Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Зарубежная фантастика - Роберт Шекли Весь текст 69.34 Kb

Человекоминимум

Следующая страница
 1 2 3 4 5 6
   Роберт Шекли.
   Человекоминимум


     Robert Sheckley. Minimum man
     Перевод на русский язык, Н. Евдокимова, 1966
     OCR: Станислав Уколов


     У каждого  своя песня, думал Антон Настойч. Хорошенькая девушка подобна
мелодии,  а  бравый космонавт - грохоту труб. Мудрые  старцы в  Межпланетном
бюро  напоминают разноголосые деревянные духовые инструменты. Есть на  свете
гении,  чья  жизнь - сложный,  богато инструментованный контрапункт, а  есть
отбросы  общества, и  их существование  всего лишь вопль  гобоя, заглушенный
неутомимой дробью басового барабана.
     Размышляя  обо  всем  этом,  Настойч  сжимал в  руке  лезвие  бритвы  и
рассматривал синие прожилки вен у себя на запястье.
     Ибо если у каждого своя песня, то песню Настойча  можно уподобить плохо
задуманной и бездарно исполненной симфонии ошибок.
     При его рождении  чуть слышно зазвенели было колокольчики радости.  Под
приглушенный барабанный бой юный Настойч отважился пойти в школу. Он окончил
ее с отличием  и  поступил в  колледж, в привилегированную группу из пятисот
учащихся, где в какой-то степени можно было  рассчитывать на  индивидуальный
подход.
     Однако Настойчу не везло от рождения.  За ним тянулась непрерывная цепь
мелких   неприятностей   -  опрокинутые  чернильницы,   утерянные   книги  и
перепутанные бумаги. Вещам была свойственна отвратительная привычка ломаться
у него в руках,  если  не считать  случаев,  когда  вещи  ломали  его  руки.
Добавьте  к этому,  что он переболел всеми  детскими болезнями, в  том числе
скарлатиной, алжирской свинкой, фурункулезом, лисянкой, зеленой  и оранжевой
лихорадкой.
     Все эти неприятности  ни в коей мере не умаляли врожденных способностей
Настойча, но в перенаселенном  мире конкуренции на одних способностях далеко
не  уедешь.  Нужно  еще  изрядное везение,  а у  Настойча его вовсе не было.
Нашего героя перевели в обычную группу на десять  тысяч студентов,  где  все
проблемы усложнились, а шансы подхватить инфекцию повысились.
     То был высокий,  худой, мягкосердечный, трудолюбивый молодой человек  в
очках, которому (по причинам, не поддающимся анализу) врачи  давно поставили
диагноз "подвержен несчастным случаям". Какие бы там  ни  были причины, факт
оставался фактом. Настойч  относился  к числу  тех бедняг, для которых жизнь
трудна до невозможности.
     Большинство людей скользит по жизненным джунглям с легкостью крадущейся
пантеры.  Но  для  Настойча  эти  джунгли  на каждом шагу кишели  капканами,
западнями и ловушками, ядовитыми грибами и жестокими хищниками, разверзались
внезапными пропастями и  разливались непреодолимыми реками. Безопасного пути
нет. Все дороги ведут к беде.
     Годы  учения в колледже  юный Настойч  кое-как  преодолел,  невзирая на
замечательный  талант  ломать  ноги  на  винтовых   лестницах,   растягивать
сухожилия, спотыкаться о тумбы, ушибать локти в турникетах, разбивать очки о
зеркальные стекла окон и вообще проделывать все  прочие  грустные, нелепые и
тягостные  трюки,  которые выпадают  на долю людей, подверженных  несчастным
случаям. Он мужественно устоял перед соблазном впасть в ипохондрию и силился
бороться с неудачами.
     Окончив  колледж, Настойч взял себя в руки  и попытался вновь утвердить
светлую  тему надежды, некогда намеченную  его дюжим отцом и нежной матерью.
Под барабанную дробь и переливы  струн ступил Настойч  на  остров Манхэттен,
чтобы  стать  кузнецом  собственного  счастья. Он упорно трудился,  стремясь
побороть свою злую судьбу, склонность к несчастьям, и,  несмотря ни на  что,
хотел остаться оптимистом.
     Однако  злая  судьба  брала  свое.  Благородные  аккорды  выливались  в
невнятное  бормотание,  и  симфония  жизни  Настойча  докатилась  до  уровня
комической оперы. Работу за работой терял он в потоке испорченных диктофонов
и  залитых  чернилами  договоров,  забытых карточек и перепутанных таблиц; в
мощном крещендо ребер,  сломанных в толкотне подземок, ступней, вывихнутых в
решетках тротуаров, очков, разбитых о  незамеченные  углы, в череде болезней
(в  том  числе -  гепатита  Д,  марсианского  гриппа, венерианского  гриппа,
синдрома пробуждения и смешливой лихорадки).
