици, психоаналитик.
-А сидеть на чужой голове ваши методы - ?
-Да, есть у нас в клинике и такая практика…
-Да пошел ты, очкастый, со своей практикой в жопу!
-Я не понял, это ко мне что-ли. –Спросил директор. И джон 
смит с психоаналитиком как-то странно замолчали.
Но не успело их молчание закончится, как к останкам машины 
подьехали другие автомобили с агентами цру.
Шпионскую троицу не без труда извлекли из под обломков, и 
один из офицеров цру незамедлил произнести доклад своему 
начальству:
-Господин директор, к нам только что поступила информация от 
нашего секретного агента по имени снууп крыса крыс, который 
выполнял задание по слежке за доном капоне.
-Мистер старший лейтенант, вы хоть понимаете сколь-нибудь о 
том, что мне сейчас есть дело только до двоих лазутчиков, и 
больше не до чего - ?
-Да, господин директор, понимаю. Я собственно про них и 
хотел…
-Ну если вы про них и хотели, дак и докладывайте мне про них, а 
не про этого вашего капоне. Кто он вообще такой, этот капоне?
-Дон капоне, это тот человек, который вам на прошлой неделе 
подбросил прямо в постель свиную…
-Дальше не напоминайте. На нас-же люди смотрят. Это все, что 
вы хотели мне доложить?
-Да это все!.. То есть, нет, не все! Я пришел сюда, чтобы 
доложить вам о том, что мой агент внешнего наблюдения снууп 
крыса крыс, сегодня в церкви наблюдал за доном капоне, и к 
нему пришли на встречу двое очень странных личностей…
-Мистер страший лейтенант, я вам еще раз повторяю, что мне 
нет никакого дела до всяких там дружков дона капоне. С ним 
мы позже разберемся.
-Но по описанию эти двое… Какое описание нам было 
оперативно предоставлено…
-Короче, надоели вы мне, мистер старший лейтенант. Капоне все 
еще в церкви - ?
-Да, они все еще там…
-Ну так и быть, уговорили… Поедемте, арестуем его. А то он 
мне на следующей неделе обещал подкинуть ни что иное как… 
Вобщем вперед, арестуем этого отброса общества!
-Но дон капоне не отброс общества, а вполне уважаемый и 
солидный человек. –Встрял в разговор джон смит.
-Да, да, господин директор. Боюсь, что выражаясь языком 
современной американской психологии, у вас наблюдается 
неадекватная оценка восприятия действительности, что 
наблюдается у 99,999999999999999999% американцев, и 
признаки наступающей олигофрении и сезонного обострения 
имбицилизма, что обычно сопровождается психотическими 
состояниями и навязчивыми маниями, а так-же признаками 
грядущего аутизма, неговоря уже о банальной шизофрении или 
паранойе, что наблюдается у 70% американцев. У остальных 
30% все эти признаки уже развились в болезнь. Боюсь, что если 
все так пойдет и дальше, голубчик, мне вас придется 
госпитализировать в принудительном порядке. – Заявил 
психоаналатик.
-Мне нельзя госпитализироваться, я-же директор цру!
-Ну это, голубчик, не проблемма. Мы вам можем поколоть 
галоперидол и амбулаторно. Возможности современной 
американской психологии безграничны! Мы знаем лекарство от 
всех известных и не пока еще не известных психических 
болезней!
-А почему тогда у вас так много психов и маньяков по городу 
разгуливает - ?
-Ну наши возможности не безграничны. У нас мало помещений, 
да и людей, понимаете-ли, нехватает. Вот если-бы нам 
увеличили финансирование…
-Господа, господа, это все просто замечательно. Я был рад быть 
свидетелем вашей замечательной дискуссии, из которой я 
почерпнул много нового, но тем не менее, несмотря на это, я 
осмелюсь вам напомнить, что дон капоне. –Перебил всех мистер 
старший лейтенент.
-Ладно, так уж и быть, поехали производить арест дона 
капоне… -Согласился директор цру, и джон смит его в этом 
очень поддержал.

Штирлиц и Кэт, в месте с крестным отцом всея американской 
преступности, доном капоне, сидели в церкви и дискутировали 
на различные филосовские темы касательно истинного 
устройства вселенной и различных форм бытия. Дон каопне 
считал что обезьяна произошла от человека, а вовсе не 
наоборот, как предполагал Дарвин, Кэт считала что лампочка 
произошла от Ильича, а Штирлиц, что америке скоро наступит 
конец. И из всех троих только он мог подтвердить свою точку 
зрения мало-мальски подобающими аргументами. Наконец, 
когда спор постепенно дошел до обсуждения вопроса – “что-же 
появилось первым – яйцо или пенис”, Максим Исаев не 
выдержал:
-Товарищи, мне очень неудобно прерывать нашу дискуссию, но 
я больше не в силах себя сдерживать. Я хочу в туаллет! Я уже и 
не помню, когда я последний раз там был.
Ему ответил дон капоне:
-Туаллет слева по корридору, если идти прямо.
-Я провожу. –Сказала Кэт.
-Да нет-уж, я как-нибудь сам. –Ответил Максим.
Однако Кэт ему ехидно подмигнула и он сдался. Все-таки Кэт 
была очень даже симпатичной, если не сказать красивой 
девушкой, и у Штирлица в голове начали потихоньку появлятся 
мысли о том, а стоит-ли вообще в этих условиях хранить 
верность жене. Однако он вспомнил о том, что в Советском 
Союзе это считается аморальным, и что его долг перед Родиной 
состоит еще и в том, чтобы сохранить верность своей жене, 
которая кстати говоря, Штирлицу нравилась еще больше чем 
Кэт. Что-ж в женщинах он разбирался неплохо, по крайней мере 
до свадьбы. А потом решил что выбрал самую лучшую, и 
погрузился в индульгирование о том, что остальные его 
внимания незаслуживают. Остальные женщины, само-собой так 
не считали. Особенно Кэт, которая сейчас шла вмести с ним до 
туаллета.
-Максим, я тебе хочу одну умную вещь сказать. Сейчас мы 
поедем на виллу к дону капоне, и возьмем там оружие. Там-же 
возьмем транспорт и направимся на нем в столицу этой 
местности – город вошингтон. Но вряд-ли нам дадут туда 
подойти так близко. Поэтому нам придется применать тяжелую 
артилерию.
-Хорошо, Кэт. Но это можно было и потом мне рассказать. 
Зачем ты со мной до туаллета-то пошла. Ведь слухи потом 
разные ходить будут, а мне, как порядочному семьянину…
-Да и пусть ходят. Максим, поцелуй меня - ?
-Кэт, я-же женатый человек. Я не могу…
Однако в этот момент Кэт сама поцеловала Штирлица. И этому 
Максим уже не мог не поддаться. И кто знает чем бы это все 
закончилось, особенно если учитывать что в туаллете больше 
никого не было, если-бы на улице не раздался вой сирены, и 
топот десятков врывающихся в церковь ног американских 
спецсназовцев, из спецподразделения – “Сухопутные собачки”.

Дон капоне сидел, и молча смотрел, как его окружают десятки 
вооруженных людей в масках. Ничего сделать он бы все-равно 
не успел. Все получилось как-то очень уж внезапно.
-Ну-с, мистер капоне. – Обратился к нему директор цру – Вот вы 
мне и попались, наконец-то. Что с точки зрения банальной 
эрудиции было вполне предсказуемо.
-Господин директор, или если будет угодно, саддам бен ладен,
вы может быть и выиграли сейчас битву, но знайте, что войну 
вы все-равно уже проиграли.
Господин директор, конечно-же, и в мыслях не мог догадатся о 
чем на самом деле говорит дон капоне. Он сейчас был озабочен 
лишь тем, что проклятый гангстер назвал его коллегам его 
настоящее имя, которого он очень стеснялся. И потому 
конечно-же практически никто из штата цру, кроме может быть 
бухгалтерии и отдела кадров, не знал его настоящего имени. И 
конечно-же господин директор подумал, что раз его коллеги 
узнали его настоящее имя, то войну он стало-быть проиграл.
-Господин директор… -Сказали хором джон смит и 
психоаналитик. И на их лицах, как и на лицах американских 
спецсназовцев, который сейчас все это слышали, было написано 
немое недоумение.
-Да, да друзья. Это мое настоящее имя. И нечего тут удивлятся. 
Я-же не виноват в том, что меня мама с папой так назвали…
-Да нет-же, голубчик, вы не правы. Есть чему удивлятся. 
Директор цру не может носить имя сразу двух врагов нашей 
страны.
-Мы обьявляем вам импичмент. –Сказал господин старший 
лейтенант.
-Господин директор, вы меня конечно извините, но так уж 
получилось, что вы позор всего штата и страны в целом. Таким 
людям, как вы, нет места в управлени гос безопасности.
У директора цру при этих словах на глазах появились слезы. 
Ведь он мог сейчас потерять не только уважение своих 
товарищей, но и работу которой посвятил почти всю свою 
жизнь.
-Да у вас, голубчик, еще и низкая самооценка, оказывается. 
Запишем это в вашу личную амбулаторную карту.
-Нормальная у меня самооценка! Не сметь попрекать 
вышестоящее руководство, я здесь пока еще начальник…
-Вот именно “пока еще” саркастически заметил старший 
лейтенант.
-Дак вот, пока еще мне официально не вынесли импичмент, а на 
это, следуя процедуре, может уйти до двух месяцев, я могу вас 
всех уволить, и причем сделать это прямо сейчас. Поэтому, 
сэры, я предлагаю вам сделку. Никто никому никогда ничего ни 
при каких обстоятельствах не говорит о том, что здесь слышали, 
и мы все остаемся работать на своих должностях.
-Что-ж, я пожалуй соглашусь… -Согласился джон смит. 
Остальные последовали его примеру.
-А ты поедешь с нами, и можещь быть уверен в том, что в 
застенках пентагона у нас найдется способ заставить тебя 
поплатится за твои слова. –Гневно сказал дону капоне саддам 
бен ладен.
-Господин директор, я вам охотно верю. Я знаю что у вас даже 
директора цру плачут. Сам видел. Только что.
У директора цру от ярости вздулись вены на лице, и раздался 
очень неприличный звук, после которого в помещени очень 
неприлично запахло. Поэтому все решили покинуть это 
помещение как можно скорее.

Двое русских разведчиков, дождались, когда все покинут 
церковь, и осторожно выглянули из-за угла корридора. Их 
взорам предстал дон капоне, которго уже вывели под руки на 
улицу, и затолкали в черный микроавтобус марки black raven.
-Кэт, без дона капоне нам трудно будет довести до конца свою 
миссию.
-Ничего не поделаешь, попался-таки он в лапы американского 
правосудия. Придется нам с тобой его вытаскивать. Возможно 
из тюрьмы.
-Ну зачем-же из тюрьмы. Предлагаю проследить за кортежем, и 
сделать это раньше, как только представится удобная 
возможность.
-Полностью поддерживаю.
-Тогда вперед! Нам надо постараться не терять из виду 
микроавтобус. А чтобы нам это сделать, у меня тут кое что 
припасено.




Глава 9. И целого бакса мало.

Black raven был заполнен людьми, точнее американцами, до 
отказа. В шестиместном микроавтобусе поместились директор 
цру, джон смит, психоаналитик, капитан сухопутных собачек, 
вместе с десятком своих лучших бойцов, и конечно-же дон 
капоне, который был человеком весьма и весьма упитанным.
Послений смотрел с неописуемой грустью в заднее стекло 
автомобиля, и казалось, что его печали хватит на добрый 
десяток бразильских телесериалов. Однако лицо его на миг 
озарилось улыбкой, так как из церкви выбежали два знакомых 
ему силуета…

Штирлиц одним движением снял с руки свои часы, и открыв 
заднюю крышку, вытащил из них батарейку, нежно проронив 
при этом только одну фразу – “Отечественное 
спецоборудование…”. Затем он хорошенько размахнулся и 
запустил этой батарейкой в трогающийся с места микроавтобус. 
Батарейка, пролетев порядка двадцати метров, беззвучно 
примагнитилась к заднему бамперу автомобиля, и в этот момент 
наручные часы Максима Исаева издали звук модема при 
коннекте, что означало, что связь с радиожучком установлена.
-Теперь, Кэт, нам с тобой нужно смотреть на секундную стрелку, 
она показывает направление обьекта, и на календарь под 
циферблатом, он теперь показывает примерное расстояние до 
обьекта.
-Это, Максим, хорошо, только когда они довезут дона капоне, 
нам с тобой это все уже не понадобится.
-А они не довезут… -Сказал максим, глядя на выезжающее из-за 
угла такси Даниэля.
-Вас, ребята, опять подвезти - ? Я, кстати, как вас высадил, уже 
троих клиентов подвез!
Кэт с Максимом переглянулись, и сели на зеднее сиденье такси.
-Ну куда вам - ?
-Даниэль, видишь вон тот фургон в далеке - ?
-Ну положим, что я еще не еще ослеп. И, дайте угадаю, нам надо 
следовать за ним - ?
-Совершенно верно.
-Да без проблемм!

