Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Проза - Хемингуэй Э. Весь текст 22.52 Kb

Посвящается Швейцарии

Следующая страница
 1 2
Эрнест Хэмингуэй.

                           Посвящается Швейцарии

                            OCR: Evgeny Ozerov 


                  I. РАЗВЛЕЧЕНИЯ МИСТЕРА УИЛЕРА В МОНТРЕ

     В буфете на станции было тепло и светло. Тщательно вытертые  деревянные
столики  блестели;  на  них  стояли  корзинки  с соленым печеньем в бумажных
пакетиках. Стулья были резные, с  залоснившимися  от  времени,  но  удобными
сиденьями.  На стене висели резные деревянные часы, а в глубине комнаты была
буфетная стойка. За окном шел снег.
     За столиком под часами двое носильщиков пили молодое вино. Вошел третий
носильщик и сказал, что восточно-симплонский экспресс идет из  Сен-Мориса  с
часовым  опозданием.  Сказав это, он вышел. К столику мистера Уилера подошла
кельнерша,
     - Экспресс на час опаздывает, сэр, -  сказала  она.  -  Может  быть,
выпьете кофе?
     - А вы не думаете, что это не даст мне уснуть?
     - Простите? - переспросила кельнерша.
     - Принесите кофе, - сказал мистер Уилер.
     - Пожалуйста, сэр.
     Она  принесла  кофе  из  кухни, а мистер Уилер повернулся к окну и стал
смотреть, как падает снег на освещенную платформу.
     - Вы говорите  еще  на  каких-нибудь  языках,  кроме  английского?  -
спросил он кельнершу.
     - Как   же,   сэр!  Говорю  по-немецки,  по-французски  и  на  местных
диалектах.
     - Хотите что-нибудь выпить?
     - Нет, что вы, сэр! Нам не разрешается пить с посетителями.
     - Может быть, сигару?
     - Нет, что вы, сэр! Я не курю, сэр.
     - Это хорошо, - сказал мистер Уилер. Он снова посмотрел в окно, выпил
кофа и закурил сигарету.
     - Fraulein, - позвал он. Кельнерша подошла к столику.
     - Что вы желаете, сэр?
     - Вас, - сказал он.
     - Что за шутки, сэр!
     - Я не шучу.
     - Тогда не надо говорить такие вещи.
     - Не будем терять времени, -  сказал  мистер  Уилер.  -  До  прихода
поезда  осталось  сорок минут. Если вы подниметесь со мной наверх, я дам вам
сто франков.
     - Как можно говорить такие вещи, сэр! Я позову носильщика.
     - Носильщик мне не нужен, - сказал мистер Уилер. - Ни носильщики, ни
полицейские, ни разносчики сигарет мне не нужны. Мне нужны вы.
     - Если вы не перестанете, сэр, вам придется уйти отсюда. Здесь  нельзя
вести такие разговоры.
     - Зачем  же  вы  тут  стоите?  Если  б  вы  тут не стояли, я не мог бы
разговаривать с вами.
     Кельнерша отошла. Мистер Уилер следил, подойдет ли она  к  носильщикам.
Она не подошла.
     - Mademoiselle!   -   позвал  он.  Кельнерша  вернулась.  -  Бутылку
сионского, пожалуйста.
     - Сейчас, сэр.
     Мистер Уилер смотрел ей вслед. Когда она вернулась и поставила вино  на
столик перед ним, он взглянул на часы.
     - Я вам дам двести франков, - сказал он.
     - Пожалуйста, оставьте это, сэр.
     - Двести франков - большие деньги.
     - Перестаньте  сказать  такие  вещи.  -  От  волнения кельнерша стала
путать слова чужого языка. Мистер Уилер смотрел на нее с интересом.
     - Двести франков.
     - Какой вы противный.
     - Зачем же вы тут стоите? Если б вас тут не было, я не мог бы говорить
с вами.
     Кельнерша отошла и направилась  к  стойке.  Мистер  Уилер  пил  вино  и
улыбался про себя.
     - Mademoiselle! - позвал он немного погодя.
     Кельнерша сделала вид, что не слышит.
     - Mademoiselle! - позвал он снова.
     Кельнерша подошла.
     - Вам что-нибудь нужно?
     - Очень даже. Я вам дам триста франков.
     - Вы противный.
     - Триста швейцарских франков.
     Она  ушла. Мистер Уилер смотрел ей вслед. В дверях показался носильщик.
Это был тот, которому миcтер Уилер поручил свой багаж.
     - Поезд подходит, сэр, - сказал он по-французски. Мистер Уилер встал.
     - Mademoiselle! - позвал он. Кельнерша подошла к столу. - Сколько  с
меня за вино?
     - Семь франков.
     Мистер  Уилер отсчитал восемь франков и положил их на стол. Потом надел
шляпу, пальто и вышел вслед за носильщиком  на  платформу,  где  по-прежнему
падал снег.
     - Au revoir, mademoiselle! - сказал он. Кельнерша оглядела ему вслед.
"Вот урод,  - подумала она. - Урод, да еще какой противный. Триста франков
за такой пустяк. Сколько раз я это делала даром. Да и негде тут.  Если  б  у
него  хоть  капля  соображения  была,  он бы понял, что тут негде. И негде и
некогда. Триста франков. Ну и чудаки эти американцы".
     Стоя на асфальте платформы возле своих чемоданов, сквозь  хлопья  снега
глядя  на  огни  приближающегося  паровоза,  мистер  Уилер  думал о том, что
развлечение обошлось ему очень недорого. Кроме обеда, он истратил всего лишь
семь франков на вино и франк на чаевые. Хватило бы семидесяти пяти сантимов.
Жаль, что он не ограничился семьюдесятью пятью сантимами.
     Швейцарский франк равен пяти французским. Мистер  Уилер  направлялся  в
Париж.  Он  был  очень  расчетлив,  и  женщины  его не интересовали. На этой
станции он бывал раньше и знал, что наверху там помещений нет. Мистер  Уилер
никогда не рисковал.