     Настойч по-прежнему противился искушению стать  ипохондриком. Во сне он
видел космос  и смельчаков с квадратными  подбородками,  завоевывающих новые
земли, видел  поселения на дальних  планетах и бескрайние просторы свободных
земель, где вдали от чахлых игрушечных джунглей Земли человеку воистину дано
познать  самого себя. Он  подал заявление в Бюро межпланетных  путешествий и
поселений и  получил отказ. Нехотя  он отмахнулся от мечты  и снова  попытал
свои силы в  разных областях. Одновременно он прибегал и к психоанализу, и к
гипнотическому  внушению,  и  к  гипнотическому  гипервнушению, и  к  снятию
противовнушения, но все понапрасну.
     У каждой симфонии есть свой финал, а у каждого человека -  свой предел.
Тридцати четырех лет от роду, в три  дня вылетев с работы, которую искал два
месяца,  Настойч   распрощался   с  надеждами.   Эту   неудачу   он   считал
заключительным, комическим,  диссонирующим ударом медных тарелок - последней
почестью тому, кому лучше было бы и не появляться на свет.
     Получив с мрачным видом свои жалкие  гроши, Настойч обменялся последним
робким рукопожатием  с  бывшим  начальником и  стал  спускаться  на лифте  в
вестибюль. В  его  мозгу уже мелькали  мысли о  самоубийстве:  ему  чудились
колеса грузовика, газовые камеры, многоэтажные здания и быстроходные реки.
     Лифт доставил  его в  необозримый  мраморный  вестибюль,  где  дежурили
полисмены  в форме и  где целые толпы  дожидались очереди на  выход в город.
Настойч пристроился в  хвост и, пока не подошла его очередь, бездумно следил
за  измерителем  плотности населения,  стрелка которого подрагивала почти  у
самой отметки паники. На улице  наш герой влился в могучий поток, текущий на
запад, к жилому массиву, где обитал и он.
     В  его  мозгу  еще  копошились  мысли  о  самоубийстве,  уже  не  такие
лихорадочные,  но облеченные в более  конкретную форму. Настойч перебирал  в
уме различные способы и  средства, пока  не поравнялся со своим домом; тогда
он отделился от толпы и скользнул в подъезд.
     Настойч  пробрался   сквозь  несметные  полчища  детишек,   наводнявших
коридоры, и  попал в клетушку,  выданную ему городскими властями.  Он вошел,
закрыл  дверь, запер  ее  на  ключ и вынул из  бритвенного  прибора  лезвие.
Улегшись  на  кровать  и упершись ногами в противоположную  стену,  он  стал
рассматривать синие прожилки вен у себя на запястье.
     Решится ли он? Способен ли проделать все  чисто  и быстро, без ошибок и
сожалений? Или  завалит  и эту  работу и его,  исходящего  криком  от  боли,
поволокут в больницу - жалкое зрелище на потеху студентам-практикантам?
     Пока он  раздумывал, кто-то подсунул  ему под  дверь  желтый конверт  с
телеграммой. Весть, которая подоспела  как раз  в  решающую минуту и с такой
мелодраматической  внезапностью,  показалась Настойчу крайне подозрительной.
Тем не менее он отложил лезвие и поднял с пола конверт.
     Телеграмма была из Бюро межпланетных путешествий и поселений -  великой
организации,  ведающей  каждым  шагом  человека в  космосе.  Настойч  вскрыл
конверт дрожащими пальцами и прочитал:
     Мистеру Антону Настойчу Временный  жилищный  массив  1993  Район 43825:
Манхэттен 212, Нью-Йорк
     Дорогой мистер Настойч!
     Три  года  назад Вы  обратились к нам  с  просьбой о предоставлении Вам
любой должности на иных планетах. К сожалению, в то время мы. были вынуждены
ответить Вам  отказом. Однако  мы подшили  в Ваше  личное дело все  анкетные
данные, недавно пополнили их новейшими сведениями. Рад сообщить, что Вы хоть
сейчас можете получить  назначение, которое, видимо, полностью соответствует
Вашим  талантам  и квалификации.  Не сомневаюсь,  что работа  Вам  подойдет,
поскольку  условия таковы: годовой оклад 20000 долларов, все предусмотренные
законом пограничные льготы и небывалые перспективы продвижения по службе.