А в это время, в России, машина скорой медицинской помощи 
уже подьезжала к областной клинической больнице N 47. Видя 
в лобовое секло приближающиеся больничные корпуса, 
дежурный врач бригады, Владимир Семенович Брынцалов, 
помог медсестрам переложить больного на носилки, и когда 
автомобиль остановился возле двери приемного покоя, взял 
носилки вместе с бондом под мышку, и понес его 
регистрировать. Над Москвой уже совсем скоро должно было 
взойти солнце. Дверь приемного покоя распахнулась, и 
навстречу им вышла сонная дежурная медсестра.
-Что опять новенького привезли - ? Опять покурить не дадут…
С неочень довольным видом она придержала дверь, пока 
Владимир Семенович вносил больного.
-Ну что, Владимир Семенович, будем регистрировать. Как зовут 
больного - ? –Неохотно, и с явно уже уставшим видом, 
проговарила она.
-Неизвестно. Но имя вроде не русское какое-то. Толи 
европейское, то-ли, хуже того, американское.
-А может еврейское - ?
-Нет, те обычно у себя, в Израиле лечатся. Там у них курорты, 
говорят, лечебные, грязевые. Типа повалялся там немного, и 
грязный как свинья, но зато здоровый как бык.
-А я-бы все равно в грязи валятся-бы не стала…
-А этот бы похоже вот стал-бы. Ему в помойке самое место 
будет. Там грязь хоть и не лечебная, зато к его имиджу идеально 
подходит. Нажрался, представляешь, наркоты какой-то и давай 
под колеса кидатся. Да еще и водкой все это дело залил. Вон как 
перегаром-то разит.
-Тогда запишем его в наркологию, а в отчете представим как 
ананимного алкоголика.
-Угу, запишите пока так, а я пойду, отнесу его в 
наркологическое отделение.

В салоне такси играла зажигательная мелодия из одного фильма 
про американских бандитов. Штирлиц только молча следил за 
показаниями своих наручных часов, и лишь изредка давал кое-
какие указания Даниэлю. При этом и Даниэль и Штирлиц 
сохраняли на лицах каменное спокойствие. И одна только Кэт не 
могда ровно усидеть на месте, и постоянно беспокоилась о том, 
какое расстояние сейчас от них до дона капоне, и как они будут 
его вытаскивать. За все свое время пребывания в америке, 
Штирлиц впервые заметил, что Кэт волнуется. И с чего это 
вдруг она стала такой эмоциональной - ?
-Максим, смотри! Они остановились! –Вдруг вскрикнула Кэт.
И действительно, микроватобус остановился, из него вышли все 
его пассажиры, кроме разумеется прикованного наручниками 
дона капоне, и выстроились в две очереди, одна из которых вела 
к домику с надписью “fuck donalds” а другая к домику с 
надписью “туаллет”.
Русские разведчики расплатившись с Даниэлем, вышли из такси, 
и аккуратно, стараясь оставаться незамеченными, прячясь за 
поставленными вдоль обочины машинами, пробрались к 
вражескому микроавтобусу, в котором кроме дона капоне, 
сейчас никого не было.
Максим открыл незапертую дверь, и они с Кэт забрались внутрь.
-О, а я-то уже было думал, что все… мне пришел конец.
-Нет, конец пришел карьере этих клоунов. –С нескрываемым 
сарказмом, пошутил Штирлиц. –Ну, поехали.
Две очереди из американских правоохранительных структур, 
одновременно, как по команде, обернулись в нужную сторону, 
когда их слуха донесся звук трогающегося с места 
микроавтобуса “black raven”. И все они, кто с недоеденым 
гамбургером в руках, кто на ходу застегивая ширинку, бросились 
в след за автобусом. И только умудренный опытом директор цру 
крикнул им – “Что вы бежите, идиоты! Вот-же такси стоит!”.
Услышав это, вся толпа резко развернулась, и направилась в 
сторону стоящего неподалеку такси, но оно почему-то резко 
развернулось прямо посреди дороги, и уехало.
Раздосадованные агенты цру и бойцы американского спецсназа 
не знали что делать. И только самые умные из них полезли в 
карман, за небольшим тюбиком, с надписью “вазелин”, так как 
знали, что за все это дело, начальство будет их иметь долго и 
упорно.

В нью ерке неотвратимо наступал вечер, и вампиры и зомби, 
начинали потихоньку уже вылезать из своих гробов и могил, в 
то время как над Москвой уже взошло солнце, и его яркий луч 
светил в лицо джеймсу бонду, который только что открыл глаза. 
Его взору предстал кристально белый больничный потолок. 
Поофигевав немного, бонд соизволил, переборов свою лень, 
повернуть голову на бок. Он действительно лежал в больнице, о 
чем свидетельствовали еще пять коек с людьми, расставленные 
вдоль стен. Конечно, так-же койки могли быть расставлены еще 
и в вытрезвителе и тюрьме, но там обычно было не так чисто и 
светло. И так, до больного ума бонда дошло, что находится он в 
больнице, но вот никак не могло дойти, что-же делать дальше, к 
тому-же ему не давал покоя еще один вопрос – “как он здесь 
оказался?”. Однако, его мысли развеяла вошедшая в палату 
медсестра:
-Больной, проснитесь! Вам пора принимать снотворное! – 
Обратилась она к бонду.
-Сестра… сестра… какая у вас грудь, сестра… -Только и смог 
выговорить бонд. Голова его как всегда болела, а живот 
тошнило.
-Больной, ну как вам не стыдно! Первый день у нас, а уже такие 
вольности себе позволяете!
-Ну а если мне хочется!
Однако тут бонд получил сильную пощечину, и больше ему уже 
не хотелось. Он принял все предложенные ему таблетки и 
снотворное, и сконцентрировавшись на своей головной боли, 
опять погрузился в различные размышления о жалости к себе. 
Принятое снотворное уже через минуту дало о себе знать, и 
бонд, не успев толком проснуться, опять погрузился в глубокий 
сон. Однако спать ему пришлось недолго. В дверь вошел весьма 
упитанный доктор, и громогласным тоном заявил, обратившись 
к спящему бонду:
-Больной проснитесь, ну сколько можно спать! Вам что, ночи 
мало было…
Бонд еле-еле открыл глаза.
-Эх, хлипкий вы народ, иностранцы. Ксатати, Петров, а почему 
мы листаем порно журнал? Вам разве не давали снотворное?
-Нет, снотворное давали вон тому чудику. –Сказал Петров.
-Это что-же, Марина опять все перепутала!
-Да нет, доктор, просто этого придурка вчера положили на мою 
послель, пока я на пять минут в туаллет вышел. А мне, когда я 
вернулся в палату, было его не поднять, да к тому-же все-равно 
от него вся постель перегаром пропахла, вот я и лег на 
свободную.
-Ну а вы все где были, когда тут такое творилось? –Обратился 
доктор ко всем остальным пациентам.
-Дак они все спали. Утро-ж ранне было. –Ответил ему Петров.
-Хорошо, ну а у Марины-то глаза есть? Она что не видела кому 
лекарства дает?
-А она как будто всех в лицо здесь знает, особенно если учесть, 
что она только со вчерашнего дня здесь работает. Ей сказали 
дать пациенту со второй койки, она и дала пациенту со второй 
койке.
-Нет, она мне не дала! –Возмутился джеймс бонд.
-Да нет-же, мы все видели, что дала. –Сказал Петров.
-Но если я не видел, как она мне дала, то как вы могли видеть?
-Да ничего, я когда с похмелья, тоже много чего не помню. Так 
что ты особо тут не возникай. Если тебе сказали, что она тебе 
дала, значит она тебе дала.
От этих слов, бонду стало легче. Раз он был с похмелья, то 
действительно может ничего не помнить. А раз все говорят, что 
она ему дала, то наверное так оно все и было.
Однако бурный спор пациентов прервал доктор:
-И чему только их в мед институте учат? Пациентов средь бела 
дня перепутать? Ну надо-ж такое, а? Ладно, она у меня еще 
получит. Новенький больной, это уже вас касется, сейчас 
подойдите на сестринский пост, и возьмине свои документы. 
Впишите там где надо, свою фамилию, и идите сдавать анализы.
-Куда?
-Больной, не спорте с доктором, там все написано.
Больной не стал спорить, а дождавшись, пока доктор выйдет, 
вышел за ним следом.
Оказавшись в широком больничном корридоре, бонд нашел 
глазами сестринский пост, и направился к нему.
На посту как раз дежурила новенькая медсестра Марина.
-Классный секс, говорят, был у нас с вами сегодня ночью. –
Обратился к ней бонд.
-Что!!!
-Да ладно вам врать, все видели. У меня целая палата 
свидетелей.
От такой наглости сестра выпала в тройной осадок.
-Больной, как вы смеете… Да вы что уже совсем крышей 
поехали! Да за такое надо…
-Нет, женится я на вас не собираюсь, и не думайте! –
Безапелляционно заявил бонд.
Марина от облегчения вздохнула. Затем придя немного всебя, 
жестким тоном сказала:
-Больной, вот ваши документы! Впишите там где стоят знаки 
вопроса свое имя и фамилию, и отправляйтесь на 
обстледование. Все кабинеты написаны вот на этом листе. Если 
что непонятно, спросите у меня. Но лично я надеюсь, что вам 
все понятно, так как больше с вами разговаривать я не желаю!
И джеймс бонд, агент 0,07 взяв бумажку, и прочитав в меню 
первый пункт, который назывался “Практолог. Кабинет N666”, 
мрачно побрел по корридору, все удаляясь и удяляясь от 
сестринского поста. Дойдя до лестницы, он поднялся по ней на 
последний этаж больничного корпуса, на котором 
распологалось кожно-венерическое отделение микрохирургии 
таза.
Очереди в кабинет N 666 небыло никакой, оно и понятно 
почему. И бонд робко открыл дверь кабинета, предварительно 
забыв постучатся. В кабинете сидел грузин с более чем 
зловещим лицом.
-Вах, заходи дарагой! Я тут тебя уже давно жду!
-Это вы мне?
-А что, разве здесь еще кто-то есть? Да ты заходи, заходи, не 
стесняйся. После меня обычно все довольные выходят…
Бонд осторожно зешел в кабинет.
-Да ты раздевайся, дарагой, раздевайся. Ты Гиви не стесняйся.
-А раздеваться полностью?
-Вах, ну зачем полностью? Полностью будешь в бане 
раздеваться. Только до пояса.
Бонд почему-то обрадовался, и разделся до пояса, оставив 
брюки и фирменные трусы в виде американского флага висеть 
на спинке стула.
-Так, а теперь ты подойди к окну, обопрись о подоконник 
руками, и немного наклонись, а я пока дверь закрою, чтобы нам 
с тобой никто не мешал.
Бонд сделал все так, как сказал ему Гиви. А Гиви в это время 
закрыл на замок дверь.
-Вот, теперь приступим. –Сказал Гиви натягивая резиновые 
перчатки.
-Доктор, а вы будете с вазелином или без? –Спросил бонд.
-Вах, дарагой, ну зачем тебе вазелин, ты мне скажи. Гиви не 
первый год практологом работает, и пока никто не жаловался.
-Нет, без вазелина я не согласен! Без вазелина больно будет! Вы 
мне все очко разорвете. Хотя, если подумать, я согласен это 
сделать и так. С моим начальством я уже ко всему привык. 
Только вы это по нежнее далайте, мне так больше нравится, и 
презерватив наденте.
У грузина Гиви округлились глаза.
-Что!!! Я тебэ что, пидор, что-ли? Да ты за кого меня здесь 
принимаешь? А ну давай надевайся быстро, гомосек хренов, и 
уходи отсюда. И чтоб я тебя, и всех твоих голубых братьев 
здесь больше не видел. Оповадились тут…
Бонд, надевая на ходу брюки, вылетел из кабинета практолога, а 
в его больничной карте уже красовался диагноз – “Пидор 
пассивный, обыкновенный”.
Следующим пунктом на повестке дня стояло посещение 
окулиста, и бонд направился в соответствующий кабинет, где 
ему пришлось отсидеть довольно длинную очередь, прежде чем 
он смог войти. Однако очередь на этом не кончилась. Десять 
человек ожидали приема специаллиста прямо в кабинете, и 
когда кто-нибудь из них, уже обслуженный, выходил, в кабинет 
входил еще человек, и тоже ждал. Отсидев и эту небольшую 
очередь, бонд уселся в кресло приема, а за ним, в кабинете, 
осталось ждать еще десять человек.
Окулист, высокий и очкастый тип, обратился к бонду:
-Ну-с, что вас беспокоит?
-Меня беспокоит один вопрос.
-Ясненько, так и запишем – “Жалоб на зрение нет”. И так, берите 
вон ту закрывашку для глаза, и смотрите вон туда. Какую букву я 
вам показываю.
-Ну круглую такую.
-Правильно, букву “О”. А теперь?
-А теперь такую, которая уголком.
-Правильно, букву “Г”.
-Доктор, это значит что у меня хорошее зрение?
-Нет, я бы так не сказал. И прекратите маструбировать!
-А то ослепну?
-Да нет. Просто вы смущаете остальных пациентов.
Бонд покраснел, и вытащил руку из штанов.
Затем окулист поспрашивал бонда еще кое-какие буквы, 
посмотрел сквозь лупу глаза, и на этом анализ зрения закончил. 
Получив диагноз “Зрение нормальное. К строевой подготовке 
годен”, бонд направился в следующий кабинет.

Следующим кабинетом оказался кабинет невропатолога, где 
получив по коленке молотком, и диагноз “ХЗ”, бонд направися в 
следующий кабинет, который был кабинетом стоматолога, на 
двери которого красовалось обьявление “Молодой врач 
стоматолог приглашает пациентов для опытов”. Бонд зашел в 
кабинет. Стоматологом оказался здоровенный детина с 
недобрым лицом, руки которого были перепачканы кровью.
-Ну что вы там стоите у двери, проходите, присаживайтесь в 
кресло.
-А мне до пояса раздеваться?
-А вот шутки оставте за дверью! У меня тут все строго. И так, 
что вас беспокоит?
-Меня беспокоит, будет больно или нет?
-Будет! Я люблю, когда пациенту больно.
-Я тоже люблю… это…
-Да, я уже вижу. Поэтому для вас я сделаю исключение. Мне 
таких… такие не нравятся. Не интересно с вами. Весь азарт 
пропадает. И вообще, вы здесь на обследовании а не на лечении. 
Может быть у вас все зубы здоровы. Открывайте рот, я буду 
смотреть. Так, так, так. Зубы значит не чистим, горло не 
полощем, чеснок поглощаем, и на каждом зубу кариес. Но 
лечить я вас не буду.
-Как?
-А вот так! У вас в карте написано только про обследование. Так 
что дуйте отсюда куда подальше.
И бонд печально вышел из кабинета, а в его карте появился еще 
один диагноз “Парадонтоз 3-ей степени, и кариес. Удельный вес 
кариозированных зубов 100%”.

Последним пунктом стояло посещение психотерапевта…
-И так больной, на что жалуемся? –Спросил у бонда маленький 
бородатый человек, на халате которого была приклеена надпись 
“Психотерапевт. Просьба не беспокоить.”.
-Да я ни на что не жалуюсь.
-А чего-ж тогда вы ко мне пришли? Или вы, может быть, в 
армию хотите?
-Хочу! Там я слышал кормят бесплатно, и думать не надо.
-А еще там кругами по плацу бегать заставляют, а так-же 
отжиматься, приседать, выполнять нормативы, чистить унииазы 
и картошку. Вы этого хотите?
-Нет.
-Тогда давайте мне вашу карту… Ах, дак вы не от военкомата… 
А что вы мне тут мозги пудрите, подразнить решили, да.
-Нет, я не решал вас дразнить.
-Да, а тогда почему вы свое имя и фамилию в карте до сих пор 
не указали?
-Забыл.
-А голову вы, голубчик мой, дома не забыли!
Бонд суматошно пощупал голову руками.
-Нет, не забыл.
-Вы хоть как вас зовут-то помните? Шутка. Шучу я так, 
понимаете? А, ничего вы не понимаете в современной 
психиатрии, куда вам. Не понимаете вы меня. Нас, 
психотерапевтов никто не понимает, даже мы сами. Вы лучше 
свое имя и фамилию напишите.
И бонд в больничной карте, на строчке “Ф.И.О.” написал – 
“бонд, джеймс бонд”.
Прочитав это, психотерапевт посмотрел на бонда немного 
странным взглядом.
-Да, голубчик, вам не в наркологию надо, а ко мне в 
психиатрию. Я вас вылечу.
-Вы правда меня вылечите доктор?
-Честное пионерское! Вы пока идите, собирайте вещи, а я пока 
распоряжусь, чтобы вас перевели ко мне в отделение, это этажем 
выше вашего. Там я вас уже обследую более полно, и скажу 
более точный диагноз.
Бонд вышел из кабинета психотерапевта, и направился в свое 
отделение. Взять свою больничную карту он забыл. А 
психотерапевт в ней написал свой диагноз “Параноидальный 
синдром, с признаками грядущего аутизма. Легкая форма 
шизофрении. Считает себя джеймсом бондом”.

А в это время двум старушкам: Прокофьевне и Некифоровне 
стало плохо со здоровьем, и они решили лечь в больницу, 
немного полечится. Вопроса о том, в какую больницу лечь, даже 
и не стояло. Все знают, что самая лучшая больница в Москве – 
областная больница N 47. И встав утром пораньше, старушки 
решили вместе пойти и лечь в стационар. Тем более, что у них на 
это, помимо здоровья, была еще одна, очень веская причина.
На халат дежурного врача скорой помощи Владимира 
Семеновича Брынцалова была прикреплена табличка с 
надписью “…Больница N 47”.

Пока бонд, после обследования, лежал в своей палате и глядел в 
потолок, так как делать ему все равно было больше нечего, зав. 
отделения психиатрии, кандидат медицинских наук, доктор 
Тугодумов Евграф Евграфьевич, беседовал с зав. отделением 
наркологии.
-Да, вы совершенно правы, Евграф Евграфьевич, этого пациента 
необходимо лечить именно у вас в отделении. А я-то думаю, что 
это медсестра-практикантка Марина постоянно жалуется, 
дескать приходит к ней этот тип и заявляет во все услышанье 
что у них с ним был этой ночью бурный секс. Просила даже 
перевести ее на другое отделение, лишь-бы подальше от этого 
урода. Вот, кстати, к вам ее и перевели. Теперь у вас дежурит.
-Дак она опять у меня с бондом с этим и встретится…
-Ну, сама слезно просила ее перевести, вот я и перевел. Откуда-ж 
я знал… что и его тоже потом к вам…
-Да, полно вам, беспокоится. Мне оно даже веселее будет. 
Давненько, ох голубчик, давненько мне настоящих пациентов не 
подвозили. Знали-бы вы, когда у меня последний раз настоящий 
псих-то был… Они ведь все теперь здоровые ходят, лечить то и 
не кого… Вон галоперидол за последние два года так никому и 
не назначил. Эх, надо было идти работать в психиатрическую 
больницу. Там и зарплата больше, и интересных экспонатов хоть 
отбавляй.

Когда бонду сказали, что его переводят, он в начале 
обрадовался. А потом внезапно загрустил, так как вспомнил 
родную нью ерскую психиатрическую больницу, в которой чуть-
ли не был прописан. Доктор Тугодумов помог бонду поднятся 
на свой этаж, и провел в палату. Далее он решил познакомить 
бонда со всеми ее обитателями.
-Вот это у нас напоеон, слева от него человек, с раздвоением 
личности: одна личность - чикатилло, а другая – джек 
потрошитель. Вон там у окна сидит мессия дьявола, а рядом с 
ним член японской тоталитарной секты, к которому ночью 
приходит фредди крюгер, и они с ним строят планы по 
завоеванию мира. А у столика сидит человек, считающий себя 
генерал-майором КГБ, и каждый день он выискивает в здании 
больницы американских шпионов, а то ему некого пытать. Ну, 
приятно оставаться. Надеюсь, вы подружитесь. – Сказал доктор, 
закрывая за собой дверь.
-Ну что, Жозефина, что ты стоишь там в дверях, иди-же скорее к 
своему императору. –Сказал человек, считающий себя 
наполеоном.
-Да какая она тебе Жозефина, это-ж Дездемона. Она-ж была 
прведницей, все Богу своему молилась, вот мой верный слуга, 
Отелло ее и задушил. –Сказал мессия сатаны.
-Вы что не видите, что я не женщина! Хотя если вы настаиваете, 
то можете так считать.
-Конечно, какой-ты мужик! –Громогласно сказал генерал-майор 
КГБ.
-Вот и я про то-же. Я секретный агент разьединенных штатов 
америки под кодовым номером – 0,07 джеймс бонд. Кстати, 
меня послали в Россию, для того что-бы…
-А я так и знал! Вот и попался ты, американская сволочь! Теперь 
молись!
-Молилась-ли ты на ночь, Дездемона! – В тон генералу КГБ 
произнес мессия дьявола, и они в двоем кинулись на джеймса 
бонда.
Агент 0,07 получив пару ударов по голове, оказался на полу, и 
сильные пальцы генерал-майора вцепились ему в горло. Бонд 
почувствовал, что воздуха ему не хватает, а вздохнуть он уже не 
мог. Лицо его налилось кровью, и ему показалось, что он начал 
терять сознание.
Однако, в этот момент дверь распахнулась, и в нее вбежал 
вспотевший доктор.
-Тише вы, тише. Что творите, а? К нам тут телевидение 
приехало, снимать вас будут, а вы что? Ну прям как дети малые. 
Ведите себя прилично, а то вечером конфет не получите!
Через некоторое время в корридоре раздался топот шагов, и 
доктор вышел за дверь. А через несколько мгновений опять 
зашел, но уже не один, а со сьемочной бригадой.
-…А вот здесь находится наша палата, так сказать, с особо 
тяжелыми больными. Вот этого пациента к нам привезли совсем 
недавно, буквально пару часов назад. Он не помнит ни кто он, 
ни откуда. Считает себя американским шпионом – джеймсом 
бондом, засланным в Россию, с особым заданием.
-Я не считаю себя джеймсом бондом, я и есть джеймс бонд!
-Ну конечно, конечно, голубчик, мы все вам верим.
-Ефграф Ефграфьевич, а это правда, что за два года вами не 
было назначено галоперидола никому. –Спросил психотерапевта 
телерепортер.
-Да, к сожалению назначать было не кому, вы абсолютно правы. 
Хотя новенький пациент подает очень большие надежды. 
Кстати, в соседней палате лежит тоже очень интересный 
пациент, пойдемте, я вам покажу.
И сьемочнам группа скрылась за дверью, а гнерал-майор КГБ и 
мессия дьявола опять начали потихоньку двигаться в сторону 
бонда… Однако в этот момент дверь опять открылась, и в нее 
вошла Марина.
-Больной, именующий себя джейсмом бондом, пройдите на 
флюорографию. –Сказала она.
-С тобой, крошка, я готов идти куда угодно, даже на край света.
-Так, больной, я конечно понимаю что у вас с головой не все в 
порядке, но вы мне не хамите. –Сказала Марина, которая уже 
успела пожалеть о том, что перевелась в психиатрию, так как ей 
здесь опять пришлось встретится с этим ненормальным, 
подальше от которого, она, собственно говоря, и переводилась.
Бонд вышел и пошел делать флюорографию. Возвращатся в 
палату ему явно не хотелось, хотя он сам так и не смог 
обьяснить себе, почему.