                 II. МИСТЕР ДЖОНСОН ОТКРОВЕННИЧАЕТ В BEBE

     В  буфете на станции было тепло и светло; тщательно ко вытертые столики
блестели; на некоторых были скатерти в белую и красную полоску, а на  других
скатерти  в  белую  и  синюю  полоску,  н  на всех стояли корзинки с соленым
печеньем  в  бумажных  пакетиках.  Стулья   были   деревянные,   резные,   с
залоснившимися  от  времени,  но удобными сиденьями. На стене висели часы, в
глубине была оцинкованная буфетная стойка, а за окном шел снег. За  столиком
под часами двое носильщиков пили молодое вино.
     Вошел третий носильщик и сказал, что Восточно-симплонский экспресс идет
из Сен-Мориса  с  часовых  опозданием.  К  столику  мистера Джонсона подошла
кельнерша.
     - Экспресс на час опаздывает, сэр, -  сказала  она.  -  Может  быть,
выпьете кофе?
     - Если вас не затруднит.
     - Простите? - переспросила кельнерша.
     - Хорошо, дайте мне чашку кофе.
     - Пожалуйста, сэр.
     Она  принесла  кофе из кухни, а мистер Джонсон повернулся к окну и стал
смотреть, как падает снег на освещенную платформу.
     - Вы говорите  еще  на  каких-нибудь  языках,  кроме  английского?  -
спросил он кельнершу.
     - Как  же,  сэр!  Я  говорю  по-немецки,  по-французски  и  на местных
диалектах.
     - Хотите что-нибудь выпить?
     - Нет, что вы, сэр. Нам не разрешается пить с посетителями.
     - Может быть, сигару?
     - Нет, что вы. сэр. - Ока рассмеялась. - Я не курю, сэр.
     - Я тоже, - сказал Джонсон. - Это дурная привычка.
     Кельнерша отошла от стола, а Джонсон закурил сигарету и стал пить кофе.
Часы на стене показывали без четверти  десять.  Его  часы  немного  спешили.
Поезд  должен  был  прийти  в  десять тридцать; час опоздания, - значит, он
будет в одиннадцать тридцать. Джонсон подозвал кельнершу.
     - Signorina!
     - Что вы желаете, сэр?
     - Вы бы не согласились поразвлечься со мной? - спросил Джонсон.
     Кельнерша покраснела.
     - Что вы, сэр!
     - Я не думал ничего дурного. Вы не составили бы мне компанию -  пойти
посмотреть ночное Веве? Если хотите, пригласите подругу.

     - Я не могу уйти отсюда, - сказала кельнерша. - Ведь я на службе.
     - Я  знаю,  -  сказал  Джонсон.  -  По,  может  быть, вы кого-нибудь
поставите за себя? Во  время  Гражданской  войны  это  часто  делалось  даже
мобилизованными.
     - Нет, нет, сэр. Я сама должна быть здесь.
     - Где вы изучили английский язык?
     - На курсах Берлица, сэр.
     - Расскажите  мне  о  них,  -  сказал  Джонсон.  - там, должно быть,
учились большое шалопаи? Приставали, наверно, с нежностями? Много среди  них
было франтов? Не приходилось ли вам встречать Скотта Фицджеральда?
     - Простите?

     - Я  хотел  бы знать, считаете ли вы студенческие годы лучшими в вашей
жизни? А какую команду выставили курсы Берлица прошлой осенью?

     - Вы шутите, сэр?
     - Чуть-чуть, - сказал Джонсон. - Вы славная девушка. Так  не  хотите
со мной поразвлечься?
     - Нет, нет, сэр. Что-нибудь вам еще подать, сэр?
     - Да., - сказал Джонсон. - Принесите мне, пожалуйста, карту вин.
     - Сию минуту, сэр.
     С  карточкой  в  руке  Джонсон  направился  к  столу, за которым сидели
носильщики. Они оглянулись на него. Все трое были пожилые люди.
     - Wollen sie trinken? (1) - спросил он. Один из них кивнул головой  и
улыбнулся.
     - Oui, monsieur (2).
     - Бы говорите по-французски?
     - Oui, monsieur.
     - Что же мы будем пить? Connais vous des champagnes? (3)
     - Non, monsieur (4).
     - Faut  les connaоtre (5) - заметил Джонсон. - Fraulein! - окликнул
он кельнершу. - Мы будем пить шампанское.
     - Какое вам угодно, сэр?
     - Самое лучшее, - сказал Джонсон.  -  Какое  тут  самое  лучшее?  -
обратился он к носильщикам.
     - Le meilleur? (6) - спросил тот, который заговорил первым.
     - Непременно.
     Носильщик  вытащил  из  кармана  золотые очки и стал смотреть карту. Он
провел пальцем по четырем напечатанным на машинке строчкам  с  названиями  и
ценами.
     - "Sportsman", - сказал он. - "Sportsman" - самое лучшее.
     - Согласны,  господа?  -  спросил Джонсон других носильщиков. Один из
них кивнул в ответ. Другой сказал по-французски:
     - Самому мне не приходилось пробовать, но я  много  слыхал  про  него.
Вино хорошее.
     - Бутылку "Sportsman", - сказал Джонсон кельнерше. Он посмотрел цену:
одиннадцать  швейцарских франков. - Ну, давайте две бутылки. Ничего, если я
посижу тут с вами? - спросил он носильщика, предложившего "Sportsman".
     - Пожалуйста. Присаживайтесь вот здесь. -  Носильщик  улыбнулся  ему.
Затем  он  снял  свои  очки  и спрятал их в футляр. - Что, monsieur сегодня
празднует день рождения?
     - Нет, - сказал Джонсон. - Праздновать мне, собственно, нечего,  Моя
жена потребовала развода.
     - Что  вы?  - сказал носильщик, - Не может быть. - Другой носильщик
покачал головой. Третий, по-видимому, был туг на ухо.
     - Дело,  конечно,  обычное,  -  сказал  Джонсон.  -  Вроде   первого
посещения зубного врача или первого нездоровья у девушки, но меня это выбило
из колеи.
     - Да оно и понятно, - сказал старший из носильщиков.
     - Я вас понимаю.
     - Из  вас,  господа,  никому  не  приходилось  разводиться? - спросил
Джонсон. Он уже перестал умышленно  коверкать  слова  и  говорил  теперь  на
хорошем французском языке.
     - Нет,  -  сказал  носильщик, назвавший "Sportsman". - Здесь разводы
бывают редко. Попадаются, конечно, разведенные мужья, но их немного.
     - У нас иначе, - сказал Джонсон. - Почти все разводятся.
     - Это верно, - подтвердил носильщик. - Я читал об этом в газетах.
     - Я сам немножко запоздал, - продолжал Джонсон, -  развожусь  только
первый раз. А мне тридцать пять.
     - Mais  vous  etes  encоrе jeune (7), - сказал носильщик, - Monsieur
n'a que trente cinq ans (8) - пояснил он двум другим. Те закивали в ответ.
     - Он совсем молодой, - сказал один из них.
     - И вы в самом деле разводитесь в первый раз? - спросил носильщик.
     - В самом деле, - сказал Джонсон. - Откройте,  пожалуйста,  бутылку,
mademoiselle.
     - А дорого стоит развестись?
     - Десять тысяч франков.
     - Швейцарских?

     - Нет, французских.
     - Ara. Значит, на швейцарские деньги две тысячи. Все-таки не дешево,
     - Да.
     - Зачем же это делать?
     - Потому что этого требуют.
     - А для чего требуют?
     - Чтобы выйти замуж за кого-нибудь другого,
     - Да ведь это же глупо.
     - Вполне  согласен,  - сказал Джонсон. Кельнерша налила всем четверым
вина. Они подняли стаканы.
     - Prosit! - сказал Джонсон.
     - A votre santй, monsieur (9), - сказал носильщик.
     Двое других прибавили: - Salut.
     Шампанское было на вкус точно сладкая фруктовая водица.
     - Это что, швейцарский обычай - отвечать всегда на другом  языке?  -
спросил Джонсон.
     - Нет,  -  сказал носильщик. - По-французски выходит вежливее. Кроме
Следующая страница
 1 2
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (1)

Реклама