Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Фэнтези - Гайдамака Н. Весь текст 40.4 Kb

Зеленое на черном

Предыдущая страница
1 2 3  4
     Я их боюсь. У меня руки и ноги деревянными становятся, когда Марта на
меня смотрит. Глаза у нее  такие  недобрые.  Что  ж  она  меня  сперва  по
головке-то гладила? Зачем? А старик меня просто обходит, как пустое место.
Чужая... Всем я тут чужая. Так Марта сказала.
     Зачем только они нашли меня!.. Я их не просила... Да  я  и  не  помню
даже, как к ним попала!
     В селе все дома сделались одинаково черные, без окон, без  дверей.  Я
не смогла узнать наш дом. Только об одном и думала - добраться до  города.
Там мама... И я шла, шла... Пока не упала. А потом я была уже тут, у них.
     Они так на меня смотрят, будто это я во всем виновата. Я чувствую  их
злость. Она меня давит и душит... хуже, чем красный туман. Рэм  говорил  -
яд, химическое оружие. А мне иногда кажется, что это  их  ненависть  такая
черная и скользкая, как черная смола. Это  она  взорвалась  и  все  вокруг
уничтожила... Может, потому их и не задело?
     Никого, никого они не любят. Не зря же поселились подальше  от  всех.
Только для себя стараются, только чтоб им было хорошо. Марта  хитрая.  Она
вроде жалуется на отца, а вроде и хвалится им: вот он у меня какой, никому
спуску не даст! А Рэм... Он добрый, он  заступался  за  меня,  я  слышала.
Только они все равно по-своему сделают. Они уговорят его, а  не  уговорят,
так заставят. Марта сумеет. Она красивая. Я же видела, как он  смотрит  на
нее...
     Что ж делать? Что мне теперь делать? Просить, плакать,  не  выгоняйте
меня, оставьте, я для  вас  все  сделаю?  Не  оставят.  А  мама  говорила:
"Никогда не унижай других и сама не унижайся". Нет, не буду  я  унижаться.
Не стану их просить. И ждать не стану, пока  в  спину  вытолкают.  Я  сама
уйду. Главное - идти и не оглядываться. А то станет  страшно:  позади  все
зеленое, а впереди - черное...
     Я пойду в город. Я должна дойти! Я уже поправилась, я теперь смогу...
А если и вправду там есть кто живой? Что, если и мама жива? Я найду ее.  Я
буду идти, пока не встречу людей...
     Почему они не могут мне простить, что я живая? Что по их земле  хожу,
хлеб их ем? Черная смола убивает быстро, а они... Если во всем мире сейчас
только они остались... Как мне тогда жить? Лучше уйти от них навсегда... в
черную пустыню...
     За что, ну за что?
     Вот и граница. Теперь надо ступить на  черную  смолу  и  идти,  идти,
идти... Только бы не оглянуться! Не оглянуться!
     Хорошо, что они не видят, как я плачу...


     Скрипнули двери - на пороге стоял старик.
     - Да хватит вам ругаться, - сказал чуть, ли не добродушно. -  Нет  ее
уже. Было бы о чем говорить.
     - Как - нет? - вздрогнул Рэм.
     - А так, нет - и все. Вы тут такой шум подняли -  мертвый  проснется.
Она слушала, слушала - да и ушла. Видно, сама поняла...
     - Ушла... - с облегчением выдохнула Марта.
     - И что ты думаешь, такая упрямая, слова даже не сказала. Зыркнула на
меня волчонком, подхватилась  и  побежала.  Ну,  оно  и  лучше.  -  Старик
уставился холодными водянистыми глазами на Рэма: - Ты, парень, не  вздумай
догонять. Тут ей все одно не жить, пока я в доме хозяин. В случае чего,  у
меня и винтовка есть. Охотничья. Старенькая, но  в  порядке.  Так  что  не
горячись. У тебя ж голова на плечах варит, я понял. Мы с тобой поладим. Ты
и сообразительный, и руки откуда надо растут, - глаза старика потеплели. -
Мне жить немного уже, на тебя оставлю и дочку, и хозяйство...
     - Спасибо за честь. Только не по мне она, - Рэм изо всех  сил  дернул
дверь, которую старик предусмотрительно запер на крючок. Петля вылетела, и
дверь распахнулась.
     - Ты чего? Ты куда? - взвилась Марта.  -  Неужто  за  этой  девчонкой
побежишь? Безумный, ты ж пропадешь!
     - Я тут пропадаю. Каждый день, каждую минуту!
     Марта беспомощно оглянулась, ища поддержки, но старик куда-то исчез.
     - Не пущу! - заголосила, вцепившись в руки поэма. -
     В ответ он засмеялся тихим, странным смехом. Марта залилась  краюшкой
и отпустила его.
     - Ты еще и смеешься надо мною? Ну так иди, держать не буду. Сам назад
прибежишь, проситься станешь, чтоб пустили!  -  с  яростью  крикнула  она,
повернулась на каблуках и хлопнула за собой дверью.
     Когда она снова выскочила  на  крыльцо,  Рэм  был  уже  за  пределами
зеленого островка. Сквозь слезы  Марта  видела,  как  он  догнал  девочку,
положил руку ей на плечо, наклонился, что-то говоря, - и дальше они  пошли
вместе.
     Марта побежала за ними. Она не знала, как вернуть его, просто бежала,
бежала... Почти возле самой границы споткнулась о толстый корень и  упала.
Вытирая грязной ладонью  слезы,  заливавшие  лицо,  медленно  поднялась  с
земли.  Взгляд  ее  скользнул  по   черной   пленке.   Она   присмотрелась
повнимательнее - и не поверила глазам: в смоле появились просветы, граница
черноты отодвинулась на пядь, это  было  хорошо  видно  по  серой  полоске
песчаного грунта меж пленкой и зеленой травой. Сомнений не было:  утренний
дождь размыл  пленку  там,  где  она  была  потоньше.  Но  Марта  даже  не
обрадовалась своему открытию.  Машинально  отряхивая  пыль,  она  смотрела
вослед двум удаляющимся фигурам. Красное платьишко Лины, белая рубаха Рэма
еще долго виднелись на черном фоне. Прибежал запыхавшийся отец с  ненужной
винтовкой в руках....
     Снова посыпался дождь.
Предыдущая страница
1 2 3  4
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (2)

Реклама