Кабинет флюорографии распологался на первом этаже 
больницы рядом с приемным покоем, и в этот кабинет уже 
успела выстроиться довольно-таки большая очередь. Бонду 
ничего не оставалось делать, как покорно занять в ней свое 
место. И все вроде-бы было тихо и спокойно, однако голоса, 
раздававшиеся из применого покоя заставили бонда 
насторожиться. В этих голосах небыло абсолютно никакой 
агрессии и вражды, однако для бонда они были более чем 
враждебны, так как он узнал эти голоса, принадлежащие двум 
старушкам, которые вчера вечером чуть было не зашибли его 
насмерть. Бонд погрузился в раздумья о том, что-же следует 
делать, чтобы избежать встречи с этими двумя старушками, 
однако ответ пришел к нему сам собой, вернее сказать, вышел из 
двери приемного покоя.
-Ах вот он где, засранец! Хватайте его! Это враг! –Заорала 
Никифоровна, завидев бонда.
-Держи его! –В тон ей заголосила Прокофьевна.
И джеймс бонд, что было мочи бросился бежать от них по 
корридору, а далее вверх по лестнице.
Взмыленный, бонд забежал на второй этаж, а с лестницы уже 
доносился топот ног поднимающихся старушек. Бонд 
лихорадочно посмотрел влево, вправо, и взгляд его наткнулся на 
стоящую в корридоре каталку, накрытую белой простыней. 
Бонд, от безвыходности ситуации, лег на эту каталку, и 
притворился трупом. Стая старушек и других, взволнованных 
ими, пациентов пронеслась мимо. Бонд, обрадовавшись своему 
успеху, хотел было уже начать ликовать по поводу своей 
незаурядной хитрости, однако, тут каталку куда-то покатили…

Белую простыню с лица бонда откинула рука младьшего 
медицинского работника, по видимому практиканта.
-Эй, с вами все впорядке? Что это вы так закутались?
-Куда вы меня везете?
-Как куда? В морг!
-В какой морг, я ведь вроде-бы еще жив…
-Доктор сказал в морг, значит в морг.
И вся бригада мед работников рассмеялась. У бонда мелькнула 
ничем не подтвержденная мысль о том, что это была просто 
шутка.
-Вы меня не в морг везете?
-Да не в морг, не в морг, успокойтесь вы уже. На операцию вы 
едете, на операцию.
-А я на ней не умру?
-Да бросьте вы. Вы же знаете как нас за это ругают. Ничего, все 
будет в порядке. И что вы так смотрите? У вас что это первая 
операция? Не переживайте, у нас это тоже первая операция.
Бонду вдруг стало страшно. Страх его усилился, когда его 
ввезли в операционную, и переложили на операционный стол. 
Именно переложили, так как бонд находился от ужаса в 
полубессознательном состоянии. Зажглась операционная лампа 
на потолке, и молодой анастезиолог спросил:
-Вам наркоз полный или местный?
-Ему лучше полный. Только полный наркоз спасает хирурга от 
советов пациента во время операции. –Сказал один из 
практикантов.
-Кстати, а где-же наш хирург? Сказал другой.
Тут дверь открылась, и в нее  вошел еще один практикант.
-Здравствуйте. Я студент медицинского института. Вот, пришел 
проходить к вам практику, в качестве хирурга.
-Слышь, у нас это первая операция, мы должны были 
ассистировать опытному специалисту.
-Я тоже вроде-бы должен был помогать кому-то там. Но я так и 
не понял толком, толи я хирург, то ли его ассистент. Вообще я 
на хирурга учусь, дак наверное я главный здесь буду. –Сказал 
вошедший практикант.
-Вот зашибись. Это нам что, самим операцию проводить что-
ли? Мы же такого еще не умеем!
-Ничего, у меня с собой все конспекты, так что как нибудь 
разберемся.
-Ага, а вдруг чего не так. Может быть лучше опытного врача 
подождем.
-А вдруг этот врач и не должен прийти? Вы что хотите всю 
практику завалить? Тут-же простейшая операция. Чего 
сложного-то. Давайте уже сделаем поскорее. А то через два часа 
футбол начинается…
-Ну ладно. Уговорили. Давайте пациенту наркоз.
В глазах бонда померк свет…

Зав. отделением хирургии, опытный хирург, подошел к двери 
своей операционной, и услашал доносящиеся от туда голоса.
-Эй, там что занято что-ли? –Спросил он.
-Тише, идет операция! –Донеслось из-за закрытой двери.
Хирург сплюнул, и пошел прочь.
-Вот, блин, уроды! Сначала кто-то прямо из под носа укатил 
каталку. Затем, не прошло и минуты, какие-то придурки уже 
заняли мою операционную. А у меня там в палате пациент с 
острым приступом апендицита! И что мне теперь с ним делать? 
И где эти оболтусы практиканты, которые должны были мне 
ассистировать? Не больница, а черти что! –Громко ругался 
хирург, идя по корридору.

-Кстати, а что у нас за операция, если не секрет?
-Да вроде как острый приступ апендицита, или что-то вроде 
того. Не знаю точно. Разрежем, посмотрим.
-Ага, меня как раз направляли удалать апендикс, значит как раз 
именно это самое и есть! –Сказал молодой хирург.
-Да, а кто готовил его к операции. Он ведь не в операционной 
одежде!
-Какая тебе разница. Готовили старшие. Раз они его не 
переодели, значит можно и так.
-Но мы в мединституте проходили, что так нельзя. Типа это не 
стерильно, и все такое.
-В институте одно, а на практике совсем другое.
-Вот именно, стерильный ты наш. Ты еще спроси, помыла-ли 
уборщица полы в операционной. Не стерильно ему. Вот 
стерилизуют тебя, тогда будешь стерильным.
-Ладно, ладно, не ругайтесь. Коль уж я руковожу этой 
операцией, то давайте уж резать.
-А у тебя опыт то в этом есть.
-Да, я думаю, что мы все на трупах практиковались. И никто 
вроде-бы пока не жаловался.
-Ну ладно, считай, что уговорил. С чего там надо начинать?
-Ну я типа сейчас делаю разрез, а вы типа смотрите, как я это 
делаю, и лоб мне платочком вытираете. И так, делаю…
-Эй, ты что ему грудь-то режешь! Аппендикс же в паху 
находится!
-Ой, точно. А я и забыл. Да ладно, сделаем разрез шире, чтобы 
обзор был больше. Кстати, никто не знает, сколько сейчас стоит 
почка на черном рынке? У него их две…
-Ты не почки разглядывай, ты аппендикс ищи!
-Что-то я его не вижу!
-Я тоже. Но раз это операция по удалению аппендикса, значит 
он где нибудь есть. Так что ищи лучше!
-А вот, кажется нашел… приступаю к удалению…
-Стой! Ты что охренел что-ли! Он-же сюда не пол менять 
пришел!
-Дак это что не апендикс?
-Ну ясен перец, что не апендикс. Ты что апендикса никогда не 
видел?
-Ну в общем, никогда.
-Тогда понятно.
-А вот, кажется нашел…
-А ты уверен, что ЭТО апендикс?
-Ну если это не апендикс, то тогда что?
-Ну если уверен, то режь уже, не тяни. У меня скоро футбол 
начинается. Только ты поаккуратнее, а то будет много крови.
-Да какая разница, халаты все равно не нам стирать.
-Блин, ну что ты делаешь! Я-же проил не смешить меня!
-Вообще-то ты не просил.
-Какая разница, просил, не просил. Я скальпель потерял.
-Ну и что, подумаешь, он скальпель потерял. Я вот 
девственность вчера потерял…
-Кстати, что-то скучновато становится. Сгоняйте кто-нибудь за 
пивом!
-Сам и згоняй!
-А че как за пивом, дак сразу я? Вон пуская он сбегает.
-Я не могу, я-же хирург типа…
-Ну раз хирург, тогда давай ищи свой скальпель, и заканчивай 
побыстрее.
-Вот вроде-бы нашел.
-Скальпель?
-Апендикс.
-А скальпель?
-Скальпель я давно нашел.
-Тогда давай заканчивай скорее, а то через пять минут кончится 
анастезия, и я боюсь, что мы его не удержим…
-Блин, кто выключил свет?

В камере было темно и сыро. И так уже на протяжении 
нескольких дней. И только крепкий сон мог дать здесь некий 
покой, однако и его прервали:
-Мясникова Аида Петровна, на выход!
Садистка проснулась. Она услашала как открывается железный 
засов на двери комнаты предварительного заключения.
-Выходи, становись лицом к стене!
Аида вышла.
-Меня сейчас в суд повезут, да?
-Да! –Сурово отрезал охранник.
-Эээ, моложой человек, дорога в суд длинная, не могли бы вы 
выполнить одну мою маленькую просьбу…
-Какую?
-Мне сейчас в туаллет надо. Можно?
-Можно, только быстро. Бегом туда - обратно. Я провожу!
Поскольку туаллет был женский, охранник не зашел внутрь. А 
зря, так как у преступницы уже давно был кое-какой план. Она 
села на унитаз и поднатужилась. Ключ от наручников, который 
она недавно проглотила, мучая бонда, выходил с трудом. Но 
все-же в конце концов, он оказался на дне унитаза. Зажимая нос 
рукой, и отплевываясь, Аида подняла ключ. Затем она вымыла 
его в раковине. Внезапно раздался голос за дверью:
-Эй, сколько можно там сидеть! Выходи уже!
И Мясникова, плюясь в разные стороны от отвращения, 
положила маленький ключик себе в рот, спрятав его за щекой.
-Вы мне за это ответите. –Мрачно процедила она сквозь зубы.

-Встать, суд идет! –Огласил судебный пристав, и все встали.
Суд зашел. Все сели, и судья начал оглашать приговор.
-И так, выслушав мнения сторон, суд выносит вердикт 
гражданке Мясниковой Аиде Петровне – виновна! Суд 
приговаривает вас к высшей мере наказания – четвертованию. 
Однако, согласно постановлению правительства 
N4324565434244353545454545 от 1917 года, высшая мера 
наказания заменяется расстелом. Хотя будь на то моя воля, я бы 
вас, гражданка Мясникова, четвертовал бы лично! И медленно! 
Вердикт суда окончателен, и обжалованию не подлежит!
Пока шел весь этот процесс, пока судьи удалялись для 
оглашения вердикта, и пока его собственно оглашали, 
подсудимая Мясникова даром времени не теряла. Она успела 
незаметно ото всех выплюнуть ключик на пол, и одним 
движением, якобы поправляя стельки в туфлях, подняла его с 
пола. И пока судья выносил вердикт, она сумела открыть замок 
наручников. При этом сами они осталист висеть на руках, так 
что никто и не заподозрил, что они уже открыты.
Суд закончился, и Аиду вывели в корридор.
-Можно мне в туаллет, спросила она.
-Можно. –Сказал один из милиционеров. –Я тебя провожу. А вы 
все пока спускайтесь в низ, и готовте транспорт к отправке этой 
гражданки в тюрьму.
Двое милиционеров спустились в низ, а один повел подсудимую 
в туаллет.
-Так. Чтобы ничего на случилось, я пойду с вами. А то я ваш 
народ знаю…
Аида и работник милиции зашли в туаллет. Аида повернулась 
лицом к милиционеру, и сказала:
-Знаете, молодой человек, в наручниках это делать как-то 
неудобно… Можно из снять?
-Можно. –Сказал милиционер, и так ничего толком и не успев 
понять, получил удар с двух сторон руками по почкам, от чего 
потерял на время сознание.
Аиду привели в здание суда в ее гражданской одежде, поэтому 
она спокойно вышла из туаллета, и пошла по корридору. К 
счастью, ее двоюродная сестра раньше работала уборщицей в 
этом здании, и Аида не раз ходила к ней на работу. Она знала, 
что этажем ниже есть дверь ведущая на запасную лестницу, а 
запасная лестница ведет к запасному выходу. Туда она и 
направилась. Аида прошла около широкого холла, где стоял 
телевизор. По телевизору сейчас показывали новости. Обычно 
Аида новости не любила, и поэтому никогда не смотрела, но 
сейчас репортаж привлек ее внимение:
- Вот этого пациента к нам привезли совсем недавно, -Сказал 
маленький бородатый доктор -буквально пару часов назад. Он 
не помнит ни кто он, ни откуда. Считает себя американским 
шпионом – джеймсом бондом, засланным в Россию, с особым 
заданием.
-Я не считаю себя джеймсом бондом, я и есть джеймс бонд! –
Сказал человек, которого Аида очень хорошо запомнила, так 
как именно из-за него она угодила за решетку.
-Ну конечно, конечно, голубчик, мы все вам верим. –Сказал 
джеймсу бонду доктор, с прикрепленной к халату табличкой 
“Зав. отделением психиатрии Тугодумов Ефграф Ефграфьевич. 
Московская областная больница N 47”.
-А вот я ему верю! –Зло прошептала Аида, удаляясь от 
телевизора. Теперь она знала, куда пойдет после того, как 
выберется из здания суда.
Она, как всегда полная злобы и ненависти, спустилась по 
запасной лестнице, и вышла через запасной выход, где ее никто 
не ждал.

Новый русский Вован спал безмятежным сном, когда его 
разбудил звонок сотового телефона.
-Да, я слушаю.
-Вован, это твой водитель. Я тут блин в новостях, в натуре такое 
видел!
-Чего ты там видел! Какое мне дело. Меня хорошо, что в кпз не 
упрятали, дома у себя суда дожидаюсь. Еле еле подписки о не 
выезде добился. А ты тут звонишь…
-Вован, ну я внатуре типа понимаю, что у тебя там проблеммы с 
законом возникли, ну я типа этого, по делу короче звоню. Тут 
пять минут назад в новостях этого твоего бонда показывали. 
Типа лежит псих в больнице, и считает себя джеймсом бондом. 
И типа врачи думают, что они типа прикалывается. Никто там и 
не догадывается, что он и в самом деле джеймс бонд. Дак вот, я 
тут подумал…
-Правильно подумал! На мне тут сейчас такое дело висит! А ведь 
если я им бонда сдам, мне глядишь, ввиде благодарности и 
амнистию подпишут. Осталось только молится, чтобы они 
первые бонда не сцапали, а то плакала моя амнистия… Вобщем 
ты запомнил в какой бонд больнице?
-Ну типа в московской областной больнице N 47.
-Тогда давай ко мне, собирай братву, из тех кто еще пока на 
свободе остался, и едем за бондом!

Бонд очнулся от действия наркоза. Он лежал на кровати, а рядом 
с ним сидел молодой доктор, исполняющий обязанности 
хирурга.
-Доктор, что со мной? Что случилось. –Обратился к нему бонд.
-С вами все впорядке. Вам только что сделали операцию по 
удалению апендикса.
-Но мне уже удаляли апендикс!
-Да, а что-же я тогда удалил?
-Не знаю, доктор! Мне все равно!
-Ну раз вам все равно, тогда лежите спокойно. Видите вы живы, 
значит скорее всего с вами все в порядке.
-Дак что-же вы мне удалили! –Не унимался бонд.
-Больной, я же вам сказал: все в порядке, все под контролем. –
Сказал молодой хирург. Лицо его при этом побледнело. Он 
догадывался, что он удалил что-то не то. И если выяснится, что 
это было что-то важное, зачета по практике ему не поставят. А 
это означает, что он может вылететь из мед института к 
чертовой матери.
Примерно через час дипломатичных и вежливых уговариваний, 
бонд маленько успокоился. И нехватало только, чтобы вся 
больница узнала о случившемся, особенно руководитель 
практики. Поэтому практикант вышел на пять минут, и вернулся 
уже с медсестрой Мариной. Марина была девушкой молодого 
хирурга, и еще до операции успела рассказать ему о странном 
новом пациенте. Жаль только, что он узнал о том, что 
проаперировал не того, уже после операции. Чтобы сохранить 
возможность своему парню сохранить шанс на получение 
диплома.
Марина разрешила бонду потрогать себя немного за задницу, 
после чего тот уже обо всем забыл, и думал только о бурной 
ночи секса, обещанного Мариной, если он будет себя хорошо 
вести.
Дело было уже близко к вечеру, и бонд неожиданно вспомнил о 
своем задании, ради чего он собственно и был отправлен в 
Россию.
В палату вошел доктор.
-Доктор, я тут вспомнил, у меня дела есть. Не могли бы вы меня 
сегодня выписать?
-Больной, да вы лежите, лежите. Вам только сегодня сдалали 
операцию. Вам нельзя будет вставать с кровати минимум две 
недели. –Сказал молодой хирург. Он никому не сказал о том, что 
поместил бонда в отдельную палату люкс, и весь штат 
практикантов, принимавших участие в той операции, плюс 
Марина, обслуживает бонда в тайне. О том, куда делся пациент 
из психиатрического отделения, никто так и не узнал. Все 
подумали о том, что он уже давно сбежал из больницы. Но 
сильно никто не расстроился, так как никаких документов у 
поступившего с собой все равно не было (пасспорт и другие 
документы бонд потерял сам не помнит когда), поэтому сделали 
липовую справку о том, что бонд из больницы в тот-же день 
выписался, и благополучно о нем забыли, даже не догадываясь 
о том, что студенты практиканты втайне держат его в одной из 
палат.
-Доктор, ну а если мне очень надо! –Не унимался бонд.
-Если очень надо, то утка лежит под кроватью.
-Доктор, я не это имел ввиду…
-А я это. Больной, поймите, вам сейчас нельзя ходить, вы только 
что после операции. –Сказал доктор. Он не знал, что старший 
мед персонал, посовещавшись, давно уже бонда выписал. Он 
думал, что его во всю сейчас ищут по всей больнице, и рано или 
поздно найдут. Поэтому практикант сейчас вообще не знал, что 
ему делать. Единственное что он мог придумать, это в крайнем 
случае прикинуться дурачком, и сказать что это его законный 
пациент и он все делает согласно инструкции, а не о каких 
бондах он слыхом не слыхивал, и вообще не понимает, что тут 
происходит.
-Доктор, а давайте я вам взятку дам.
-Больной, я как честный человек, взяток не беру.
Бонд немного порылся в карманах.
-Вот, доктор у меня есть целый доллар!
-Больной не смешите меня. Вы лежите, лежите, не о чем не 
беспокойтесь.
Доктору конечно, с одной стороны выгодно было-бы в тайне 
ото всех вывести бонда из больницы, и отпустить на все четыре 
стороны, так как тогда о случившемся в операционной никто и 
не узнает, однако с другой стороны, врачебная этика не 
позволяла ему этого сделать. Он не мог просто так выкинуть вон 
человека, только что перенесшего операцию, даже если этот 
человек сам этого хотел.
Время неотвратимо двигалось к ночи. Все пациенты и мед 
персонал либо уснули, либо только соберались уснуть. И бонд 
решил, что надо бежать из этой больницы подальше, пока его 
тут совсем не убили. К тому-же ему предстояло выполнить все-
таки свою основную задачу: похитить тело Ленина из мавзолея.




Глава 10. Крах империи зла.

Загородная резиденция дона капоне распологалась на южной 
окраине нью – ёрка, ранее именовавшегося нью – орк сити, по 
названию живших там много лет назад существ, чучело одного 
из которых, два года назад непонятным образом пропавшего из 
американского национального палеонтологического музея, 
почему-то стояло в широкой прихожей дома дона капоне.
-Ну и уроды-же были предки этих американцев. – Сказал 
Штирлиц, разглядывая чучело.
-Да и не говори ты Максим. – Ответила ему Кэт.
Тут в прихожую вошел сам дон капоне:
-Да, уроды они были еще те… Хотя нынешние их потомки от 
оригинала не сильно-то и отличаются, разве только дубину на 
ядерную боеголовку сменили, да и то только потому, что свою 
орочью кровь с кровью сосланных сюда на мейденфловере 
заключенных смешали. Но стремления у них те-же и остались. 
Мир весь целиком хотят захватить. Единственных краснокожих 
людей, живущих на этом материке изжили, и построили тут 
свою империю зла. Дак мало того, им на одном материке тесно, 
вот и лезут куда ни попядя. Ну да чтобы они больше не лезли, 
давайте приступим скорее к делу. Мотоцикл, для вас Максим, я 
уже приготовил, японский хороший, фирмы сам сунг сам 
высунг. На него как раз недавно мои ребята небольшую 
ракетную установку установили, и разбрызгиватель масла, 
позади. Я лично думаю, что это все вам сегодня очень даже 
пригодится. А для вас Кэт, у меня припасен купленный по 
дешевке у каких-то американских вояк военный джип типа 
хаммер, и офицерская военная форма. К тому-же на посту на 
базе сегодня дежурят мои люди, так что вы туда совершенно без 
усилий сможете попасть, и взять любой воздушный транспорт, 
на ваш вкус, воспользовавшись вот этим удостоверением 
пилота. – Сказал дон капоне, протягивая Кэт какую-то бумажку.
-Дон капоне, -Обратился к крестному отцу всея американской 
преступности Штирлиц – Я тут недавно видел, как к вошингтону 
стягиваются дополнительные военные силы. Что-бы это могло 
значить -? У меня такое чувство, что они могли обо всем 
догадаться.
-Бросьте вы, Максим, куда им. У меня, между прочим, кузен 
работает в белом доме. Он мне вчера, сообщил, что сваливает из 
этого проклятого места. Там сейчас готовится что-то страшное. 
Говорят, что у всей американской верхушки, есть некий план, 
суть которого пока не разглашается, но я лично думаю, что 
ничего хорошего он для нас с вами не представляет. Так что вы 
успели как раз вовремя.
-Русские всегда приходят вовремя! – Сказали хором Штирлиц и 
Кэт.
-Ну вот и чудьненько. Кстати, уже начинает светать. Вам 
наверное пора… Хотел бы я с вами еще немного пообщаться, но 
дела есть дела… Надеюсь, что мы с вами еще увидимся, ну или 
хотя-бы по интернету попереписываемся, или smsками 
пообмениваемся. Вобщем знайте, друзья мои, что я вас всегда 
жду в гости! –Сказал дон капоне стоящим в дверях агентам 
ФСБ.
-Досаиданья, дон капоне!  - Хором крикнули Штирлиц и Кэт, и 
вышли из сособняка.

В овальном кабинете белого дома, откинувшись в кресле из 
человеческой кожи, и держа в руках дорогую сигару, сидел сам 
президент разьединенных штатов америки – джордж-билл 
бубубушь, из рода бубубушей младьших, старших, и средних. 
Джордж-билл бубубушь был похож на типичного американца: 
длинные, мочалкообразные бакенбарды, которые не стригли 
наверное уже лет двадцать, черный цилиндр и фрак, а так-же 
неприменный атрибут любого американского президента, 
нагрудный значок ввиде фаллического символа, грозно 
обращенного в сторону окружающих. Президент америки сейчас 
сидел в своем огромном кресле. В стареньком радиоприемнике 
прикрученном к стенному шкафу, играла знаменитая мелодия из 
к\ф “Крестный отец”. Президент занимался онанизмом. Однако, 
как всегда и бывает, в самый интересный момент, в дверь 
вошли, причем совершенно без стука. Бубубушь укоризненно 
посмотрел на вошедьшего человека с усиками, который был 
одет в странную военную форму коричневого цвета, на рукаве 
его была свастика.
-Ну, господин гиблер, все-ли готово для демонстрации нашего 
самого последнего оружия – “звезды смерти”. –Спросил 
вошедшего бубубушь.
-Да, мой господин. Солнечные батареи на тринадцати наших 
спутниках уже готовы. Ровно в полдень, мы уже сможем 
перенаправить отраженный и стократно усиленный солнечный 
свет на Канаду и Мексику.
-Хорошо. А скажите мне, господин гиблер, как там идут дела у 
нашего агента в России -  джеймся бонда.
-Да собственно говоря, никак. Он опять напившись как свинья, 
был сбит машиной скорой помощи. Теперь лежит в больнице.
-Хорошо, вы меня порадовали. А теперь можете идти. Да, и раз 
уж вы зашли, позовите сюда эту толстую дуру секретаршу. Я 
хочу немного поразвлечься.