     Прошу Вас явиться ко мне для переговоров.
     С искренним уважением Уильям Гаскелл
     заместитель директора по кадрам ВН/евт Здс.
     Настойч бережно  сложил телеграмму и спрятал  в конверт. Первоначальное
ощущение жгучей радости развеялось, уступив место дурным предчувствиям.
     Какие у него таланты, какая  квалификация для  должности, приносящей  в
год двадцать тысяч, да вдобавок  еще и  льготы?  Не путают ли его  с  другим
Антоном Настойчем?
     Навряд  ли.  В  Бюро  попросту не  случается  таких накладок.  Если  же
допустить, что  там  знают,  с кем имеют дело, и  осведомлены  о злополучном
прошлом Настойча, - так зачем он им понадобился? Что он умеет делать такого,
чего не сделает гораздо лучше любой мужчина, женщина или ребенок?
     Настойч сунул телеграмму в  карман  и положил  бритву на  место. Теперь
самоубийство казалось несколько преждевременным. Сначала надо выяснить, чего
хочет Гаскелл.
     В  главном  административном корпусе  Бюро  межпланетных путешествий  и
поселений Настойча без задержки  впустили в личный кабинет Уильяма Гаскелла.
Заместитель директора по кадрам  оказался рослым седым человеком  с  резкими
чертами лица; он излучал радушие, которое Настойч счел подозрительным.
     - Садитесь  же, садитесь, мистер  Настойч, - сказал  Гаскелл.  - Будете
курить? Не хотите ли выпить? Страшно рад, что у вас нашлось время.
     - Вы уверены, что обратились по адресу? - спросил Настойч.
     Гаскелл бегло просмотрел досье, лежащее у него на столе.
     - Сейчас  выясним.  Антон  Настойч;  возраст  - тридцать  четыре  года;
родители  -  Грегори  Джеймс  Настойч и  Анита Суоонс  Настойч из Леиктауна,
Нью-Джерси. Правильно?
     - Да, - подтвердил Настойч. - И у вас есть для меня работа?
     - Вот именно.
     - Оклад двадцать тысяч в год и льготы?
     - Совершенно верно.
     - Не скажете ли, в чем заключается эта работа?
     -  Для этого мы  здесь  и  сидим,  - жизнерадостно ответил  Гаскелл.  -
Освоители, знаете ли,  -  это люди, которые устанавливают контакты с другими
планетами,  первые  поселенцы,  которые  собирают все  жизненно  необходимые
сведения. Я считаю их  Дрейками и Магелланами нашего века. Думаю,  вы и сами
согласитесь, что это блестящее предложение.
     Настойч побагровел и встал.
     - Если вы кончили издеваться надо мной, то я пошел.
     - Что?
     - Это я-то  -  внеземной  освоитель?  -  проговорил  Настойч с  горьким
смехом.  - Не пытайтесь меня  разыгрывать. Я читаю газеты. Мне известно, кто
такие освоители.
     - Кто же они такие?
     - Цвет Земли, - выпалил Настойч. - Самый здоровый дух -в самых здоровых
телах. Люди  с  мгновенной  реакцией,  способные  разрешить любую  проблему,
справиться с любой трудностью, приспособиться к любому  окружению.  Разве не
так?
     -  Видите  ли,  - разъяснил Гаскелл, - было  так - в  начальном периоде
освоения  планет.   И  мы  позволили   такому   стереотипному  представлению
укорениться   в   общественном  сознании,  чтобы  привить  доверие  к  нашей
организации. Однако в настоящее время этот тип освоителя устарел. Для людей,
которых вы описывали, есть уйма других дел. Но отнюдь не освоение планет.
     - Разве вашим  сверхлюдям оно не под силу? - спросил  Настойч с  легкой
насмешкой.
     - Ну что вы, конечно, под силу, - ответил Гаскелл. - Здесь нет никакого
парадокса.  Заслуги  первооткрывателей остались  непревзойденными.  Эти люди
только благодаря  своему упорству и  силе  воли ухитрились выжить  на всяких
планетах,  где  существовала   хоть  ничтожная  возможность  жизни.  Планеты
требовали от них  полной отдачи всех  духовных и физических сил, и, выполняя
свой долг, эти люди творили чудеса. Они навеки  вошли в историю как памятник
выносливости и приспособляемости homo sapiens.
     - Почему же вы их больше не используете?
     - Потому что изменились земные проблемы, -  заявил Гаскелл. -  Поначалу
Следующая страница
 1 2 3 4 5 6
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама