Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Expedition SCP-432-3 DATA EXPUNGED
Expedition SCP-432-2
Expedition SCP-432-1
SCP-432: Cabinet Maze

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Русская фантастика - Гансовский С. Весь текст 48.59 Kb

День гнева

Предыдущая страница Следующая страница
1 2  3 4 5
под низкие ветви.  Он двигался, как будто след отарка был  проведен  перед
ним жирной меловой чертой.
     Некоторое время Бетли выдерживал темп  бега,  потом  стал  отставать.
Сердце у него прыгало в груди, он чувствовал удушье и жжение в  горле.  Он
перешел на шаг, несколько минут брел в чаще один,  потом  услышал  впереди
голоса.
     В самом узком месте оврага лесничий стоял  с  ружьем  наготове  перед
густой зарослью орешника. Тут же был отец девушки.
     Лесничий сказал раздельно:
     - Отпусти ее. Иначе я тебя убью.
     Он обращался туда, в заросль.
     В ответ раздалось рычание, перемежаемое детским плачем.
     Лесничий повторил:
     - Иначе я тебя убью. Я жизнь положу, чтобы тебя выследить и убить. Ты
меня знаешь.
     Снова раздалось рычанье, потом голос, но не человеческий, а  какой-то
граммофонный, вяжущий все слова в одно, спросил:
     - А так ты меня не убьешь?
     - Нет, - сказал Меллер. - Так ты уйдешь живой.
     В чаще помолчали. Раздавались только всхлипывания.
     Потом послышался треск  ветвей,  белое  мелькнуло  в  кустарнике.  Из
заросли вышла тоненькая девушка.  Одна рука была у  нее  окровавлена,  она
придерживала ее другой.
     Всхлипывая, она прошла мимо трех мужчин, не поворачивая к ним головы,
и побрела, пошатываясь, к дому.
     Все трое проводили ее взглядом.
     Чернобородый фермер посмотрел  на  Меллера  и  Бетли.  В  его  широко
раскрытых глазах было что-то такое режущее, что журналист  не  выдержал  и
опустил голову.
     - Вот, - сказал фермер.


     Они остановились переночевать в маленькой пустой сторожке в лесу.  До
озера с островом, на котором когда-то была лаборатория,  оставалось  всего
несколько часов пути, но Меллер отказался ехать в темноте.
     Это был уже четвертый день их путешествия,  и  журналист  чувствовал,
что его испытанный оптимизм начинает  давать  трещины.  Раньше  на  всякую
случившуюся с ним неприятность у него наготове  была  фраза:  "А  все-таки
жизнь чертовски хорошая штука!" Но теперь он  понимал,  что  это  дежурное
изречение, вполне годившееся, когда  в  комфортабельном  вагоне  едешь  из
одного города в другой или входишь  через  стеклянную  дверь  в  вестибюль
отеля, чтобы встретиться с какой-нибудь знаменитостью, - что это изречение
решительно неприменимо для случая со Стегликом, например.
     Весь  край  казался  пораженным  болезнью.  Люди    были    апатичны,
неразговорчивы. Даже дети не смеялись.
     Однажды он спросил у Меллера, почему фермеры не уезжают  отсюда.  Тот
объяснил, что все, чем местные жители владеют, - это земля.  Но теперь  ее
невозможно было продать. Она обесценилась из-за отарков.
     Бетли спросил:
     - А почему вы не уезжаете?
     Лесничий подумал. Он закусил губу, помолчал, потом ответил:
     - Все же я приношу какую-то пользу. Отарки меня боятся. У меня ничего
здесь нет. Ни семьи, ни дома. На меня никак нельзя повлиять. Со мной можно
только драться. Но это рискованно.
     - Значит, отарки вас уважают?
     Меллер недоуменно поднял голову.
     - Отарки?..  Нет, что вы! Уважать они тоже не могут. Они же не  люди.
Только боятся. И это правильно. Я же их убиваю.
     Однако на известный риск отарки все-таки шли.  Лесничий  и  журналист
оба чувствовали это.  Было такое впечатление, что  вокруг  них  постепенно
замыкается кольцо.  Три раза в них стреляли. Один выстрел  был  сделан  из
окна заброшенного дома, а  два  -  прямо  из  леса.  Все  три  раза  после
неудачного выстрела они находили свежие  следы.  И  вообще  следы  отарков
попадались им все чаще и чаще с каждым днем...
     В сторожке, в сложенном из камней маленьком очаге, они разожгли огонь
и приготовили себе ужин.  Лесничий закурил трубку,  печально  глядя  перед
собой.
     Лошадей они поставили напротив раскрытой двери сторожки.
     Журналист смотрел на лесничего.  За то время, пока они были вместе, с
каждым днем все возрастало его  уважение  к  этому  человеку.  Меллер  был
необразован, вся его жизнь прошла в лесах, он почти ничего не читал, с ним
и двух минут нельзя было поддерживать разговора об  искусстве.  И  тем  не
менее журналист чувствовал,  что  он  не  хотел  бы  себе  лучшего  друга.
Суждения лесничего всегда были здравы и самостоятельны;  если  ему  нечего
было  говорить,  он  молчал.  Сначала  он  показался  журналисту  каким-то
издерганным и раздражительно слабым, по теперь Бетли понимал, что это была
давняя горечь за жителей большого заброшенного края,  который  по  милости
ученых постигла беда.
     Последние два дня Меллер чувствовал себя больным. Его мучила болотная
лихорадка. От высокой температуры лицо его покрылось красными пятнами.
     Огонь прогорел в очаге, и лесничий неожиданно спросил:
     - Скажите, а он молодой?
     - Кто?
     - Этот ученый. Фидлер.
     - Молодой, - ответил журналист. - Ему лет тридцать. Не больше. А что?
     - То-то и плохо, что он молодой, - сказал лесничий.
     - Почему?
     Меллер помолчал.
     - Вот они, способные, их сразу берут и помещают в закрытую  среду.  И
нянчатся с ними.  А они жизни совсем не знают. И  поэтому  не  сочувствуют
людям. - Он вздохнул. - Человеком сначала надо быть. А потом уже ученым.
     Он встал.
     - Пора ложиться. По очереди придется спать. А то отарки у нас лошадей
зарежут.
     Журналисту вышло бодрствовать первому.
     Лошади похрупывали сеном возле небольшого прошлогоднего стожка.
     Он уселся у порога хижины, положив ружье на колени.
     Темнота спустилась быстро, как накрыла.  Потом глаза  его  постепенно
привыкли к мраку.  Взошла луна. Небо было чистое, звездное.  Перекликаясь,
где-то наверху пролетела стайка маленьких птичек,  которые  в  отличие  от
крупных птиц, боясь хищников, совершают свои осенние кочевья по ночам.
     Бетли встал и прошелся вокруг сторожки.  Лес плотно  окружал  поляну,
где стоял домик, и в этом была опасность.  Журналист проверил, взведены ли
курки у ружья.
     Он стал перебирать в памяти события последних дней, разговоры, лица и
подумал о том, как будет рассказывать об отарках, вернувшись  в  редакцию.
Потом ему пришло в  голову,  что,  собственно,  эта  мысль  о  возвращении
постоянно присутствовала в его сознании и окрашивала в совсем особый  цвет
все, с чем ему приходилось встречаться. Даже когда они гнались за отарком,
схватившим девочку, он, Бетли, не забывал, что как ни жутко здесь,  но  он
сможет вернуться и уйти от этого.
     "Я-то вернусь, - сказал он себе. - А Меллер? А другие?.."
     Но эта мысль была слишком сурова, чтобы он решился сейчас  додумывать
ее до конца.
     Он сел  в  тень  от  сторожки  и  стал  размышлять  об  отарках.  Ему
вспомнилось название статьи в какой-то газете: "Разум  без  доброты".  Это
было похоже на то, что говорил лесничий.  Для него отарки не были  людьми,
потому что не имели "сочувствия".  Разум без доброты. Но возможно ли  это?
Может ли вообще существовать разум без доброты? Что начальное? Не есть  ли
эта самая доброта следствие разума?  Или  наоборот?..  Действительно,  уже
установлено, что отарки способнее людей к логическому  мышлению,  что  они
лучше понимают абстракцию и отвлеченность и лучше запоминают.  Уже  ходили
слухи, что  несколько  отарков  из  первой  партии  содержатся  в  военном
министерстве для решения  каких-то  особых  задач.  Но  ведь  и  "думающие
машины" тоже используются для решения всяких особых  задач.  И  какая  тут
разница?
     Он вспомнил, как один из фермеров сказал им с Меллером,  что  недавно
видел почти совсем голого отарка, и лесничий ответил на это, что отарки  в
последнее время все больше делаются похожими на людей. Неужели они в самом
деле завоюют мир? Неужели разум без доброты сильнее человеческого разума?
     "Но это будет не скоро, - сказал он себе. - Даже  если  и  будет.  Во
всяком случае, я-то успею прожить и умереть".
     Но затем его тотчас ударило: дети! В каком мире они будут  жить  -  в
мире отарков или в мире кибернетических роботов, которые тоже не гуманны и
тоже, как утверждают некоторые, умнее человека?
     Его сынишка внезапно появился перед ним и заговорил:
     "Папа, слушай. Вот мы - это мы, да? А они - это они. Но ведь они тоже
думают про себя, что они - мы?"
     "Что-то вы слишком рано созреваете, - подумал Бетли. - В семь  лет  я
не задавал таких вопросов".
     Где-то сзади хрустнула ветка. Мальчик исчез.
     Журналист тревожно огляделся и прислушался. Нет, все в порядке.
     Летучая мышь косым трепещущим полетом пересекла поляну.
     Бетли выпрямился.  Ему пришло в голову, что лесничий что-то  скрывает
от него.  Например, он еще не сказал, что это был за  всадник,  который  в
первый день обогнал их на заброшенной дороге.
     Он опять оперся спиной о стену домика. Еще раз сын появился перед ним
и снова с вопросом:
     "Папа, а откуда все? Деревья, дома,  воздух,  люди?  Откуда  все  это
взялось?"
     Он стал рассказывать мальчику об эволюции  мирозданья,  потом  что-то
остро кольнуло его в сердце, и Бетли проснулся.
     Луна зашла. Но небо уже немного посветлело.
     Лошадей на поляне не было.  Вернее, одной не было, а вторая лежала на
траве, и над ней копошились три серые тени.  Одна выпрямилась, и журналист
увидел огромного отарка с крупной тяжелой  головой,  оскаленной  пастью  и
большими, блещущими в полумраке глазами.
     Потом где-то близко раздался шепот:
     - Он спит.
     - Нет, он уже проснулся.
     - Подойди к нему.
     - Он выстрелит.
     - Он выстрелил бы раньше, если бы мог. Он либо спит, либо оцепенел от
страха. Подойди к нему.
     - Подойди сам.
     А журналист действительно оцепенел.  Это было как во сне. Он понимал,
что случилось непоправимое, надвинулась беда,  но  не  мог  шевельнуть  ни
рукой, ни ногой.
     Шепот продолжался:
     - Но тот, другой? Он выстрелит.
     - Он болен. Он не проснется... Ну иди, слышишь!
     С огромным трудом Бетли скосил глаза.  Из-за угла сторожки  показался
отарк. Но этот был маленький, похожий на свинью.
     Преодолевая оцепенение, журналист нажал на курки ружья.  Два выстрела
прогремели один за другим, две картечины унеслись в небо.
     Бетли вскочил, ружье выпало у него из рук.  Он бросился  в  сторожку,
дрожа, захлопнул за собой дверь и накинул щеколду.
     Лесничий стоял с ружьем наготове.  Его губы  пошевелились,  журналист
скорее почувствовал, чем услышал вопрос:
     - Лошади?
     Он кивнул.
     За дверью послышался шорох. Отарки чем-то подпирали ее снаружи.
     Раздался голос:
     - Эй, Меллер! Эй!
     Лесничий метнулся к окошку, высунул было ружье.  Тотчас  черная  лапа
мелькнула на фоне светлеющего неба; он едва успел убрать двустволку.
     Снаружи удовлетворенно засмеялись.
     Граммофонный, растягивающий звуки голос сказал:
     - Вот ты и кончился, Меллер.
     И, перебивая его, заговорили другие голоса:
     - Меллер, Меллер, поговори с нами...
     - Эй, лесник, скажи что-нибудь содержательное.  Ты же человек, должен
быть умным...
     - Меллер, выскажись, и я тебя опровергну...
     - Поговори со мной, Меллер. Называй меня по имени. Я Филипп...
     Лесничий молчал.
     Журналист неверными шагами  подошел  к  окошку.  Голоса  были  совсем
рядом, за бревенчатой стеной.  Несло звериным запахом -  кровью,  пометом,
еще чем-то.
     Тот отарк, который назвал себя Филиппом, сказал под самым окошком:
     - Ты журналист, да? Ты, кто подошел?..
     Журналист откашлялся. В горле у него было сухо. Тот же голос спросил:
     - Зачем ты приехал сюда?
     Стало тихо.
     - Ты приехал, чтобы нас уничтожили?
     Миг опять была тишина, затем возбужденные голоса заговорили:
     - Конечно, конечно, они хотят истребить нас...  Сначала  они  сделали
нас, а теперь хотят уничтожить...
     Раздалось рычание, потом шум.  У журналиста было  такое  впечатление,
что отарки подрались.
     Перебивая всех, заговорил тот, который называл себя Филиппом:
Предыдущая страница Следующая страница
1 2  3 4 5
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (2)

Реклама