В московской областной больнице неотвратимо наступало 
время отбоя. Все пациенты принимали на ночь свои лекарства и 
потихоньку начинали засыпать. Неспалось в этот вечер одному 
только бонду. Когда молодой хирург вместе с медсестрой 
Мариной покинули его палату, он начал потихоньку готовится к 
побегу. Секс с Мариной ему все равно был обещан не ранее, чем 
через две недели, поэтому торчать здесь столько времени 
казалось по меньшей мере глупо, во всяком случае бонд, 
необремененный излишним интеллектом, так думал. Он снал с 
себя выданную ему больничную одежду, и одел свою, которая 
терпеливо ждала своего часа в тумбочке, рядом с кроватью. 
Одевшись, бонд попытался открыть окно, но оно ему не 
поддалось. Тогда он решил выйти через дверь, хотя такой путь 
побега и был намного сложнее. Дверь оказалась не запертой, и 
бонд без труда оказался в корридоре. Ему повезло. Дверь его 
палаты находилась рядом с широкой дверью выхода из 
отделения, а сестринский пост находился совсем в другой 
стороне. Так что отделение бонд тоже покинул без особых 
проблемм. Проблемы начались потом…
Бонд мелкими тихими шагами шел по больничному корридору 
сам не зная куда, но определенно по направлению к выходу. 
Однако, в самый неожиданный момент, из-за угла одного из 
ответвлений длинного корридора послышались голоса:
-Блин, ну где, внатуре, этот урод!
-Вован, ты успокойся, может быть он еще здесь. Они-же не в 
курсе, куда он подевался. Захоронился где-нибудь, скотина, и 
сидит себе. А его тут все ищут.
-Блин, все нормальные пацаны сейчас в барах сидят, а мы тут 
этого урода бонда ищем, уже чуть-ли не сутки. Сколько можно, 
внатуре. Найду, блин, убью!
Бонду эти слова, донесенные ветром из-за дальнего угла 
корридора почему-то не понравились, и он решил развернуться, 
и пойти в другую сторону.
Однако, в другой стороне послышались другие голоса:
-Слышь, Никифоровна, бонд-то где-то здесь должен быть.
-А тебе откудова знать, здесь, али не здесь?
-А если не здесь то где? Должен-же он где-нибудь да быть. 
Почему-бы и не здесь?
Эти слова ему тоже не понравились, и он решил свернуть за 
угол. Свернув, и пройдя несколько шагов, он опять услышал 
голоса за своей спиной:
-О, блин! А вы че тут типа делаете?
-А мы, милок, бонда ищем!
-Типа прикольно. Мы тоже. Давайте искать вместе?
Продолжения диалога бонд не услышал, так как ноги его сами 
собой побежали от этого проклятого места.
-Эй, кто там убегает?
-Бежим, может это бонд и бежит! –Донеслось из-за спины, и 
сзади раздался топот бегущих ног.
Не зная, что делать, бонд пробежал еще несколько метров, пока 
взгляд его не пал на дверь лифта. Бонд лихорадочно нажал 
кнопку вызова.
Голоса все приближались…
Наконец дверь лифта открылась, и забежав внутрь, бонд нажал 
на кнопку с номером 1. Вдруг, из-за поворота показалась толпа 
из четырех человек: двух типов, явно бандитской наружности, и 
двух старушек.
-Он в лифте! Держи его! –Заголосила Прокофьевна, и все 
бросились к закрывающимся дверям лифта. Однако неуспели. 
Двери закрылись, и лифт с бондом поехал вниз. Толпа, с явными 
антибондовскими лозунгами, пробуждая ото сна всех больных и 
мед персонал, бросилась по лестнице в низ.
А бонд, в это время, спокойно ехал в лифте, думая, что все 
позади. Но он ошибался…
Лифт, через некоторое время, доехал до первого этажа, и дверь 
его начала открываться. Сквозь расширяющуюся шель, бонд 
увидел, в прямом смысле, до боли знакомое ему лицо.
Мясникова Аида Петровна тоже смотрела на него немигающим, 
полным ненависти и злобы взглядом. Она никак не ожидала 
встретить его здесь. Он ее тоже.
Бонд, быстрым движением руки, нажал самую верхнюю кнопку 
лифта, но это, оказалось безполезно. В дверь, которая не только 
не начала закрываться, но еще и не успела толком открыться, 
прошмыгнула садистка, прижав бонда к стенке. Она не сказала 
ему ни слова. Все и так было написано на ее лице. На лице бонда 
тоже…
Две старушки, и двое бандитов как раз сейчас бежали мимо 
пролета между первым и вторым этажами, и когда лифт сначала 
остановился, а потом внезапно опять поехал вверх, старушки 
бросились вверх по лестнице, а братки вниз, посмотреть, не 
вышел-ли кто из него.
-Ну вот, ты мне и попался! –Со злорадством в голосе сказала 
садистка. –Сейчас ты у меня будешь отвечать за все!
-А может не надо?
-Надо, джеймс, надо…

На самом верхнем этаже больницы, ни о чем не подозревая, 
спокойно ждали лифта двое дежурных санитаров…
Однако, когда уже занятый кем-то лифт, внезапно остановился 
на их этаже, и дверь его открылась, на их лицах выразилось по 
меньшей мере удивление. Такого они увидеть здесь, в больнице, 
посреди ночи, в лифте, явно не ожидали…
В открывшемся лифте стояла довольно-таки крупная женщина, 
которая перекинув какого-то мужика через плечо, и зажав его 
голову между стеной лифта и своей спиной, что есть силы 
хлестала его каким-то прутом, по всей видимости 
металлическим, по голой заднице.
Медицинские сотрудники переглянулись.
-Так, что это тут у нас за извращения по среди ночи происходят! 
–Громогласным голосом сказал один из них.
-Да я, мальчики, тут работаю… -Сказала Аида.
-Да мы видим…
-Вам мальчики наверное лифт освободить надо?
-Да! Ты выходи, и пойдешь со мной к дежурному врачу, 
отчитыватьтся. А ты, Колян, проводи этого джентельмена на 
выход.
-Знаете, мальчики, мне почему-то не хочется никуда отсюда 
уходить… Как насчет ночи любви? Я умею обращатся с 
мужчинами…
-Да я вижу… Только мне, как истинно русскому человеку, 
такого счастья что-то не хочется. Поэтому ты пойдешь со мной 
к дежурному врачу и точка! –Сказал санитар, и будучи 
довольно-таки крепким мужчиной, одной рукой выдернул Аиду 
из лифта. Бонд при этом упал на пол.
Напарник этого санитара зашел в лифт, и поехал с бондом вниз, 
а сам санитар взяв Аиду крепкой хваткой за руку, повел к 
главному дежурному врачу этой смены, т.к. думал что она здесь 
работает, и на нее надо составить отчет. Однако, его слуха 
донеслись голоса старушек:
-Эй, там в низу! Ребята, лифт опять вниз поехал! Вы туда а мы 
здесь посмотрим!
Санитар, не отпуская Аиду остановился, и посмотрел в сторону 
двух поднимающихся на этаж пенсионерок.
-Эй, бабушки, кого ищем-то?
-Бонда! –Хором ответили старушки.

Лифт благополучно доехал до первого этажа.
Санитар вывел, успевшего натянуть штаны обратно, бонда из 
лифта, и повел под руку к пропускному пункту.
-Ребят, вы не поверите, чем этот ночной гость там в лифте 
занимался. –Сказал он двум молодым ребятам, дежурившим там.
-А чего-ж не поверить? Ты поработай здесь с наше, еще и не 
такое увидишь! Тут вон все с ума посходили. Все бегают по 
больнице, какого-то там бонда ищут. Я уж не знаю что с ними 
делать, куда звонить. Так что проводи этого гостя поскорее, а то 
нам тут и без него проблемм хватает. –Сказали на вахте.
-Ну, дружище прощай! И больше этим, по крайней мере здесь, не 
занимайся! –Сказал санитар, при этом явно демонстративно как-
бы обнимая бонда.
Бонд тоже слегка обнял санитара. Его правая рука как-то сама 
собой соскользнула в карман халата санитара, и незаметно 
вытащила оттуда бумажник.
Бонд, попрощался с санитаром, и с дежурившими на пропускном 
пункте, и покинул больницу.
Далее его путь лежал в сторону кремля, точнее мавзолея.

А в это время, сидя в своем кабинете, глава ФСБ общался по 
телефону с президентом:
-Да, товарищ президент! Конечно, все будет сделано! Не надо 
волноваться, товарищ президент, у нас все под контролем. Нам 
рано класть руку на ядерную кнопку, так как я не думаю, что 
дьявольский план американцев удасться, ведь сейчас, в америке, 
работают двое моих лучших людей. Дайте им еще время, и вы 
увидите, что тотальной войны можно будет избежать. Тем 
более, что именно эти люди уничтожили мелкософт, и как 
следствие этому, возросла вероятность того, что спутниковая 
система американцев, находящяяса под управлением 
мелкософтовской операционки даст сбой. А исправить его уже 
будет некому… К тому-же именно эти люди похитили 
черезвычайно секретную базу данных из компьютера цру, 
благодаря которой, мы с вами и знаем о том, что планируют 
американцы. И лично я уверен, что подготавливаемая ими атака 
захлебнется! Да, товарищ президент, разумеется. Я буду держать 
вас в курсе всех событий.

Штрлиц на всей скорости гнал сквозь город нью-ёрк на 
подаренном доном капоне мотоцикле марки сам сунг сам 
высунг. Мимо него пролетали разваливающиеся от бедности 
трущебы, и немногочисленные богатые здания американской 
элиты, освещенные тусклым светом едва успевшего взойти 
солнца. Его путь лежал сквозь город, от южной его окраины к 
северной, и далее по направлению к столице этой проклятой 
страны, городу вошингтону ( от слова – вошь ).
Поскольку Штирлиц очень торопился, он не очень-то соблюдал 
правила дорожного движения, и на его хвосте успела 
выстроится довольно-таки длинная очередь полицейских 
патрульных машин. Однако, его мотоцикл был намного 
мощьнее и быстрее разваливающейся на части американской 
техники. К тому-же от некоторой части машин ему помогли 
избавится, установленные сзади, разбрызгиватели масла.
Так Штирлиц благополучно смог добораться до северной 
границы нью-ёрка, но выход из города оказался закрытым. Его 
перегородил кордон, состоявший из десятка патрульных машин 
и растянутой вдоль дороги цепи, никого не выпускавший из 
города.
Штирлиц на секунду задумался. Но только на секунду.
Его мотоцикл мчался на всей скорости, с каждым мигом 
неотвратимо приближаясь к кордону. Недоумевающие 
американци смотрели на человека, явно решившего совершить 
самоубийство, т.к. он и не думал сбавлять скорость.
Однако Штирлиц, как всегда, знал, что далает.
Он резким движением руки нажал на один из тумблеров, 
расположенных на панели управления, и со свистом, и 
огненными шлейфами из выхлопных труб, его мотоцикл 
внезапно оторвался от земли, и пролетел над ничего не 
понимающим кордоном. Находящиеся там полицейские только 
и успели задрать головы вверх, чтобы посмотреть на невиданное 
доселе зрелище.
Пролетев порядка двадцати метров, мотоцикл Штирлица 
опустился на землю, а в оставшийся позади кордон, врезались 
несколько десятков патрульных автомобилей, преследовавших 
Штирлица еще с южной границы нью-ёрка.

Штирлиц ехал по широкому шоссе, носившему наименование 
“трасса Ы-94”, названное так наверное для того, чтобы никто не 
догадался…
И все вроде-бы было нормально, все тихо и спокойно, однако 
эта тишина и спокойствие насторожили Максима. С тех пор, как 
он покинул кордон, ему на встречу не попалось ни одного 
автомобиля, а это уже могло что-нибудь да значить. И эта 
ситуация Максиму явно не нравилась. Еще некоторое время он 
ехал в абсолютной тишине. Но все начало менятся, когда он 
начал приближаться к столице этой проклятой страны – городу 
вошингтон. На обочинах дороги стали мелькать какие-то люди, 
одетые в военную форму, и сопровождающие Штирлица явно 
недоброжелательными взглядами. И в конце-концов, впереди 
показался движущийся прямо по шоссе самый настоящий танк. 
И танк этот двигался прямо на Штирлица, занимая собой почти 
все шоссе. А та часть шоссе, которая не была занята танком, 
была занята военными джипами типа “хаммер” ехавшими вокруг 
него. Штирлиц понял, что дело его плохо, потому как один из 
военных в джипе что-то суматошно орал ему в микрофон. 
Максима здесь явно не ждали, и это было очевидно. Но русские, 
как известно, не сдаются.
Когда расстояние между мотоциклом и танком существенно 
сократилось, Штирлиц ловким движением руки нажал на кнопку 
пуска ракет, расположенную прямо под ручкой газа, и две 
небольшие ракеты вылетели откуда-то из под широкого 
бензобака, оставляя за собой шлейф дыма…
Танк подбросило в воздух метров на десять, и перевернуло через 
себя, а Максим, в это время, благополучно проехал под ним. 
Сделав в воздухе потрясающее сальто, танк приземлился прямо 
на башню, и взорвался. Максим поехал дальше, однако он 
понимал, что теперь легкая прогулка для него закончена, тем 
более что слева и справа от дороги потихоньку стали собираться 
в небольшие стайки американские военные машины. А ближе к 
вошингтону, по правому борту, Штирлиц увидел, как из-за 
широких холмов на предвошингтонскую равнину, носящую 
название – “большая вошь”, постепенно стягиваются 
американские военные силы, и число их измеряется тысячами, 
если не десятками тысяч. Тут и зенитно-ракетные комплексы, и 
вездеходы на воздушной подушке, и вездесущие хаммеры, и 
многие-многие тысячи танков, как вполне небольших, так и 
просто гиганских размеров. По левую сторону дороги тоже 
творилось нечто подобное.

Штирлиц был в западне. Единственное, что ему оставалось, это 
наступать, наступать и еще раз наступать. Хотя он и был сейчас 
один против многотысячной американской армии.
Заметив врага, некоторые зенитные установки уже открыли 
огонь по дороге, и за мотоциклом штирлица поднялась целая 
волна взрывов, разрушая дорогу. Теперь пути назад небыло, и 
оставалось только принять бой.
Щтирлиц резко развернул свой мотоцикл вправо, и сьехал с 
дороги на равнину, и далее прямо в центр наибольшего 
скопления американской армии. Мотоцикл его мог одинаково 
хорошо ездить как по дороге, так и по неровному травянистому 
полю, все-таки супертехникак как-никак. Штирлиц шел в 
лобовую атаку, и даже не думал сворачивать.
Офигев от такой наглости, американцы, открыли по нему огонь 
из всех имеющихся в наличии орудий. Но штирлиц-то знал, что 
их жалкая атака захлебнется, так как поставщиком програмного 
обеспечения для зениток и танков была контора самого билли 
гейтса. Так оно все и вышло. Самонаводящиеся ракеты и 
снаряды сами стали искать себе наиболее подходящую цель. А 
наиболее крупная, а следовательно наиболее подходящая цель 
находилась на противоположной стороне дороги, и 
представляла из себя еще одно скопление американской армии. 
Определителя “свой-чужой” на американских самонаводящихся 
снарядах не стояло… Раздались взрывы, и на той стороне, где 
они раздались, открыли ответный огонь, так как посчитали, что 
по ним стреляет никто иной, как противник. И теперь уже битва 
шла вовсю. Это была великая битва американцев против 
американцев. Были сотни убитых с обеих сторон.
А мотоцикл Штирлица все мчал и мчал в самую гущу 
скопления… И наконец он доехал до первых боевых позиций. 
Лавируя между танками, пехотой, и прочей бронетехникой, он 
сумел пробраться почти в самый центр группировки. Однако 
дальше ему пройти помешали опомнившиеся от неожиданности 
американские солдаты. Они открыли по нему огонь из 
автоматов и прочего своего снаряжения. Громадные танки 
загородили ему дорогу, а сзади уже наступала пехота. 
Уворачиваться от пуль становилось все сложнее и сложнее. И 
Штирлицу пришлось находу спрыгнуть с мотоцикла, и дальше 
бежать пешком. Однако бежать долго он не смог, так как 
наткнулся своим взором на смотрящее на него в упор дуло 
вражеского танка, из которого уже вылетал снаряд. Агент Исаев 
проявил невиданную сноровку, и изогнувшись в пояснице все-
таки уклонился от снаряда, пролетевшего прямо над его лицом. 
Снаряд попал в ближайший американский танк и взорвался. А от 
взрыва сдетанировало еще несколько танков.
Однако Штирлиц оказался в окружении противника. Он не успел 
еще поднятся с земли, как к нему подбежали несколько десятков 
америкканских пехотинцев, беря его под прицел. Штирлицу 
пришлось сдаться, демонстративно подняв руки.
-Так, голубчик, ну вот ты и допрыгался. Тебя как, сразу 
расстрелять, или желаешь помучаться? –Сказал ему 
здоровенный негр в черных очках, носивший сержантские 
погоны.
-А последнее желание? –Спросил Штирлиц.
-Хорошо. Какое? Только не проси тебя отпустить!
-Да я и не собираюсь. Мне бы водочки сейчас испить… У меня 
как раз в бардачке моего мотоцикла одна бутылочка осталась.
-Хорошо. Кто-нибудь, сбегайте до его мотоцикла, и принесите 
ему бутылку.
Один солдат, на ходу подчиняясь приказу, быстро побежал до 
оставленного в траве мотоцикла, и вернулся с бутылкой водки.
Штирлиц взял бутылку. Одним резким движением, глядя сквозь 
темные очки прямо в глаза сержанту, свинтил пробку, и одним 
залпом осушил бутылку до дна.
В недоумении, американци переглянулись.
Они не знали, что это была не простая водка, а супер-водка 
изготовленная в лучших лабороториях ФСБ. Она придавала 
выпившему ее невиданные силу, ловкость и выносливаость, а 
так-же кое-какие телепатические способности, позволявшие 
угадывать дальнейший ход противника, и оперативно 
принимать контрмеры.
В глазах Штирлица читалась такая ярость и сила, что никто из 
американцев не посмел его остановить, когда тот влез на 
ближайший танк, и завязал титановое дуло в тугой узел. И 
только сержант, немного опомнившись, скомандовал:
-Да что вы смотрите, как идиоты. Стреляйте!
И по Штирлицу открыли огонь, но он ловким движением руки 
остановил пули прямо в воздухе, и заставил упасть на землю, 
возле своих ног.
-Что вы стоите! В рукопашную! -Скомандовал сержант.
И американские бойцы полетели от Штирлица в разные 
стороны, делая в воздухе невообразимые кульбиты.
Сержант достал рацию:
-Мистер командующий, у нас черезвычайная ситуация. 
Вызывайте нам на подмогу джона рэмбо.
Договорить с командующим сержант не успел, так как получил 
резкий удар под дых, отчего улетел высоко в небо.
Ситуация становилась катастрофически сложной, так как никто 
не хотел нападать. И Штирлицу стало скучно. Однако, через 
несколько мгновений послышался шум, и звук гнущегося 
железа. Это озверевший рэмбо прыгал с танка на танк, 
продвигаясь в сторону Штирлица. И наконец их взгляды 
встретились…
Рэмбо одетый только в длинный кучерявый черный парик и 
непременную алую повязку, спрыгнул с танка, и выдирая из 
своей луженой глотки звериные звуки, двинулся в сторону 
Штирлила.
Однако Максим стоял совершенно спокойно.
Когда рэмбо подошел к нему почти вплотную, агент Исаев 
просто плюнул ему в лицо. От невиданной наглости, рэмбо 
заплакал и тихо удалился прочь с опущенной головой. Самое 
надежное оружие американцев вышло из строя. Однако, видимо 
от безысходности бытия, американские военные все-же 
продолжили атаку на Штирлица.
Сотни солдат налатели на него со всех сторон, и так-же во все 
стороны разлетелись. А на их место пришли новые сотни. 
Штирлиц решил, что ему здесь скучно, а следовательно 
оставаться и дальше на одном месте неинтересно. Поэтому он 
начал потихоньку, то разбрасывая американцев в разные 
стороны, то прыгая им по головам, продвигаться в сторону 
вошингтона. Однако вояки все напирали и напирали. Так что 
Штирлицу пришлось схватить первый попавшийся танк за дуло, 
и отмахиваться им от назойливых американцев, словно дубиной. 
Однако дальше, когда тучи американской бронетехники 
сгустились, ему стало идти значительно труднее. К тому-же 
постоянно приходилось уворачиваться от пуль и снарядов, 
выпущенных в его сторону. Казалось, что дальше пробраться 
будет невозможно, тем более, что в воздухе показалась стая 
истребителей стеллс. Однако, на удивление Максима, эта стая 
внезапно открыла огонь по американским боевым позициям, 
расчищая ему дорогу. Прищурившись, Максим разглядел на 
самолетах иракские флаги. Видимо иракский народ, уставший от 
тирании американцев, решил устроить им еще один маленький 
перл-харбор. В любом случае, Штирлицу это оказалось только 
на руку. Стая стеллсов, ровным косяком, полетела дальше, 
расчищая ему дальнейшую дорогу. И Штирлиц смог без труда 
пробраться к армейскому командному пункту, и захватить 
американский вертолет.
Штирлиц повернул ключ зажигания, и вертолет взлетел вверх. 
Однако, покидая зону боевых действий, вертолет все-же 
подвергся последней атаке со стороны американских зенитных 
установок, и получил значительные повреждения. Но несмотря 
на них, Штирлиц все-же сумел добраться до вошингтона.
Вертолет, грудой ненужного металла, рухнул прямо на поляне 
перед белым домом. Штирлиц выбрался из летающей машины.
Действие супер-водки кончилось.
Началось супер-похмелье…

В Москве давно уже наступила ночь. Какими-то непонятными 
путями бонд все-же продвинулся в сторону московского кремля. 
Он теперь твердо знал свою конечную цель. Однако на одной из 
московских улиц он все-же встретил обстоятельство, 
заставившее его немного изменить свои планы. Этим 
обстоятельством была девица легкого поведения, стоящая на 
обочине дороги.
-Эйй, молоттой челоффек! Не хоттите-ли немного 
поразфлечься? –Спросила она с явно скандинавским акцентом.
-Хочу! –Радостно отозвался бонд.
-Тогта даффайтте!
И бонд дал ей пачку денег, украденную им у санитара 
московской областной больницы.
-Хорошшо, этто очень хорошшо. Пойдемте туда, кде мы буддем 
деллать этто!
-Ну тогда пойдемте. Я как раз знаю одно местечко…
И бонд со снятой им эстонской проституткой, двинулся в 
сторону московского кремля. И часа через два они кремль 
нашли. Вернее будет сказать, что проститутка, подрабатывавшая 
в России уже не первый год, помогла бонду найти кремль.
-Мы чтто, буддем деллатть этто прямо на красснной площади? –
Спросила она.
-Нет, здесь холодно. Пойдем-ка крошка лучше в мавзолей. Там 
нас будут ждать тепло и уют.
-Я ещще никогта не даллала эттого в мавзолее. –Сказала она.
-Знаешь, крошка, я этого тоже там никогда еще не далал! –
Гордо сказал бонд, в котором вдруг из неведомой британской 
скромности, пробудилось истинно американское хамство.
Они с проституткой прошли через пустынную красную площадь, 
и подошли к мавзолею, расположенному прямо у кремлевской 
стены.
Бонд легким движением руки толкнул дверь. Она оказалась 
назаперта. И по узкой лестнице, они спустились вниз, к 
хрустальному гробу Владимира Ильича. В мавзолее было тихо и 
спокойно. И даже как-то по особому уютно. Вокруг горели 
свечи, расставленные вдоль стен. И от их огней становилось как 
то по особому умиротворенно, и вместе с этим, в воздухе витал 
некий мистический оттенок.
-Я никкогта не занималасть эттим рядом с покойником. –
Сказала проститутка. –Хоття, если поодддумммааааттттть, этто 
такк меня возбуждает!
Проститутка, красиво пепебирая ногами, подошла к открытому 
гробу Ленина, и поцеловала Вождя мировой социаллистической 
революции в щеку. Однако, в эту-же секунду, ее словно током 
дернуло, и она отскочила от гроба, как ошпаренная.
-Он моргнул! –Сказала она.
-Ничего, крошка, это бывает. Кстати, красавица, когда мы все 
сделаем, не поможешь-ли ты мне вынести тело из мавзолея?
-Этто ещще зачем?
-Ну, понимаешь, крошка, у меня такое задание!
-Ты извращщенецц! –Сказала проститутка, и выбежала прочь из 
мавзолея.
Бонд хотел было бросится за ней, но она оказалась на удивление 
быстрой. Оставшись с Владимиром Ильичем один на один, бонд 
начал думать о том, что-же ему делать дальше. Думал он не 
долго, так как не очень-то и умел это делать. Он решил просто 
выполнить данное ему задание, и вынести тело из мавзолея.
Джеймс бонд подошел к хрустальному гробу, и попытался 
немного приподнять тело Вождя за плечи. У него ничего не 
вышло, и он попытался еще раз. Однако, внезапно раздавшийся 
немного картавый голос резанул ему по ушам:
-Куда вы, батенька, меня тащите? Мне, знаете-ли и здесь 
хорошо!
Бонд молнией отпрыгныл о гроба, и широкими глазами 
уставился на поднимающегося оттуда Ильича.
-Поспать спокойно недадут. Стар я понимаете-ли уже стал, 
отдохнуть хочу. А вы меня разбудили.
-Но вы-же умерли! –Дрожа от страха, воскликнул бонд.
-Да кто вам сказал такую ерунду. Вы, батенька, разве не 
слышали: Ленин жил, Ленин жив, Ленин будет жить! –Сказал 
Ленин.
Бонд пулей вылетел из мавзолея, и оказался на красной 
площади. Он хотел уже было все позабыв бросится бежать, в 
сторону Русского Музея, и далее прочь от кремля, но со стороны 
Собора Василия Блаженного, вдруг раздался грозный голос:
-Стой! Кто идет! 
Бонд вынужден был развернуться.
-Предьявите документы! –Крикнул бонду постовой, охранявший 
кремль.
-Я их где-то потерял.
-Шутки отставить! Что вы делали ночью в мавзолее!
-Я должен был вынести оттуда тело Ленина…
-Шутки шутить вздумали! А ну быстро, показали документы. –
Приказал постовой, беря поудобнее автомат.
Однако, в эту секунду, проделанная недавно операция по 
удалению апендицита дала о себе знать, и бонд, резким 
движением, схватился за пах.
Ночную тишину на красной площади прервала автоматная 
очередь.
Постовой ничего не знал об операции бонда, и расценил это его 
движение, как попытку выхватить оружие.
Бонд, окровавленный, упал на землю. Постовой подошел к нему, 
и пошевелил тело ногой. Бонд умер.

Дверь овального кабинета распахнулась, и в него вбежал гиблер.
-Мистер гиблер, какие у вас новости? –Спросил его президент 
разьединенных штатов америки.
-Мистер президент, ровно через пол часа мы уже можем 
начинать. Система спутников нацелена на Мексику. Делаются 
последнии рассчеты… и мы сможем продемонстрировать всю 
мощь американского оружия. Отраженный и сфокусированный 
солнечный свет сегодня в полдень заставит Мехико вспыхнуть 
как спичка. Кстати, мы проверили еще раз антиракетную защиту 
наших спутников. Их никто не сможет сбить.
-Хорошо, мистер гиблер. А как там обстоят дела у бонда. Его 
вроде-бы заслали в Россию.
-К стожалению, мне буквально только-что доложили, что бонд 
погиб, сэр.
-Печально. Ведь он теперь так и не узнает, кто были его 
родители. А ведь он должен был стать прототипом истинного 
американца…
-Ну а мне-то вы можете это сказать, мистер президент?
-А что уж тут теперь скрывать. Его отец был незаконно 
рожденным сыном двух великих людей, очень много сделавших 
для американского народа. Этими людьми были -  адольф 
гитлер и ева браун. А мать –проститутка, бывший член японской 
тоталитарной секты. Будучи уже беременной, переехала жить в 
великобританию, где и сдала только что родившегося бонда в 
детский дом. Там он и вырос.
-Да, мистер президент, это очень интересная история, но все-же 
мне хотелось-бы знать побольше о том, кто был его отец.
-Эх гиблер, гиблер, ты не знаешь всей правды. Я его отец!
-Вы! Не может быть!
-Может! Иначе, как вы думаете, почему его взяли в разведку? Я 
очень долгое время искал своего сына, и наконец-то нашел! А 
теперь он погиб… Но ничего, сделаем нового.
-Да, это можно. И теперь, кстати, мне понятно, почему вы так 
ненавидите Россию.
-Да, в далеком 1945 году русские взяли-таки берлин. Меня от 
них долго прятали и скрывали, но потом, когда берлин поделили 
на восточный и западный, оставшись в западной части меня 
смогли хорошо укрыть. Мало кто знал мою настоящую 
фамилию. Меня зарегистрировали как незконно рожденного 
американского ребенка, неизвестно как здесь оказавшегося. Мне 
присвоили фамилию бубубушь. Далее я смог попасть в америку, 
и сделать липовые документы о том, как-будто-бы я незаконно 
рожденный сын одного из представителей династии 
американских президентов. А поскольку он не помнил с кем и 
когда кутил, а главное, у него небыло законных детей, он мне 
поверил. Так я собственно и стал президентом. Я стал вести 
свою теневую игру. Я давно хотел поквитаться с Советским 
Союзом, и в начале девяностых годов уже собирал союзников, 
чтобы нанести по нему удар. У нас тогда было еще одно супер 
оружие, которое давало на превосходство над русскими. Но 
узнав об этом, русские перехитрили меня, и развалили Советский 
Союз. А мои так называемые союзники заявили, что раз 
Советского Союза, юридически, больше нет, то свою часть 
сделки они выполнили. А на нападение на новую страну, под 
названием Россия, они согласны только за отдельную плату… 
Вобщем запрошенной ими суммы у меня не нашлось, а в 
одиночку идти как-то не хотелось.
-Да, сэр, это очень печальная история…
-Мистер гиблер, печалится мы будем потом, а сейчас радоваться 
надо. Ведь скоро власть над всем миром будет нашей! И 
прикажате убрать этот разбившийся вертолет с поляны. А то это 
уже третьий подобный случай за неделю.

Супер похмелье было тяжелым, но оно все-же стало понемногу 
отступать. Штирлиц поднялся и отряхнулся. Рядом сним валялся 
небольшой израильский автомат типа “узи”, видимо 
вытащенный им из вертолета. Штирлиц огляделся. Он сейчас 
стоял у самого входа в белый дом. И не теряя лишнего времени, 
он, как истинный русский, взяв автомат двинулся в атаку.
Напевая русскую народную песенку “Большие города…” он 
пинком своей ноги открыл входную дверь белого дома, и не 
мешкая, открыл огонь из автомата по всем американцам, 
находившемся в этот момент в фойе. Никто не успел 
отреагировать. Кто читал газету, кто смотрел по видео порно… 
Всех их настигла внезапная смерть.
Далее, напевая все ту-же песенку русской народной группы БИ-
2, он открыл первую попавшуюся дверь, и расстрелял сидевшего 
за ней американца почти в упор. Вся элита белого дома 
сбежалась вниз. Там она и осталась… лежать… А Штирлиц, уже 
где-то вооружившись гранатами, вовсю вел свою войну.
От взрывов рушились стены, разлетались тела убитых 
американцев, а он все шел в сторону овального кабинета, где 
сейчас как раз должен был находится его главный враг – 
президент разьединенных штатов америки – джордж-билл 
бубубушь. 

-Мистер президент, все пропало! В здании русский! –Завопил 
гиблер, врываясь в кабинет.
-Вот, блин shit, mother fuker!

А Штирлиц тем временем, успешно миновал корридор, и 
поднимался по лестнице:
-Я узнал что у меня, есть огромная семья… -Проговаривал он 
просебя патриотический детский стишок, расчищая дорогу от 
американцев с помощью автомата.
Наконец он поднялся на нужный этаж. Там на кресле сидел, и 
как ни в чем не бывало, читал газету советник президента по 
обороне дональд рамсявый. Советнику такая беспесность не к 
лицу, подумал Штирлиц, и короткой очередью совершил акт 
экзекуции. Мертвый советник повалился на пол.
Штирлиц одним ударом ноги вышиб дверь овального кабинета, 
и зашел внутрь. Там он увидел, как президент возится с каким-то 
до боли странным чемоданчиком, а его помошник гиблер бегает 
вокруг и суетится.
-Эй, ты, со свастикой, а ну ко мне! –Приказал Штирлиц гиблеру.
Гиблер послушно подчинился. А Штирлиц схватил его крепкой 
мужской рукой за шиворот, и выкинул в окно.
-Ну вот мы наконец и встретились, мистер президент! –Сказал 
Штирлиц.
-Что-ж, я так полагаю, что вы пришли сюда затем, чтобы меня 
убить. Но я могу предложить вам сделку. Видите этот таймер на 
чемоданчике. Он показывает, что до взрыва осталось ровно 7 
минут.
-До взрыва чего?
-До взрыва атомной боеголовки, спрятанной в этом 
чемоданчике. Процесс уже запущен, и остановить его могу 
только я. Если вы меня убьете, то за оставшееся время не 
сможете покинуть эпицентр взрыва, и погибнеие вместе со 
мной.
-Поживем, увидим… -Сказал Штирлиц, и выпустил в джона-
билла бубубуша остатки обоймы.
Окровавленное тело президента разьединенных штатов америки 
упало на пол. А снаружи внезапно послышался шум 
приземляющегося вертолета. Штирлиц выглянул в окно: 
вертолет американских воздушных сил приземлился рядом с 
разбитым Штирлицем вертолетом, а в за его штурвалом сидела 
радистка Кэт!
Штирлиц выпрыгнул в окно и бросился к вертолету.
Залезая в сиденье второго пилота и застегивая ремень 
безопасности он скомандовал:
-Кэт, взлетаем!
И они взлетели.
А через несколько минут после того, как вертолет покинул 
опасную зону, раздался звук оглушительного взрыва, и над 
белым домом начало подниматься огромное белое облако в 
виде гриба, которое быстро распространяясь, накрыло собой 
весь город вошингтон.
Америка была уничтожена.




Эпилог.

Следующий за этим день, был обьявлен днем победы. Днем еще 
одной великой победы русского народа над еще одним 
коварным врагом. Русский народ ликовал!
Все вышли с красными флагами транспорантами к красной 
площади, где сейчас проходил парад победы.
Встречал этот парад Владимир Ильич Ленин, стоя на 
собственном мавзолее. А рядом с ним стояли еще три великих 
советских вождя: Иософ Виссарионович Сталин, Никита 
Сергеевич Хрущев, и Леонид Ильич Брежнев. Торжественным 
тоном Владимир Ильич сказал:
-Товарищи, а теперь поприветствуем истинных героев вновь 
возрожденного Советского Союза: Штирлица и Радистку Кэт!
Граждане ликующе захлопали в ладоши, а Штирлиц и Кэт 
поднялись на мавзолей, где получили награды от самого 
великого Вождя!

А бонд тем временем был отправлен обратно в америку. Он был 
одет в белые тапочки и лежал в цинковом гробу. А рядом с ним 
играла музыка. Только он ее уже не слышал.

Ленин обратился к русскому народу с новой речью:
-Товарищи, это воистину великий день для нашего народа! 
Запомните его! Именно сегодня, когда угроза уничтожения 
нашей страны полностью уничтожена, мы вновь возродили 
Советский Союз. И теперь, когда нет америки, мы самая великая 
держава на земле! Ура, товарищи!
Все присутствующие на красной площади ликующе 
зааплодировали, и под звук аплодисментов раздался огромный 
праздничный салют, который стоя на мавзолее, вместе с 
великими вождями, наблюдали двое скромных русских героев – 
Штирлиц и Кэт.

Конец.

Copyright (C) Иван Великий 2004 год.
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (47)

Реклама